Эрнст Малышев. Властелины Галактики



OCR: Сергей Кузнецов
Фантастическая эпопея. М.,"Прометей", 1989, 213 с.
(c) Эрнст Иванович Малышев, 1989
Эрнст Малышев
Властелины Галактики
Фантастическая эпопея
Книга первая
Содержание:
Властелины Галактики 1
Происшествие на Гронде 17
Прелестная Альдаида 26
Гибель Терпы 58
Найя - планета зыбучих песков 141

Пять ночей подряд я не смыкал глаз, с тех пор, как эту, еще совсем молоденькую красивую девушку привезли в бессознательном состоянии ко мне в реанимационное отделение.
Ее нашли рыбаки на берегу моря и привезли в клинику едва дышавшей. Она лежала на спине, широко разбросав по сторонам свои полуобнаженные, почти детские руки. Только по редким пульсациям показаний кардиометра можно было заметить, что жизнь едва теплится в этом юном теле.
На шестые сутки, едва раскрыв цвета морской волны глаза, она прошелестела:
- Где я... что со мной?
Комплекс проведенных всесторонних обследований определил полную потерю памяти. Она не помнила ничего, буквально ничего: ни свою фамилию, ни имя, ни родителей, откуда и каким образом оказалась на берегу моря. Профессор Глухов, тщательно изучая сиораму ее мозга, обнаружил любопытное явление: похоже, что центры памяти подверглись воздействию какого-то излучения.
Сообщение профессора заинтересовало академика Котри-кадзе, консультанта нашей клиники, одного из ведущих, специалистов страны в области нейрохирургии мозга.
Мне было невыносимо жаль бедную девушку, часами разглядывающую потолок над кроватью. Уже несколько месяцев специально организованная группа врачей различных направлений медицины билась над решением этой весьма незаурядной проблемы. Становилось совершенно очевидным, центры памяти мозга девушки подверглись интенсивному лучевому воздействию. Не вызывало никаких сомнений и искусственное происхождение лучей. Бесчисленные попытки восстановить память больной, несмотря на использование новейших достижений медицины, положительных результатов не давали. Даже Котрикадзе уже был готов отказаться от этой, как он выразился, "бесполезной затеи". Лишь по моему настоянию профессор Глухов согласился на проведение последнего эксперимента с использованием прибора Джаргабова, испытания которого в лабораторных условиях на обезьянах в сорока процентах случаев давали весьма положительные результаты.
Несмотря на то, что проведение эксперимента в клинических условиях сопряжено с рядом трудностей, нам удалось провести операцию в считанные часы и закончить ее около одиннадцати часов вечера.. Беспокоясь за состояние здоровья моей пациентки, я решил ночью подежурить у ее постели.
Спала она совершенно беззвучно, изредка по-детски шевеля губами. Вдруг, около четырех часов утра я услышал ее вполне внятный голос. Почти машинально переключив имеющийся в палате магнитофон на "запись", я придвинул его ближе к кровати.
Все происшедшее с девушкой было настолько необычно и сверхъестественно и так затрагивало будущее всего семимиллиардного населения планеты, что я вынужден воспроизвести ее повествование полностью, без всяких изменений и комментариев.
Вот что рассказала равнодушная пленка голосом столько пережившей девочки:
"В то роковое для меня утро я проснулась с предчувствием неминуемой беды. Какое-то странное беспокойство овладело мной. Я буквально не могла найти себе места - слонялась из угла в угол по комнате. Затем прошла на кухню, хотела позавтракать, но не было аппетита. Вернулась в комнату, села на диван, обхватив колени руками, и попыталась все-таки разобраться со своими непонятными ощущениями.
Мелодичный звонок вывел меня из оцепенения. Открыв наружную дверь, я увидела Сережку, моего одноклассника. Сказать, что я просто обрадовалась, было бы, наверное, мало. Во-первых, мы не виделись уже больше недели, во-вторых, мы с ним дружили с первого класса и за десять лет настолько привыкли друг к другу, что, пожалуй, не было ни одного вечера, чтобы мы не поболтали по видеофону, хотя сидели за одной партой и у нас было достаточно времени для общения. Кроме того, нас связывало общее увлечение подводным плаванием и историей, тем более, что в будущем году мы собирались поступать на исторический факультет Московского университета. Ну и наконец, он мне просто немножко нравился.
Сережка, заметив мое угнетенное состояние, сразу попытался вывести меня из "транса" своей постоянной шуткой:
- Ну, что, Рыжая, нос повесила? - заранее зная мою ответную реакцию, так как по всем канонам я была натуральной блондинкой.
Длинные до плеч волосы были предметом моей постоянной гордости и вызывали зависть у одноклассниц, предпочитавших современные короткие прически.
На этот раз его шутка не имела успеха и с места в карьер, как он всегда делал, Сережка предложил:
- Слушай, Лейла, пойдем к морю. Погода отличная, наш катамаран у причала. Махнем к пещерам!
Когда речь заходила о море, то меня уже не приходилось долго уговаривать, и через сорок минут мы подплывали к подножию огромной горы, далеко уходившей в море своими скалистыми отрогами. Там было множество гротов и подводных пещер, где мы обычно чудесно проводили время, обследуя каждый уголок, в надежде найти какие-либо следы пребывания сказочного великана Савоофа, согласно древнейшей легенде, обитавшего в этих краях более тысячи лет тому назад. Мое утреннее плохое настроение уже давно как рукой сняло, и я весело хохотала над Сережкиными смешными историями. Он выдумывал их сам и был большой охотник рассказывать, причем делал это весьма искусно с уморительной мимикой и жестами, копируя героев своих "потешек".
Сегодня мы решили обследовать скалу Лисий нос, отвесные стены которой, казалось, подпирали тучи. Особенно это было заметно в дождливую погоду, когда облака почти приникали к земле своими серо-белыми размывами. Медленно проплывая вблизи скалы на расстоянии пяти-шести метров, мы неожиданно обнаружили небольшой проход, и, разумеется, не замедлили направить туда свое судно, на борту которого красовалось мое имя, выведенное рукой моего друга затейливой древнеславянской вязью. Пролив был довольно узким, и мы едва протиснулись в это каменистое русло, слегка поцарапав борта катамарана. Метров через двадцать отвесные стены расступились и мы очутились в прелестном небольшом озерце, воды которого манили своей первозданной свежестью и синью. Нас охватило какое-то необычное ощущение тишины и спокойствия. Заглушив двигатель, мы улеглись на дно и, закрыв глаза, полностью отдали себя во власть нежно-теплых солнечных лучей. Казалось, все замерло вокруг, и мы были одни в этом прекрасном, нетронутом уголке, созданном самой природой. Меня понемногу даже стало клонить ко сну, но неожиданно раздался глухой хлопок. Мы вскочили на ноги и посмотрели друг на друга. На мой недоуменный взгляд Сергей лишь пожал плечами. Постояв несколько секунд неподвижно, прислушиваясь к тишине и не обнаружив ничего необычного, мы заняли прежние позы. Минуты через две хлопок повторился. На этот раз он настолько разжег наше любопытство, что мы решили немедленно обследовать наше убежище самым тщательным образом.
Первым бросился в воду Сергей. Вода была чиста и прозрачна, я отчетливо видела все его движения, но когда он глубоко нырнул, видимо, надеясь достичь дна, меня охватило то необъяснимое беспокойство, которое преследовало меня дома до появления Сережки в нашей квартире. Прошло несколько томительных секунд, пока вынырнувший приятель не сообщил, что глубина жуткая... и чем дальше от поверхности, тем вода теплее. Затем он доплыл до противоположной стены нашего каменного мешка и на расстоянии вытянутой руки до нее встал во весь рост, при этом вода еле доходила ему до плеч. Крикнув мне, что нашел какой-то выступ, сделал приглашающий жест рукой, и через мгновение я плыла к нему.
Постояв вместе на выступе, мы решили определить его очертания и размеры и двинулись вдоль стены, слегка касаясь ее руками. Кое-где вода доходила даже до пояса, а в одном месте оказался обрыв, так что шедший впереди Сережка ушел под воду с головой и, быстро вынырнув, шумно отфыркивался, мотая из стороны в сторону своей темноволосой макушкой. Затем он, не сказав мне ни слова, снова ушел под воду. Когда в очередной раз его голова показалась над поверхностью, я ехидно спросила, что же он там такое обнаружил интересное. Вместо ответа он нырнул снова и не показывался довольно долго. Наконец, с шумом выскочив до пояса из воды и едва отдышавшись, сообщил, что нашел в скале огромное круглое отверстие.
Не поверив ему, я нырнула за ним и, действительно, на глубине около пяти метров обнаружила вход в какой-то канал явно искусственного происхождения, так как стены его были идеально отшлифованы и покрыты слоем какого-то металла.
Не сговариваясь, мы ныряли по очереди, пытаясь определить длину канала и его направление. Но чем больше мы ныряли и дольше оставались под водой, становилось яснее, что даже если и пронырнем до конца грота, то не хватит воздуха вернуться обратно. Решив в последний раз попытать счастья, я сделала головокружительный вдох и нырнула в пугающе темную глубину тоннеля. Чувствуя, что мне уже не хватит воздуха, чтобы вернуться назад, я попыталась резко развернуться, но ударилась головой о выступ скалы, потеряла ориентировку и бешено заработала руками и ногами, пытаясь как можно скорее выбраться на поверхность.
Уже почти теряя сознание, я резко рванулась вверх, вода расступилась, и меня охватил ужас: над моей головой не было солнца. Судорожно хватаясь руками за стены, я пыталась найти хоть какой-нибудь выступ выше уровня воды, чтобы перевести дыхание. Неожиданно правая рука уперлась в исключительно гладкую поверхность большого кольца. Обеими руками схватившись за его нижнюю часть, я перевела дыхание, облегченно вздохнув, - по крайней мере, у меня еще есть хотя бы шанс не рухнуть в эту мрачную глубину.
Постепенно глаза привыкали к полумраку подводной пещеры. Размеры ее были так велики, что очертания стен далеко терялись за пределами видимости. Между тем воздух был прохладным, как-то по-особенному легким, будто колоссальный кондиционер нагнетал сюда свежую струю кислорода.
Приглядевшись к своду пещеры, я обнаружила, что из находившегося в нем трапециевидной формы проема исходит зеленоватое фосфоресцирующее свечение, которое дорожкой освещало ведущие к нему высеченные в скале ступени, раза в три превышавшие размеры ступенек лестничных маршей обыкновенного жилого дома. Мне ничего не оставалось делать, как попытаться добраться до верха, тем более, что другого выхода у меня просто не было. Надеяться на Сережкину помощь, пожалуй, не приходилось, ведь только случайность позволила мне выбраться из тоннеля. Держась руками за кольцо, я нащупала нижнюю ступеньку и, обретя под собой твердую опору, решилась двинуться вверх.
Ступени были влажными и немного скользкими, но на расстоянии двух вытянутых рук попадались кольца, подобные нижнему, благодаря которым мне удавалось потихоньку продвигаться кверху. Характер расположения ступеней очень напоминал винтовую лестницу.
Около получаса напряженного пути привели меня к гладкой стене. Безуспешно пытаясь найти очередное кольцо, я обнаружила довольно значительное прямоугольное углубление. В его центре оказалась большая рукоятка, своей формой напоминавшая рубильник, - их еще лет тридцать назад использовали в электрических устройствах. Я очень устала, но присесть было негде, так как верхняя ступенька оказалась особенно скользкой, а перспектива загреметь вниз с такой высоты меня ничуть не устраивала. Чтобы дать возможность хоть немного отдохнуть ногам, я всей тяжестью тела повисла на рукоятке.
К моему изумлению, я почувствовала, что стена, как описывалось в старинных романах, поползла в сторону и передо мной открылся пятиугольный проем. От неожиданности я несколько мгновений не могла придти в себя. Наконец, опомнилась и увидела перед собой тоннель большого диаметра. Стало значительно светлее, и мне удалось разглядеть, что вся его поверхность выложена металлом голубоватого цвета. Под ногами у меня оказалась металлическая с квадратными ячейками решетка размером около полутора метров, причем полосы ее были настолько широки, что на них без труда могли поместиться, по крайней мере, четыре моих ступни. Осторожно ступая по полосам решетки, я решительно двинулась вперед. По мере движения становилось светлее, правда, каждый шаг давался далеко не без труда, так как босые ноги скользили по металлу, как по льду. Внезапно тоннель резко повернул в сторону, и перед моими глазами открылась панорама гигантского зала с расположенными по периметру колоннами, буквально подавляющими своими размерами. Зал был настолько велик, что противоположная сторона, подобно миражу, еле виднелась в мрачном, тускло-бледном полумраке слегка светившихся колонн. Слева и справа от входа я насчитала по четыре огромных кресла, расположенных между колоннами, с необычайно высокими спинками, направленными к центру зала. Перед каждым креслом весь промежуток между колоннами занимал вогнутый матово-черный экран с вмонтированной в него панелью управления, заполненной многочисленными различной конфигурации кнопками, рычажками и выступами.
Величина кресел была настолько велика, что сиденья, выделанные из необычайно мягкого и бархатистого на ощупь материала, находились на уровне моей груди. Я стала обходить кресла с левой стороны одно за другим и когда дошла до четвертого, буквально остолбенела от страха. В нем неподвижно сидело гигантское существо в круглом шлеме, на верхушке которого покачивались на тонких стержнях два золотистых шарика.
Первой моей мыслью было броситься бежать, но я как зачарованная не могла оторвать глаз от этого зловещего монстра. Наконец, я несколько пришла в себя, тем более, что чудовище сидело спокойно и не делало попыток добраться до меня. Осторожно, на цыпочках я двинулась к выходу; между тем меня охватил сильнейший озноб - в зале было довольно прохладно, а в мокром купальнике, босиком, да еще на металлическом полу долго не проходишь. Кстати, пора было подумать, как отсюда выбраться, тем более, что встреча с великаном меня почти доконала.
У самого выхода я обратила внимание на две сферические ниши, расположенные по обе его стороны. На одной из них на конусовидном рычажке висел кусок шерстяной ткани, чем-то напоминавший плащ, который носили в средние века. Сообразив, что этот лоскут наверняка согреет, я сдернула его, при этом слегка приоткрылась имевшаяся в нише трапециевидная дверца, а весь зал начал светиться голубоватым сиянием. Постепенно засветлели и экраны, расположенные напротив каждого кресла. Я, хотя и закуталась в накидку, но особенно не согрелась, в то же время меня одолевало сильнейшее любопытство, тем более, что сидевшее в кресле существо до сих пор не подавало признаков жизни.
Про себя я подумала, что это скорее всего робот, а возможно, и просто пустой скафандр, иначе он обязательно бы прореагировал на устроенную мной иллюминацию. Мне пришлось пережить несколько неприятных минут, когда я, забыв про осторожность, подошла к первому экрану и заглянула в него. За экраном в двух прозрачных саркофагах лежали голые мужчина и женщина, оба черноволосые, с желтоватым цветом кожи. В левой части экрана на прозрачных прямоугольниках были изображены: глаз с узким разрезом, нос, губы и различные части тела, а вся вертикальная колонка табличек заканчивалась рисунком человеческого силуэта с цифрами, видимо, обозначавшими различные параметры. Точно такая же вертикаль прямоугольников была и в правой части со стороны саркофага женщины. В центре, над обеими колонками прямоугольников, совершенно отчетливо было изображено внутриклеточное строение человеческого организма, хромосомы с какими-то пометками, длинные нити нуклеиновой кислоты.
Между двумя саркофагами покоился прозрачный шар, наполненный мутноватой жидкостью. Заглянув во второй экран, я увидела то же самое, но тела мужчины и женщины были уже черными, у третьего - бронзовыми. Заглядывать в четвертый экран я не стала, не решаясь повторить встречу с циклопом.
Меня почему-то особенно заинтересовали черные фигуры мужчины и женщины, видневшиеся в саркофагах второго экрана. Чтобы получше их разглядеть, я попыталась вскарабкаться на сиденье кресла, но сделать это удалось лишь после третьей попытки, когда, уцепившись за подлокотники и подтянувшись, рывком перекинула тело вперед и вверх. Во время этой операции я, видимо, случайно нажала одну из кнопок, вмонтированных в панель, находящуюся с передней стороны подлокотника. Кресло немедленно пришло в движение, а потолок и экраны засветились ярким светом. Судорожно вцепившись в подлокотник, я попыталась удержаться на краю, но центробежная сила вращения заставила меня сползти назад и прижала к спинке кресла. Одновременно совершенно непроизвольно я нажала еще какие-то кнопки и в результате с запрокинутой головой и задранными вверх ногами, весьма в неудобной позе, полулежала, уставившись в потолок, вследствие того, что кресло, изменив угол наклона, развернулось к центру зала.
На потолке в это время происходили удивительные превращения. Вначале я увидела как бы географическую карту Земли с двумя полушариями, на которых ясными контурами были обозначены все материки. Одно из полушарий "растаяло", а второе, увеличиваясь в размерах, заняло всю площадь. Затем весь экран заполнил ясно видимый материк Африки.
Он разрастался, уже не стало видно его очертаний. Вскоре появилась деревня с конусообразными крышами и... наконец, появилось изображение двух мучительно умирающих негров - мужчины и женщины. По деревне бродили полунагие, изможденные люди в лохмотьях, которые один за другим падали в конвульсиях на землю и с искаженными болью лицами застывали в самых неожиданных позах. И лишь один, совершенно голый негритенок, долго бродил между трупами, а вскоре и он упал... и затих.
Это страшное зрелище сменила панорама большого промышленного города, явно расположенного где-то в Африке, мужчины и женщины негроидной расы, в изодранных., грязных современных костюмах и платьях, шатаясь из стороны в сторону, брели по улицам с остановившимся транспортом... между домами, зияющими провалами окон, с выбитыми стеклами и сорванными с петель дверями. Бездействовали фабрики, заводы. И всюду трупы, трупы.,. Дикая, страшная агония умирающего города!..
Когда на экране вновь появилось изображение африканского континента, то оно было перечеркнуто зловещим черным жирным крестом...
Внезапно экран потолка озарился отблесками извергаемой со всех сторон лавы вулканов, тучи пепла и растекающиеся по всем сторонам ,реки раскаленной магмы поглощали города и поселки, гигантские трещины от землетрясений, сотрясавших материк, жадно поглощали в себя целые регионы...
Наконец, на экране появился огромный безжизненный скалистый остров, со всех сторон омываемый огненным океаном бушующего пламени.
Экран начал постепенно гаснуть, мое кресло вернулось в прежнее положение. В это время прозрачные саркофаги за экраном, расположенным между колоннами, тоже задвигались, из горизонтального перешли в вертикальное положение, все трафареты и таблички сложились внутрь и вспыхнувшее пламя мгновенно охватило содержимое каждого саркофага, и они обратились в оплавленные, обугленные черные столбы. Только шар, расположенный между ними, продолжал с бешеной скоростью вращаться, пока от тепла горящего огня мутная жидкость не превратилась в газ, разорвавший его на мелкие части...
Затем потемнели все экраны, а все кресла, за исключением одного, где находился робот, ушли в пол. От страха и ужаса я почти потеряла сознание и несколько минут в оцепенении лежала на холодном полу. Из всего увиденного я почти ничего не поняла, и если бы мне не было всего шестнадцать лет, то, вероятно, я бы просто сошла с ума от пережитого. Но молодость взяла свое. Я встала на четвереньки, потом... на ноги и, слегка покачиваясь, пошла к выходу из этого жуткого зала.
Однако тут же вернулась, любопытство пересилило страх и я решила все-таки разглядеть хозяина единственного оставшегося в зале кресла. Я видела его только в профиль, поэтому на этот раз решила попытаться зайти со стороны экрана, но какая-то сила, видимо, силовое поле, не давала мне возможности сделать это. Стала нажимать подряд все кнопки на подлокотнике кресла, внезапно оно задвигалось вокруг своей оси. Я вздрогнула от неожиданности и поспешила зайти за его спинку, но оказалась плотно прижатой к пульту экрана. Очевидно, при этом я нажала на какие-то клавиши, так как весь зал озарился ровным серебристо-белым светом. На пульте что-то защелкало, замигало, зажигались и гасли многочисленные табло и световые устройства.
От испуга я отскочила к центру зала, но постепенно осмелела и шаг за шагом вернулась обратно и принялась внимательно разглядывать шлем с золотыми шарами на тоненьких стержнях. Подойдя совсем близко, обнаружила, что силовое поле отсутствует. Осмелев, потрогала огромную, в надувной скафандровой перчатке, руку. Ткань оказалась удивительно гладкой и теплой на ощупь. Весь скафандр как бы состоял из поперечных выпуклых "колбасок", причем на груди они были значительно больше, а на руках и ногах - помельче.
Не выдержав, я вскарабкалась на подлокотник и оттуда, встав на него ногами, заглянула внутрь шлема. Из-за темноты я практически ничего не увидела, тогда, взявшись обеими руками за те части шлема, где, по всей вероятности, находились слуховые диски, я попыталась прижать голову к спинке кресла для того, чтобы внутрь шлема упал свет и можно было бы разглядеть лицо робота, а возможно, и... Пришельца. В этот момент под пальцами что-то дважды пискнуло, испуганно отдернув руки, я увидела, как золотые шарики ярко вспыхнули, между ними проскочили голубоватые искорки-молнии, а на меня, сквозь прозрачную часть шлема, уставились два неподвижных огромных рубиновых глаза.
От испуга и неожиданности у меня закружилась голова и я чуть не свалилась с кресла, но быстро пришла в себя, осторожно сползла на пол и отошла на несколько метров в сторону... Пришелец!!!
А в том, что это именно так, у меня уже не было никаких сомнений. Слишком умным и все понимающим для робота был взгляд этих ярко-красных глаз. Мне в какое-то мгновение даже показалось, что, он не только прочитал все мои мысли, но и достиг самых глубин сознания. Постояв еще несколько минут вблизи кресла и убедившись, что его владелец по-прежнему не подает признаков жизни, я бросила взгляд в правую сторону от кресла. Передо мной высился необычайно больших размеров, многометровый пульт управления с сотнями клавиш, кнопок, непонятного назначения переключателей с различными стрелками, кружочками, разнообразной конфигурации значками.
Внезапно мертвую тишину зала разорвали звуки тихой музыки, явно неземного происхождения, но очень мелодичной, а на потолке снова вспыхнул экран.
Я увидела величественный зал круглой формы, заполненный существами, похожими на людей. В центре Зала находилось сооружение, напоминающее трибуну, но медленно вращающееся вокруг своей оси, на ней кто-то стоял. Затем изображение трибуны стало увеличиваться... и вот уже весь экран заняло лицо выступавшего.
У него была большая, совершенно лысая голова - округлая, слегка приплюснутая с боков, но с висков до середины совершенно квадратных скул свисали два серебристых локона волос. Надбровные дуги в виде треугольников были также безволосыми, но что особенно выделялось на лице, так это огромные, занимавшие больше половины лица, ярко-рубиновые глаза. Вместо носа были заметны две небольшие круглые дырочки. В безгубом ротовом отверстии вместо зубов виднелись какие-то пластинки, на месте ушей находились два ровных бугорка.
Особенно примечательным было постоянное изменение цвета его лица - от голубого до темно-лилового с самыми разнообразными оттенками. Широкий лоб был перехвачен прозрачным голубоватым обручем с тремя большими кристаллами. В центре переливался всеми цветами радуги огромный кристалл белого цвета, похожий на бриллиант, на левом виске горел ярко-красный камень, а с другой стороны . искрился зеленый. Весь обруч был пронизан золотыми жилками; при повороте головы они ярко вспыхивали.
Пока я его внимательно разглядывала, даже не сразу сообразила, что каким-то образом до меня доходит смысл его речи. По всей видимости, кто-то настроился на биополе моего мозга и телепатировал слова оратора.
Это был реквием моей родной планете. Естественно, я не могла запомнить всего, но основное буквально врезалось в мою память и, не переставая, звучит у меня в мозгу, отдаваясь постоянной болью, острым нетерпением и желанием донести возможно скорее до человечества...
"Уже два раза возникала на Земле разумная жизнь и неизменно погибала. На этот раз мы населили ее разумными существами, подобными нам. Только эти существа, называющиеся людьми, сами обрекли себя на гибель. Их разум получил развитие не в сторону обеспечения процветания планеты, на благо жизни и здоровья людей и животных. Еще ни одна цивилизация в нашей Галактике не додумалась до таких варварских, изощренных методов и способов уничтожения себе подобных. Вместо борьбы со своими болезнями, вызванными их собственной хозяйственной деятельностью, нарушением экологии, отравлением атмосферы, морей и океанов, они вывели десятки видов болезнетворных микробов для взаимного уничтожения. Мало того, ими изобретено оружие для глобального уничтожения всего живого и они готовы, да, постоянно готовы пустить его в ход...
Я настаиваю на уничтожении этих жалких поселенцев планеты Кориэллы, они называют ее Землей, Этот вид гуманоидов должен навсегда исчезнуть вместе со своими смертоносными идеями!"
В этот момент оратор стал темно-лиловым и его ярко-рубиновые глаза и все три кристалла на обруче испустили снопы искр. Затем, несколько помедлив, он продолжал:
"Естественно, человечество не должно знать о принятом нами решении. Так же, как оно не завоевало право знать о существовании Совета. Полагаю, что наиболее гуманным способом уничтожения населения Земли будет воздействие на иммунную систему человека.
Далее, мы направим на Землю бактерий-санитаров для уничтожения всех трупов и продуктов распада. Все ценности и изделия из драгоценных камней и металлов необходимо собрать в Малом Хранилище Совета. Затем с помощью землетрясений мы произведем передвижку континентов. Большую часть из них опустим в океаны, а часть морского дна придется поднять и сделать сушей... Ну и, наконец, заселим планету другими существами по нашему выбору. Свои ошибки мы должны исправлять сами..."
Среди присутствующих воцарилось напряженное молчание. Экран на потолке потемнел и погас.
Вновь глубокая и мрачная тишина наполнила громаду зала. Я бессильно опустилась на пол и лихорадочно думала, что предпринять. Любой ценой я должна вырваться отсюда и предупредить человечество о готовящемся против него заговоре этих неведомых и, видимо, всесильных существ. А может быть... уже поздно и я видела запись какой-то старой пленки?
Внезапно почувствовав чей-то взгляд, я подняла голову и увидела, что фигура в кресле изменила свое положение и за каждым моим движением пристально следят блестящие рубиновые глаза,
И вдруг снова в моем мозгу совершенно явственно послышались слова:
"Не бойся, Лейла... Я твой друг... Меня зовут Эль Ней, Я с планеты Андриолла. Во время телепортации случилось непредвиденное. Если бы ты случайно не включила интек-тор, то моя участь была бы предрешена. Ты спасла мне жизнь. Но у нас не принято быть обязанным. Я специально продемонстрировал тебе заседание Совета Создателей, где решалась участь вашей планеты. Ты видела выступление Олк Хита, сторонника самых радикальных мер.
Совет Создателей пока не принял никакого решения. Сюда, на Кориэллу, направляется специальная экспедиция. Она еще раз проведет всесторонние исследования, проанализирует положение дел на планете и доложит свои предложения Совету. Я руководитель этой экспедиции и прибыл сюда первым.
Уже сотни тысяч лет по вашему исчислению здесь функционирует эта исследовательская станция, куда ты как-то сумела проникнуть. Она постоянно окружена непреодолимым силовым полем. Видимо, вследствие несчастного случая, происшедшего со мной во время телепортации, в каком-то месте произошел разрыв поля, что и позволило тебе проникнуть в нашу тщательно охраняемую тайну. Земляне не должны ничего знать о нашем существовании. Ваша цивилизация слишком молода и пока не созрела для Внешних Контактов. Тем более, что у вас процветают жестокость и насилие. Между народами планеты, независимо от цвета кожи, обладающими одинаковой генетической структурой, существует антагонизм и ненависть.
История Галактики знала такие примеры, но в большинстве случаев такие цивилизации погибали. Разум должен быть прежде всего гуманным и всепрощающим.
Подойди ближе, Лейла, не бойся, не забывай, что я теперь твой брат. На Андриолле с древности существует обычай. Человек, спасший жизнь другому человеку, навечно становится его самым близким родственником..."
Я осторожно сделала несколько шагов и почти вплотную приблизилась к креслу. Пришелец протянул руку и еле коснулся меня пальцем. Мое тело сразу согрелось. Стало необычно легко и свободно дышать. Я почувствовала себя сильной, уверенной, независимой, казалось, еще секунда и у меня вырастут крылья, и я смогу взлететь под своды этого огромного зала.
Прочитав мои мысли, Эль Ней продолжил:
"Условия жизни на Андриолле совсем иные, поэтому мы такие высокие по сравнению с вами. Кстати, жители моей планеты самые рослые гуманоиды в Галактике.
Я уже изучил твой мозг и мое представление о землянах совершенно изменилось. Ты прекрасная, добрая девушка. Настоящее разумное существо. Если на вашей планете хотя бы половина людей похожа на тебя, то как объяснить то зло, которое вы творите? Как объяснить тот вред, который вы наносите планете, вскормившей вас? Как объяснить совершенно непредсказуемое поведение отдельных особей, готовых в любое мгновение начать всемирную бойню и взаимоуничтожение...
Видимо, нам следует более тщательно разобраться в сложившейся на Земле ситуации. А пока, чтобы хоть немного отблагодарить тебя, могу предложить тебе чудесное путешествие. Не выходя отсюда, ты сможешь присутствовать на многих планетах Галактики. Ты узнаешь жизнь Андриол-лы, побываешь в ее изумительных городах, увидишь ее сказочную, несравненную природу.
Ты побываешь на грозной, непокорной Гронде и на прелестной Альдаиде, и на загубленной, обезображенной Терпе, и на прекрасной Элве с ее неповторимыми" экзотическими животными, и на грустной, задумчивой Найе.
Вместе с нашими экспедициями ты сможешь участвовать в освоении многих планет, пережить несравненные мгновения счастья созидания и творчества..."
Он пристально поглядел на меня, и я увидела летящий в воздухе маленький серебристо-перламутровый шарик. Он медленно, слегка покачиваясь, как бы нехотя, проплыл перед глазами и аккуратно прилепился к моему уху.
И я почувствовала странное ощущение, что я лечу. Да, лечу... Лечу в космосе, в безвоздушном пространстве. Передо мной, вокруг проплывают миллионы звезд, тысячи созвездий, целые галактики...
Происшествие на Гронде
Вечно закутанная газовым туманом и высоким плотным слоем атмосферы, отражавшим все виды направленных излучений, Гронда манила и привлекала своей загадочностью.
Почти случайно ее вычислил Великий Эг Хут, когда установил минимальное отклонение от орбиты девятой планеты двойной звездной системы Дельры. Эта десятая планета вращалась по немыслимой траектории, вопреки закону Тер Бега и принципу Залаксации.
Уже первые сообщения, поступившие от биоспутников, в высшей степени заинтересовали Совет Андриоллы.
Экспресс-анализ атмосферы, состоявшей из различных газов, пыли, взвеси горных пород, определил наличие в ней всех известных науке драгоценных и редких металлов. Кроме того, обнаружились следы чрезвычайно ценных кристаллических образований.
А на огромной планете никаких признаков растительности и живых существ. На Гронде царил бы полный мрак, если бы не огромное количество действующих вулканов.
Планета буквально бесновалась от землетрясений и многочисленных извержений вулканов; с вершин высоких гор стекали огненные реки лавы. Дым, пар, пепел, грязевые выбросы, взвеси горных пород, различные газы заполнили атмосферу. Глубокие трещины, новые вздыбленные горные хребты придавали грозный облик этой планете.
На Гронду была направлена специальная экспедиция под руководством Но Мара. Исследователи долго искали место для посадки корабля и все же угодили прямо в кратер потухшего вулкана, заполненного пеплом и мелкой пылью. Мгновенно сработало аварийное устройство взлета и корабль вынырнул из неожиданной ловушки. Поиски нового места для посадки заняли несколько больше времени, чем предполагалось.
Звездолет, рассчитанный на работу в особых условиях, имел шарообразную форму с несколько приплюснутой нижней частью. Он сел на поверхность гигантской грязевой впадины, клокотавшей от постоянных выбросов. Сразу же вылетела первая пара разведчиков на небольшом прозрачном каплолете. Облетая планету на небольшой высоте, они периодически останавливались для исследований грунта и воздуха.
Учитывая, что здесь постоянно возникали сильные магнитные бури, кроме обычных видов связи с каплолетом была установлена биосвязь. Тщательно, сектор за сектором, разведчики обследовали поверхность планеты вокруг места посадки звездолета, которое на этот раз было выбрано относительно удачно - вдали от действующих вулканов, словно на спокойном островке, затерявшемся в бешеном море клокочущей лавы и грохочущих выбросов вулканического пепла.
Эль Рад, самый юный член экспедиции, увидев слева по курсу трещину, наполненную жидкостью, отливающую серебристо-белым блеском, остановил каплолет прямо над ней. Отвесные стены трещины сияли желтизной благородного металла.
Берега этой природной сокровищницы оказались усыпанными огромным количеством блестящих белых кристаллов самой разнообразной формы и размеров. Эти кристаллы, в чистом виде не встречающиеся на Андриолле, обычно изготавливались искусственным путем под высоким давлением из элемента Таблицы Гор Тара.
После внимательного изучения образцов Но Мар собрал экипаж и объявил результаты. Они оказались ошеломляющими - впервые в природе в чистом виде обнаружены колоссальные запасы драгоценных металлов и редких кристаллов. Было принято решение переместить корабль поближе к трещине.
Внезапно сильный удар в днище резко качнул звездолет. От неожиданности никто не смог устоять на ногах. Что произошло, было неясно, - погас экран наружного обзора. Второй более мощный удар с противоположной стороны завертел корабль и вращение становилось все быстрее и быстрее. Звездолет засасывало в образовавшуюся гигантскую грязевую воронку. Автоматический сперлинг вырвал корабль из воронки и он на небольшой высоте завис над местом посадки.
Роботы очистили экран и экипаж увидел, как колоссальные фонтаны грязи тянулись к звездолету, пытаясь достать добычу, неожиданно вырвавшуюся из объятий стихии.
После внешней очистки корабля отходы обычно собирались в специальную капсулу и после предварительного анализа автоматически сбрасывались.
На этот раз безупречно отлаженная система не сработала: робот-контролер отказался сбросить содержимое капсулы. Ситуация оказалась настолько неожиданной, что Но Мар немедленно спустился вниз, - лично выяснить причины отказа. Все отходы, оставшиеся после очистки корпуса звездолета, были перегружены в контейнер, напичканный различными анализаторами.
После тщательной очистки содержимое инкера грудой легло в прозрачную полусферу и засверкало, заискрилось всеми своими гранями: грязевой гейзер, колотивший по днищу корабля, представлял собой немыслимое количество драгоценных кристаллов!
Еще долго экипаж разглядывал изумительные по красоте камни. Корабль перебазировался непосредственно к трещине, обнаруженной Эль Радом.
Со звездолета хорошо просматривалась большая трещина. Левая часть стены, более обрывистая, состояла из скальных пород, испещренных толстыми прожилками желтого металла. Правая сторона, почти пологая, была усыпана кристаллами.
Гронда оказалась естественной кладовой редких металлов и разнообразных кристаллов. Когда сбор коллекции минералов подходил к концу, Но Мар послал сообщение Совету: стало совершенно очевидным, что необходимы самые серьезные меры по тщательному обследованию и изучению поверхности планеты. В назначенное время Совет не вышел на связь. Но Мар приказал Эль Раду со срочным докладом телепортироваться на Андриоллу.
До его возвращения наметили закончить формирование коллекции обнаруженных минералов и металлов. Грузовой отсек был уже набит до отказа, когда почувствовалось странное подрагивание корпуса звездолета, глухой гул и грохот, доносившийся из недр планеты. Грохот постепенно усиливался, звездолет задрожал от бесконечных прерывистых сотрясений почвы.
Внезапно все осветило гигантское пламя и вслед за оглушительным взрывом под кораблем появилась трещина, которая стала медленно расползаться в стороны. Еще мгновение и звездолет, накренившись, соскользнул бы в бездну, но автоматический сперлинг и на этот раз спас корабль.
Зависнув над трещиной, Но Мар мог вести наблюдение.
В этот момент исчезло изображение на экране обзора, замигало табло аварийных систем, выключилось освещение помещений, тело огромного корабля завибрировало. Едва Но Мар успел дать экипажу команду на телепортацию, как звездолет обрушился в зияющий мрачный провал и был мгновенно погребен в пучине пылающей лавы. Сомкнув гигантские челюсти, трещина сошлась, скрыв все следы пребывания Пришельцев.
Через несколько мгновений на планете появился Эль Рад. Он с недоумением огляделся по сторонам и не обнаружил корабля на прежнем месте. Неожиданно сумрачная планета озарилась яркими всполохами, которые так же быстро погасли, как и появились.
Озадаченный Эль Рад подобрал несколько кристаллов и немедленно телепортировался на Андриоллу в Зал Совета, где увидел остальных членов экипажа своего звездолета.
В дополнение к рассказу Но Мара о несметных сокровищах планеты и ее страшных сюрпризах Эль Рад предъявил Совету разноцветные кристаллы, которые он успел захватить с собой перед телепортацией. Даже эта незначительная часть образцов свидетельствовала о грандиозных перспективах освоения грозной планеты.
Предусмотрев все особенности Гронды, с учетом опыта, полученного в результате неудавшейся экспедиции, Совет принял решение послать еще три звездолета.
Экипажи первых двух составляли ученые и исследователи, а в состав третьего вошли, в основном, строители и роботы различных типов для возведения на орбите Гронды первой промышленной станции.
Экспедиция стартовала на Гронду. Самый крупный звездолет, приспособленный для строительства станции, остался на орбите, а два других спустились на планету.
Между кораблями и каплолетами была установлена надежная связь, практически исключающая всякие неожиданности. Основу плато, на которое опустился корабль Но Мара, составлял твердый сплав металлов необычной природы, в котором то и дело попадались черные кристаллы с удивительной способностью рассеивать свет.
Для детального обследования грязевой впадины был направлен робот-плывун. Проверяя инкер с доставленными роботом кристаллами, Но Мар заметил в сверкающей груде неправильной формы темный предмет.
Странную находку вытащили из светящейся массы и положили на подставку. Предмет пришел в движение с помощью восьми беспалых сросшихся коротких лопастей, которые одновременно вращались, придавая ему поступательное движение. Спина в виде бугристого панциря была покрыта конусообразными наростами.
Когда существо после осмотра опустили на пол, оно неожиданно уверенно устремилось к выходу из корабля, оставляя после себя дорожку из блестящих капель. Изучить причины появления капель не было времени, но сообщение о необычной находке передали Совету.
Огромный звездолет сооружал на орбите Гронды станцию по приему и переработке сырья. Роботы быстро воздвигали шарообразное здание Центра со складами для размещения драгоценных металлов и кристаллов планеты с целью дальнейшей их переброски на Андриоллу.
Орбитальная станция кольцом опоясала планету. Это был гигантский автоматизированный комплекс. Из химически чистых металлов изготавливались различные изделия с металлоемким профилем, из газов атмосферы, раскаленных рек и озер планеты делались уникальные пластмассы с редкими качествами. Причем технология была предельно проста. В общем, работа велась по последним достижениям ученых Большого Галактического Кольца. Для каждой из планет станция выполняла различные заказы. Уже вырисовывались контуры нового звездолета из материалов, которым не страшны магнитные бури Гронды. Обслуживание станции было целиком автоматизировано и не требовало присутствия человека.
Наконец, все три звездолета покинули Гронду и устремились на Андриоллу.
Настроение у всех было отличное, но особенно радовался Эль Рад. Когда его рекомендовали в состав экспедиции, у многих Разведчиков это вызвало недоумение. Ведь Эль Рад еще находился в первой четверти Первого Круга Развития. Однако уже в эти годы он много знал и умел, как и его сверстники на Андриолле. Блестяще овладев знаниями по нескольким направлениям Вауки, Эль Рад теперь решал, в какой области ему совершенствоваться. Одно уяснил твердо - на данном этапе займется Контактами. Ему легко давались знания по медицине, и это сыграло роль в его выборе. Кроме научных знаний все дети этого возраста должны были овладеть умением телепортации себя и предметов на различные расстояния, освоить общие каналы телепортации, безошибочно оказываться в намеченном месте. В этом направлении Эль Рад превзошел сверстников. В экспедиции он должен был проверить свое умение телепортнроваться с другой планеты на Андриоллу. Взрослые не вмешивались. Эль Рад был предоставлен сам себе и порой всех удивлял неожиданными перемещениями внутри своего звездолета и появлением на других.
Эль Рад неожиданно вспомнил, что на Центральной станции забыта живая находка с Гронды. Он тотчас очутился там вместе с индивидуальным роботом-наставником, с которым не расставался с самого рождения. Найти крохотное создание было нелегко. Выручил До-Дги, наставник. Он включил индикатор теплового импульса живого существа, и они безошибочно направились в сторону, указанную прибором. Малютка сидела под креслом у четвертого выхода из зала. Все двери открывались биоимпульсами мозга, но сейчас были закрыты.
Эль Рад бережно взял животное в руки и погладил перчаткой скафандра по шершавой горбатой спине. Животное пискнуло и открыло один из шишковатых наростов. На мальчика уставился темный блестящий глаз. Это не смутило его и он продолжал гладить животное, ласково приговаривая:
- Забыли про тебя, а ведь тебе тут и поесть нечего. - Животное снова пискнуло. - Сейчас мы что-нибудь придумаем.
Он нажал сигнал вызова дежурных роботов и велел доставить с планеты контейнер с породой Гронды.
Вскоре большая горка почвы уже лежала в соседнем помещении. Эль Рад посадил животное на гребень холмика и оно быстро закопалось.
"Бедняжка, - подумал Эль Рад, - что она там найдет? И вообще, что он может есть?"
Эта мысль заставила его изменить первоначальное намерение отпустить малютку на Гронду. Он решил задержаться на станции и понаблюдать за существом. Заодно будет время заняться любимой проблемой контактов.
Сначала он поручил роботу обеспечить нормальные условия существования для себя и сделать большой зимний сад из грунта Гронды, где будет находиться животное. В грузовых отсеках были семена различных растений, ,они быстро росли в емкостях с питательным раствором. Так что скоро все преобразилось: зажурчал искусственный ручеек среди глыб с Гронды, растения набирали силу, искусственное светило освещало помещение с беседкой в центре. Животное то зарывалось в грунт, то ползало по поверхности, не проявляя интереса к растениям и воде. Иногда оно появлялось у беседки и даже пыталось преодолеть единственную ступеньку.
Тогда Эль Рад брал животное на ладонь и подолгу разглядывал его строение, дотрагивался до лапок, заглядывал в единственный глаз, разговаривал, поглаживал. Однообразие обстановки действовало удручающе. Робот-наставник продолжал обучение мальчика, но на того напала такая тоска, что он впервые подумал о возвращении на Андриоллу. Однако устыдившись этого порыва, Эль Рад переместился в Технический Центр и дал программу на изготовление двух роботов, внешне похожих на себя: один, по характеру комик-остряк, был полной противоположностью другому - чрезмерно рассудительному, недоверчивому, любителю беззлобно поворчать. Первого назвал Эль, а второго Рад. Теперь жизнь на станции приобрела другой характер. Все трое с удовольствием выслушивали поучения наставника, проводили различные эксперименты. Там, где был Эль, всегда звучала музыка, и он ходил, приплясывая и напевая.
Однажды остряк Эль принес животное в лабораторию, где Эль Рад проводил опыты. Животное лежало вверх лапками и истошно пищало. Эль Рад вырвал его из рук робота и заметил, что оно подросло и потяжелело. Эль. получил замечание, и животное было водворено в свое помещение.
Вот уже и первый звездный корабль, созданный на орбите Гронды, ушел на Андриоллу с полным контейнером редких изделий, кристаллов, слитков благородных металлов.
Роботы Эль и Рад всегда конфликтовали. Эль любил музыку и иногда доводил ее громкость до предела, так что ворчание Рада тонуло в ней. Мальчик вмешивался и восстанавливал мир, но затем все шло по-прежнему.
С некоторых пор Эль Рад перестал носить скафандр - их помещения были изолированы от технических комплексов и оборудованы установкой по созданию искусственной атмосферы, схожей с атмосферой Андриоллы.
Однажды он проснулся от сигнала общей тревоги. Робот-наставник спешно засовывал мальчика в скафандр, не дожидаясь, когда тот окончательно проснется. Эль и Рад уже мчались по коридору в направлении, указанном сигнализаторами на стенах.
У самого гермоствора все остановились и уставились на небольшое дымящееся отверстие у самого пола.
Эль Рад открыл гермоствор и выбежал в коридор, ведущий в технические комплексы. Через несколько прыжков он увидел ковылявшую по коридору беглянку.
Эль Рад хотел взять в руки животное и возвратить в ее помещение. Но послышалось шипение и из-под панциря показались языки пламени. Кусок пола под животным медленно проседал, огонь становился интенсивнее и как ножом резал тройной короб обшивки проходов станции. Наконец, выжженный кусок отвалился и вместе с животным полетел на поверхность планеты. Эль Рад видел в зияющую дыру, что падение животного не походило на полет брошенного камня. В какое-то мгновение светящаяся точка остановилась и изменив направление, зигзагом спланировала на планету...
- Так оно разумно! - воскликнули роботы.
- Несомненно, - ответил Эль Рад и телепортировался на Андриоллу.
Прелестная Альдаида
I
После гибели на Гроиде последней экспедиции Совет принял решение направлять разведывательные звездолеты и осуществлять телепортацию на неисследованные планеты только после тщательного их изучения с помощью биороботов.
Первые сведения о планете Зеленой Воды или Альдаиде, под таким названием она была занесена в каталог Ур Бара, не вызывали особого интереса. Ее поверхность представляла собой зеленоватого цвета океан, на котором изредка попадались небольшие островки суши. Лишь в районе экватора находился продолговатый, сравнительно небольшой континент, испещренный бесчисленными лагунами и покрытый ковром серебристо-белых растений - от гигантских до самых маленьких, высотой не больше пальца ребенка, и от круглых до причудливо изогнутых.
На планете царствовал вечный день. Одно ярко-оранжевое светило уступало место другому. Они весело гонялись друг за другом по золотисто-желтому небосклону, согревая все вокруг ослепительно яркими теплыми лучами.
Наконец, теплый мягкий климат, пригодная для дыхания андриольцев атмосфера Альдаиды, полное отсутствие в пробах воды и грунта опасных болезнетворных вирусов привлекли внимание к планете.
Совет принял решение направить на Альдаиду экспедицию с участием специалистов всех Направлений Науки.
Экипаж звездолета, прибывшего на Альдаиду, возглавлял Зо Гор, выдающийся ученый, сделавший множество открытий в пяти Направлениях Науки. А самый молодой участник экспедиции, Эль Рад, был достаточно известен своими открытиями в области жизнедеятельности растительного и животного мира, одновременно он специализировался по Контактам.
Несмотря на исключительно благоприятные условия на планете, Зо Гор разрешил выходить из звездолета только в скафандрах.
Первое, что непременно поражало ступившего на поверхность Альдаиды, - это необычное буйство красок и разнообразие растительности. Особенно удивляло обилие летающих пернатых. Бесчисленное множество рукокрылых диковинных форм и видов сновали в зарослях. Крылья некоторых из них были почти прозрачны и переливались нежными красками. Своими мягкими тонкими хоботками рукокрылые, сидя в венчиках огромных цветов, лакомились капельками жидкости, выступающей на лепестках.
Среди растений часто встречались гиганты, усыпанные гроздьями темно-синих плодов. Некоторые из них, срываясь с большой высоты, лопались, раскрывая сизо-сиреневые с белыми разводами маслянистые внутренности. При падений плоды издавали специфический звук, на который тут же слетались любители полакомиться. Они усаживались по краям и старательно уничтожали содержимое, закрывая от удовольствия свои большие лукавые глаза.
С неменьшим удовольствием часть этих плодов употреблялась пернатыми сладкоежками и в незрелом виде.
Изобилие самых разнообразных плодов поражало воображение даже видавших виды андриольцев.
Лабораторные исследования подтвердили, что все без исключения плоды и растения, имеющиеся на континенте, пригодны к употреблению. По отзывам биороботов-анализаторов, большая часть из них обладала высокой калорийностью, отличалась изысканным ароматом, так что могла удовлетворить любого сверхвзыскательного гурмана!
Единственным удручающим обстоятельством оставалось то, что разрешение на использование в пищу плодов и растений на необследованных планетах выдавалось только Малым Советом после длительных и всесторонних исследований.
Учитывая пригодность для дыхания андриольцев атмосферы этой удивительной и прекрасной планеты, члены экспедиции не раз обращались к Зо Гору с просьбой разрешить продолжение исследований без скафандров. Однако Зо Гор постоянно отказывал, так как его настораживало полное отсутствие на планете опасных вирусов и вообще каких-либо вредоносных микробов. До сих пор разведчики еще ни разу не столкнулись ни с одним проявлением враждебности со стороны окружающей среды. Более того, на Альдаиде даже не было замечено обыкновенных вредителей и хищников.
Больше других постоянное пребывание в скафандрах тяготило Эль Рада, впервые включенного в состав такой важной экспедиции. По роду своей деятельности ему чаще других приходилось работать .с биороботами-анализаторами, которые начисто отрицали всякую опасность дышать воздухом планеты.
Какая-то неведомая сила тянула его на дальнюю оконечность материка, где он, вглядываясь в искрящуюся зеленоватую гладь океана, казалось, искал и не находил встречи с чем-то неизбежным.
Однажды, обходя выемки в прибрежных песках, заполняемые водой после очередного океанского прилива, Эль Рад набрел на небольшой водоем, в котором резвилось несколько своеобразных морских животных. Они представляли собой два плотно прижатых друг к другу круглых диска, окантованных по краям, прозрачной бахромой, служащей средством для передвижения. В центре бело-молочного диска красовался черный с оранжевым ободком глаз. Эль РаД выловил одно из существ, чтобы рассмотреть его более детально. В этот момент края диска плотно сжались, поглотив бахрому, а глаз закрылся плотной белесой чешуйкой. Животное издало пронзительный писк и замерло в ладонях разведчика. Опустив выловленное существо обратно в водоем, разогнувшись, Эль Рад бросил взгляд в сторону океана и вздрогнул от неожиданности. Из воды показалось гигантское чудовище, как броней, прикрытое костяным панцирем, ярко-желтое, с тремя вращающимися в разные стороны глазами. Зазубренными клешнями монстр начал прокапывать траншею от кромки прибоя до водоема. Не успела вода вместе со своими обитателями хлынуть из выемки в океан, чудовище развернулось и заковыляло обратно на многочисленных волосатых толстых лапах! Не дойдя до моря несколько шагов, многоножка приподнялась на сегментарных конечностях, замерла и, спружинив, взлетела высоко над водой; тяжело рухнула вниз, подняв фонтаны брызг. Когда Эль Рад пришел в себя, разглядывая еще влажную от остатков воды впадину и канаву, прорытую странным чудовищем, раздался сигнал вызова на звездолет.
Когда Эль Рад материализовался в Овальном зале, где обычно собирался экипаж и каждый отчитывался о результатах проведенных исследований в своих Направлениях Науки, Зо Гор, встревоженный его долгим отсутствием, высказал ему порицание. Последнее обстоятельство не сколько огорчило Эль Рада, так как два порицания означали отстранение, любого члена экспедиции от дальнейшей работы и немедленное возвращение на Андриоллу. Непременным условием участия в разведывательных экспедициях были строжайшее повиновение и неукоснительное соблюдение Кодекса.
На мысленный вопрос Зо Гора чем объясняется ею столь долгое отсутствие, Эль Рад рассказал о происшедшем с ним удивительном событии.
Рассказ Эль Рада озадачил Зо Гора, так как до сих пор никто из членов экспедиции ни с чем подобным не сталкивался. Зо Гор поручил Эль Раду установить малый экран обзора на месте встречи с монстром.
Долгое время в зале Наблюдения ничего, кроме постоянных приливов и отливов, зафиксировано не было. Ни одного живого существа экран обзора не обнаружил. Как-то, в очередной раз обходя обнажившееся после отлива океанское дно, Эль Рад натолкнулся на необычайный двустворчатый предмет: великолепная сиренево-голубоватая находка играла и переливалась под яркими лучами альдаидских светил.
Размеры предмета несколько превышали рост Эль Раду, а когда он попытался его приподнять, то почувствовал и его тяжесть. Обследуя находку более тщательно, Эль Рад обнаружил предполагаемое место стыка створок и решил попробовать приоткрыть их, прорезав лучом оглера.
Едва луч коснулся створки, как раздался глухой взрыв и ударная волна отбросила Эль Рада далеко в сторону, а из приоткрывшегося отверстия на него обрушился град крупных перламутровых камней.
Удар был настолько сильным и неожиданным, что Эль Рад на несколько мгновений потерял сознание. Когда он пришел в себя, то начавшийся прилив уже коснулся скафандра и начал растаскивать груду лежащих около него камней. Эль Рад, заложив самый маленький из них в перчатку, телепортировался на корабль. Сняв скафандр, он обнаружил на нем следы вмятин, один стержень антенны был погнут, а на металлическом поясе виднелась внушительная царапина.
Пока Эль Рад рассказывал о происшедшем, экспресс-анализ установил, что принесенный им перламутровый камень представляет собой не что иное, как зеграс, только очень крупных размеров. Из этих камней делаются женские украшения, которые очень популярны на Андриолле.
За вторичное нарушение Кодекса Эль Раду грозило второе и последнее порицание. Несмотря на его мысленную просьбу, к которой присоединились все остальные члены экипажа - оставить его в экспедиции, - Зо Гор был непреклонен. Единственно, что командир разрешил Эль Раду, - проститься со злополучной лагуной, которая, благодаря своим сюрпризам, лишила его возможности участия в дальнейшем изучении этой прекрасной планеты.
Выйдя на берег, Эль Рад сбросил скафандр и вдохнул ароматный морской воздух. Почувствовав прилив сил и необычайной бодрости, он разбежался и нырнул в манящую теплом и свежестью, искрящуюся зеленую воду. Ни разу за время пребывания на Альдаиде Эль Рад не испытывал такого радостного ощущения полной свободы и беспечности. Он плавал, нырял, резвился в воде, как шаловливый ребенок. Глубоко нырнув, он заметил на дне какой-то продолговатый предмет. Набрав полные легкие воздуха, Эль Рад нырнул еще раз и схватился руками за неподвижно лежащую на песке оторванную клешню монстра, незабываемая встреча с которым стоила ему первого порицания.
С большим трудом Эль Рад вытянул клешню на песок и, дотащив ее. до сектора, попадающего в зону видимости экрана обзора, обессиленный рухнул рядом.
Немного погодя, блеснув своим зеркально-серебристым туловищем, рядом опустился каплолет, из которого выбежали встревоженные Зо Гор и трое членов экипажа. Убедившись, что Эль Рад вне опасности, разведчики погрузили его вместе с находкой на борт каплолета и взяли обратный курс.
По прибытию Зо Гора на звездолет, его сразу вызвал на связь Совет.
Сообщение Зо Гора о разрешении Советом продолжить Дальнейшие исследования Альдаиды без скафандров вызвало у обычно сдержанных и уравновешенных андриольцев волну восторга.
Совет по просьбе Зо Гора разрешил Эль Раду остаться в составе экспедиции и продолжить свои исследования, рекомендовав уделить особое внимание изучению водной среды и ее обитателей. Одновременно, несмотря на практически полную безопасность пребывания на Альдаиде, Совет настоял, чтобы каждый член экипажа при выходе из звездолета, на случай непредвиденных обстоятельств, был снабжен обязательными видами оружия.
У каждого члена экспедиции на металлическом сегментном поясе висели изящный маленький цилиндр-парализатор дальнего действия и небольшой трубчатый с удобной рукояткой мощный излучатель, а также оглер. На шее на тончайшей цепи висел крохотный диск ультразвукового воздействия, приводимый в действие биоимпульсом мозга. И, наконец, на фаланге мизинца левой руки укреплялся небольшой шар с рубиновым кристаллом в центре. Это оружие могло использоваться в исключительных случаях, так как обладало огромной разрушительной силой.
Эль Раду с тремя спутниками Зо Гор поручил продолжить исследования океана на глорвере. Вскоре глорвер взмыл в небо и, описав дугу, ребром вошел в таинственный мир зеленой воды.
2
Эль Рад сидел за Центральным триккером, регулируя глубину и скорость погружения. Перед его глазами за сферическим прозрачным смолой проносились диковинные, причудливо окрашенные во всевозможные цвета обитатели морских глубин. Их совершенно не пугало появление необычного пришельца, а самые любопытные из них просто напросто прилеплялись к смолу и, как иногда казалось Эль Раду, совершенно сознательно пытались разглядеть что-то внутри глорвера.
Эль Рад был признанным ученым в этом Направления Науки, но ему никак не удавались попытки хоть каким-то образом классифицировать живые существа, попадающие ч-поле его зрения. Малый Мозг Хранителя памяти, имеющийся на борту глорвера, не помог установить ничего похожего на обитателей водных сред ранее исследованных планет.
... Большинство встречавшихся существ передвигалось резкими толчками, отбрасывая назад струю воды. Некоторые из них проносились мимо с впечатляющей быстротой, надолго исчезали и вновь возникали, чтобы в очередной раз продемонстрировать свои скоростные качества.
Тень глорвера была особенно заметна при свете блинкера на фоне ярко-желтого крупнозернистого песчаного дна, сплошь усыпанного перламутрово-белыми зеграсами.
Внезапно перед глазами потрясенных разведчиков, словно по мановению жезла Кел Иса, героя древнейших сказочных повествований, любимца всех детей Андриоллы, выросло высокое ажурное сооружение с круглыми отверстиями различной величины.
Размеры глорвера не позволяли проникнуть внутрь сооружения. Эль Рад связался с Зо Гором, попросив разрешения на выход двух разведчиков в легких глубоководных скафандрах для более детального обследования этого огромного подводного лабиринта, и получил решительный отказ с требованием немедленно вернуться.
Зо Гор, к которому стекалась информация со всех концов планеты, за это время пришел к выводу, что Альдаида не так уж безопасна и безобидна, как раньше казалось.
На мысленный вопрос Эль Рада он ответил, что полученные им сведения потребовали дополнительного изучения одного из близлежащих островов, а исследования океана придется на некоторое время отложить.
На единственном континенте планеты, который экипаж звездолета назвал Зо, в честь руководителя Первой экспедиции на Альдаиду, биороботы заканчивали монтаж Центральной станции для приема первых колонистов. Отсюда возникала настоятельная необходимость удостовериться в их дальнейшем, совершенно безопасном пребывании.
На острове явно вулканического происхождения обнаружились большие запасы пригодной для питья воды и множество уже известных растений, усыпанных гроздьями темно-синих плодов, Кроме того, было найдено два горячих источника, которые, сливаясь в один поток, впадали в большое озеро, заполненное ярко-красной с белыми побежалостями жидкостью. Пернатые рукокрылые весело плескались на отмелях и с видимым удовольствием пили странную на вид воду. Даже растения старались устроиться поближе, опуская свои ветви в эту жидкость.
Почти от середины острова вела к океану огромная трещина, заполненная морской водой. Зо Гор поручил ее обследовать экипажу под руководством Эль Рада. Глорвер, сделав несколько кругов над звездолетом, плавно рассек зеленоватую прозрачную воду фиорда.
В соответствии с заданием экипажу предстояло обследовать природный канал на четырех уровнях.
Пройдя по первому уровню, наиболее близкому к поверхности, Эль Рад, определив все параметры трещины, не нашел ничего примечательного. Глубже было обнаружено множество подводных пещер, далеко уходящих своими полостями в скальные породы.
При обследовании третьего уровня, Эль Рад не сразу пришел в себя от изумления. На удивительно ровных и гладких выступах громоздились гигантские воздушные шары. Каждый из них был облеплен множеством более мелких, находящихся друг от друга на строго определенных расстояниях. Все шары отличались цветами: ярко-рубиновыми, лилово-черными, янтарно-желтыми, зелено-коричневыми и бело-голубыми.
Робот-наблюдатель еле успевал фиксировать их изумительные переливающиеся оттенки.
Четвертый уровень находился у самого дна, представлявшего собой голые скалы, испещренные прожилками и вкраплениями блесток неизвестного металла.
Сообщив полученные данные на звездолет, Эль Рад неожиданно получил новое задание: обойти весь остров на небольшой глубине.
Обследуя небольшой подводный мыс у южной оконечности, Эль Рад увидел неизвестных животных. Причем выглядели они весьма забавно - на круглой желто-оранжевой голове с черным гребешком на макушке виднелись два черных, с зеленым ободком, выразительных глаза. Вокруг шеи вилась в два яруса молочно-белая бахрома. Вместо носа и рта был белый шарик с легким пушком на поверхности, такие же шарики красовались по бокам вместо ушных раковин. Тела животных были покрыты тончайшими иглами различной длины и темными у основания. Было ясно видно, как вода струится между ними, создавая своеобразные завихрения, отчего иголочки то плотно прилегали к телу, то вставали дыбом.
Одно из этих существ замешкалось и как присосками прилепилось передними конечностями к прозрачному смолу, оказавшись один на один с внимательно разглядывающим его Эль Радом. Неожиданная встреча, вероятно, так удивила животное, что оно, распушив иголки по сторонам, выпустило с каждого их конца по цветному воздушному шарику с перламутровым блеском и, изменившись до неузнаваемости, стрелой вылетело на поверхность океана. Если бы экран обзора не зарегистрировал этого знакомства, то Эль Рад мог бы подумать, что все увиденное лишь плод его воображения.
Увлеченный разглядыванием экзотического существа, Эль Рад не сразу заметил, что скорость глорвера резко упала. Индикаторы и робот-координатор сообщили, что мощные двигатели глорвера не в состоянии преодолеть сильнейшего встречного течения. Проанализировав положение дел, биоробот, управляющий движением судна, не нашел в сложившейся ситуации опасности для экипажа, и Эль Рад дал команду выключить двигатели. Глорвер мгновенно подхватило мощное встречное течение и с огромной скоростью понесло по замкнутому кругу. Проверив показания индромектра, Эль Рад обнаружил, что витки, сжимаясь в громадный кулак, затягивают корабль внутрь гигантской водной спирали. Он несколько раз безуспешно включал двигатели, пытаясь вырвать корабль из объятий стихии, включил силовое поле и дал команду экипажу приготовиться к телепор-тации. В этот момент экран обзора просветлел, и все увидели, что под яркими лучами двух альдаидских светил массивный глорвер, словно легкий лепесток церры, затягивает в циклопическую воронку, приближая к черной зияющей дыре в морской пучине.
Вода бешено ревела и клокотала, обрушиваясь на корабль колоссальными массами бушующих волн. Внезапно кромешный мрак окутал глорвер, и он ринулся вниз, увлекаемый потоком низвергающегося гигантского водопада. Резкий удар остановил на мгновение корабль: затем его снова потащило беснующееся подводное течение. Сквозь свет наружного блинкера экран обзора выхватил из темноты части низко нависшего потолка и стен подземного тоннеля. Не будь силового поля вокруг корабля, то корпус глорвера, сделанный из сверхпрочного диданита, не раз могли бы распороть остроконечные выступы мрачно надвигающихся скальных берегов. Вдруг корабль с размаху ударился о невидимую преграду... Взревели включенные Эль Радом двигатели и подталкиваемый массой несущейся со страшной скоростью воды, глорвер, проломив часть скалы и разбросав вокруг огромные куски породы, вырвался из каменного мешка, - протаранив толщу воды, взмыл над поверхностью океана.
Облегченно вздохнув, разведчики увидели, что они выбрались из жерла потухшего вулкана, сиротливо стоявшего в значительном отдалении от острова.
Кратер вулкана был полностью затоплен водой, а изрезанные края высоко взметнулись ввысь, скрывая тайну зловещей бухты.
Когда глорвер благополучно опустился рядом со звездолетом, всегда необычайно сдержанный Зо Гор подошел к Эль Раду и положил ему руку на плечо, что являлось у андриольцев признаком лучшего дружеского расположения.
Благодаря превосходно налаженной биосвязи, большая часть приключений Эль Рада и его товарищей была уже известна Зо Гору и осталось только дополнить их незначительными подробностями и деталями.
Собрав экипаж, Зо Гор поставил задачу: установить природу злополучной гигантской воронки и границы ее воздействия - надо же обеспечить безопасность разведчиков и будущих колонистов!
На орбиту Альдаиды было запущено несколько биоспутников. Одновременно множество биороботов было направлено на все без исключения участки суши. Полный объем информации поступал в Малый Мозг звездолета для анализа и выработки необходимых рекомендаций.
Эль Рад и его экипаж получили задание - изучить второй и третий уровень трещины. Особенно Зо Гора заинтересовали воздушные шары третьего уровня и причины ил возникновения.
Эль Рад послал несколько биороботов установить для наблюдения малые экраны обзора вдоль второго и третьего уровней. Однако в назначенное время половина из отправленных биороботов в Биоцентр не явилась, что вызвало тревогу капитана. Основным условием заложенной в мозг-биоробота программы было непременное возвращение в Биоцентр, в противном случае - обязательное сообщение о причинах невозможности выполнить то или иное задание
Биороботы поиска, обследовавшие сектор за сектором все уровни фиорда, не обнаружили никаких следов пропавших Эль Рад прильнул к экрану наружного обзора, надеясь получить хоть какую-нибудь информацию. Однако ничего, кроме одиноких отверстий подводных пещер второго уровня и беспечно покачивающихся воздушных шаров третьего уровня, экран не продемонстрировал.
Прошло больше дзора томительных ожиданий. Эль Рад, не покидая своего места, напряженно вглядывался в экран, надеясь увидеть хотя бы какие-либо изменения в наблюдаемой им картине. Наконец экран ожил, надвигающаяся волна прилива заклокотала вдоль всей трещины, разноцветные шары замотались из стороны в сторону. Из подводных гротов с большой скоростью вылетели живые существа цилиндрической формы. Они бросились к скоплениям воздушных шаров, приняли вертикальное положение и мгновенно развернули расположенные вдоль тела огромные плавники-крылья. От темного, почти черного, с белыми поперечными полосами, тонкого и длинного тела с одиноким жгуче-желтым глазом, вращающимся во все стороны, плавники разбегались разноцветными волнами. От центра тела веером расходились черные упругие ребра жесткости. Роскошные красавцы окружили хороводом скопления шаров и легкими взмахами плавников-крыльев принялись загонять их в пещеры, закрывая собой, как живым щитом, входные отверстия.
Во время начавшегося отлива воздушные шары были водворены на свои места, а экзотические существа, свернув свои прелестные одеяния, юркнули в пещеры. Экран вновь показал пустые пещеры и плавно качающиеся шары. Направленные к фиорду "поисковики" вернулись ни с чем, никаких следов пропавших биороботов.
3
Зо Гор, оказавшийся далеко не в восторге от нагромождения несообразных фактов и случайностей, предоставил Эль Раду возможность на двух глорверах вновь пройти вдоль трещины, чтобы попытаться установить причины исчезновения биороботов. Экипаж каждого глорвера состоял их двух человек, первый из них возглавлял Эль Рад.
Один за другим глорверы следовали по второму уровню фиорда. Было уже пройдено более половины пути, как около одной из пещер вода внезапно потемнела, с обоими глорверами неожиданно прервалась всякая связь. Зо Гор, следивший за передвижением двух кораблей по экрану наружного обзора, некоторое время ничего не видел, кроме темно-лилового пятна. Затем пятно просветлело и на экране появилось изображение единственного глорвера. Возобновившаяся биосвязь выявила, что экипаж Эль Рада вместе с глорвером... исчез.
Зо Гор обязал оставшийся глорвер вернуться обратно, сообщил о случившемся Совету и попросил отложить вылет колонистов на планету. Необходимо было разобраться с сюрпризами, которые то и дело преподносила прекрасная Альдаида.
Для оказания помощи Зо Гору Совет телепортировал трех ученых-специалистов в Направлении Науки по изучению водной среды.
...Когда Эль Рад обнаружил отсутствие видимости, резко оборвалась связь со звездолетом. Неожиданно движение глорвера замедлилось. Экран обзора по-прежнему тревожно темнел. Включив ультразвуковое излучение, Эль Рад, взглянув на улкер, увидел, что глорвер находится в полости подводной пещеры, в опасной близости от остроконечных скальных выступов, столкновения с которыми удалось избежать, благодаря силовому полю, которое включил аварийный сигнализатор после отключения двигателей. Далее улкер показал, что рядом с глорвером находится тело какого-то крупного животного, которое толкало корабль прямо перед собой внутрь подземного грота.
Вскоре вода посветлела, и изумленный Эль Рад увидел на экране, как... бронированное чудовище, встретившееся ему на берегу океана, медленно, но уверенно заталкивало глорвер внутрь подводного тоннеля. Необходимости теле-порташш на звездолет пока не возникало, - ситуация была еще не на столько тревожной, чтобы жизни разведчиков угрожала серьезная опасность.
Тоннель резко менял направление и постепенно сужался. Наконец, после мягкого толчка корабль остановился. Силовое поле, окружавшее его, препятствовало дальнейшему продвижению. Последовало еще несколько толчков, видимо, монстр пытался сдвинуть корабль с места. Далее на экране замелькали обрушивающиеся каменные глыбы. Было видно, как мощные клешни дробят и перемалывают куски породы, пытаясь расширить отверстие и протолкнуть корабль дальше. Затем... внезапный обвал, и из-под крупных обломков уже виднелась искореженная часть неподвижной ярко-желтой клешни.
Обратный путь был отрезан, движение вперед тоже исключалось. Глорвер оказался практически погребенным в этой скалистой западне.
Эль Рад принял единственное решение: оставить корабль и в скафандрах пройти дальше по тоннелю, а затем, по обстоятельствам, осуществить телепортацию.
Эль Рад с товарищем влезли в скафандры и, освещая себе путь миниатюрными блинкерами, осторожно двинулись по таинственным изгибам постоянно сужающегося подводного тоннеля. Пройдя довольно значительный отрезок пути, разведчики уперлись в тупик. Все! Каменный мешок захлопнул свою последнюю дверь.
Разведчики стали тщательно обследовать стены и потолок тупика. Наконец, луч блинкера выхватил из темноты небольшое круглое отверстие в потолке. Эль Рад первым с трудом протиснулся в узкое отверстие и. двинулся вверх по идеально гладкому вертикальному колодцу. Через пару минут он вынырнул из воды и выбрался на каменистое сухое основание. При свете блинкера он увидел, что находится в сравнительно небольшой подземной пещере с низким сводчатым потолком и неровными стенами, в одной из которых темнело отверстие. Эль Рад дождался товарища, и разведчики, преодолев несколько малых пещер, соединенных между собой проходами, очутились в большой пещере, в полу которой виднелось несколько круглых отверстий, подобных тому, из которого они недавно выбрались. Чтобы осмотреть ее более внимательно, Эль Рад усилил интенсивность свечения блинкера и вздрогнул от неожиданности.
Со всех стороны на них обрушились звуки страшного визга, под потолком заметались тени огромных крыльев, которые сворачиваясь и разворачиваясь, замелькали перед ошеломленными спутниками. Началось столпотворение: гроздьями висели на потолках и стенах существа, в которых Эль Рад без особого труда узнал животных, загонявших воздушные шары в отверстия подводных пещер.
Со свистом рассекая воздух, они ныряли в колодцы, находившиеся на полу пещеры, поднимая фонтаны брызг. Едва Эль Рад с товарищем выключили блинкеры, суматоха сразу утихла, но еще долго слышались всплески воды.
Дождавшись относительной тишины, разведчики осторожно при слабом свечении пересекли шумную пещеру и остановились у чернеющего огромного прохода. Усилий освещенность, спутники увидели небывало красивый и великолепный подземный дворец, созданный самой природой. Гигантский зал искрился и переливался всеми цветами, с потолка и стен свешивались полупрозрачные разноцветные наросты с дрожащими капельками воды на концах. Наросты, сращиваясь между собой, образовывали причудливые фигуры.
Не менее удивительным был и пол пещеры, который также украшали многочисленные фигурные наросты, торчащие остриями вверх, - они отражались в круглых, заполненных водой отверстиях.
В глубине зала виднелась глубокая ниша и еще несколько проходов в другие пещеры. После недолгого раздумья спутники шагнули в правый проход и вошли в следующую пещеру, предварительно уменьшив интенсивность света, опасаясь переполоха. Здесь их встретила глубокая тишина и безмолвие; по великолепию красок она мало уступала соседней, но была значительно скромнее по размерам. Однако груда непонятных предметов, лежащих у противоположной стены, невольно привлекла внимание. Подойдя ближе, Эль Рад и его товарищ обнаружили останки разломанных биороботов и малых экранов обзора, аккуратно сложенных в кучу. Им пришлось немного повозиться, прежде чем удалось извлечь чудом уцелевший малый экран обзора, который они установили в уголке пещеры-дворца. Решив последовательно обойти оставшиеся пещеры, разведчики заглянули в соседнюю. Она оказалась совсем крошечной, не имевшей выхода, и в ней преобладали наросты ярко-красного цвета. Осмотр следующей не принес ничего нового, она также оказалась тупиковой, хотя несколько большей по размерам, но в ней превалировал сине-голубой цвет. Наконец, осталась последняя. Не усиливая силы света, Эль Рад и его товарищ остановились у входа- в подземный зал, в котором царил глухой полумрак. И вдруг пещера вспыхнула ярко-зеленым пламенем фосфоресцирующей плесени, толстыми складками свисавшей с потолка и стен. Видимость стала, как при ярком дневном свете, правда, с зеленоватым оттенком. Пол пещеры оказался ровным и гладким, но его уровень понижался к центру, где виднелась небольшая круглая выемка, заполненная водой.
Постояв у входа, разведчики надумали вернуться, но Эль Рад споткнулся и, увлекая за собой товарища, соскользнул прямо в воду. Они решили обследовать ее дно. Нырнув глубже, Эль Рад увидел в стене большое отверстие в тоннель, в конце которого мерцал свет. Проплывая по широкому гроту, спутники заметили, что вода становится все прозрачнее и светлее. Еще несколько движений, и Эль Рад с товарищем вынырнули из зеленоватой воды на поверхность океана, ярко освещенную лучами альдаидских светил.
4
Материализовавшись на борту звездолета, Эль Рад подробно рассказал о своих приключениях.
Зо Гор и другие члены экспедиции по достоинству оценили мужество экипажа глорвера. Ведь Эль Рад и его товарищ, безусловно, могли телепортироваться на корабль и не подвергать себя излишнему риску. Однако один из основных принципов Кодекса заключался в необходимости тщательнейшим образом разобраться в любых неожиданных ситуациях и, тем более, проявлениях враждебных сил на неисследованных планетах.
Вновь прибывшим трем специалистам Зо Гор поручил освободить из плена глорвер и разобраться в причинах, побудивших чудовище похитить корабль, а также установить природу воздушных шаров, находившихся в фиорде. Эль Рад с двумя помощниками, наконец, получил разрешение на обследование подводного лабиринта.
Будучи достаточно опытным специалистом по Контактам, Эль Рад понимал, что все приключения, происходящие именно с ним, далеко не случайны. Еще на берегу океана, где он встретился с монстром, он смутно осознавал едва уловимое воздействие на клетки мозга слабых биоимпульсов. Ему представлялось вполне вероятным, что какой-то Разум, находящийся в глубинах океана, пытался настроиться на волну его биополя и вступить с ним в Контакт. Отсюда возникало вполне естественное желание как можно скорее осмотреть подводный дворец явно искусственного происхождения.
Прибыв на место, Эль Рад приступил к обследованию лабиринта. Это поистине циклопическое сооружение удивляло многообразием форм.
По его краям в два ряда теснились сравнительно небольшие трехъярусные башни, пронизанные множеством отверстий: от больших на первом ярусе, постепенно уменьшающихся в диаметре на втором и третьем и совсем маленьких на округлом куполе. Благодаря сложной системе зеркально отполированных стенок, которые улавливали с поверхности океана лучи альдаидских светил, башенки казались освещенными изнутри.
Постепенно сооружения становились все более фундаментальными, увеличиваясь по высоте и объему.
Неожиданно перед исследователями выросла громадная арка над входом в гигантский подводный замок-лабиринт, с разбегающимися в стороны переходами, надстройками, ответвлениями и высоко вздымающимся огромным центральным куполом.
Следуя по бесчисленным анфиладам гротов и коридоров, выложенных переливающимися зеграсами, разведчики пересекли несколько своеобразных поясов дворца и достигли наклонного тоннеля, вытканного из коралловых кружевных ожерелий.
Тоннель начинался у самого дна и заканчивался на большой высоте входом в грандиозное куполообразное сооружение. По мере продвижения спутников их постоянно сопровождали стаи сменяющих друг друга различных морских животных.
Едва Эль Рад с товарищем подошли к входному отверстию тоннеля, как их окружило множество милых зверюшек с игольчатым нарядом. Одна из них прилепилась к прозрачному шлему и, часто приоткрывая белый шарик с пушком, расположенным на месте ротового отверстия, всматривалась в лицо Пришельца, словно пытаясь разгадать его намерения. Наконец, видимо удовлетворенная результатами своих наблюдений, выпустив цветные шарики из каждой иголочки, покрывающих тело, переместилась на плечо Эль Рада и, взмахнув изящной трехпалой лапкой, сделала приглашающий жест, указывая на вход в тоннель.
Пока разведчики следовали за очаровательной незнакомкой, которая поплыла вперед, указывая дорогу и то и дело поворачивая назад свою выразительную мордашку, их сопровождал почетный эскорт из разнообразных представителей подводного мира планеты.
Циклопическое куполообразное с множеством отверстий сооружение, которым заканчивался тоннель, радостно встретило инопланетян танцующими бликами лучей, проникающих сюда с поверхности океана. Отражаясь от зеркально отполированных, выложенных цветными зеграсами стен, быстроногие зайчики света метались по обширной акватории, создавая неповторимую игру красок и теней.
В центре гигантского зала-купола почти неподвижно, еле шевеля роскошным матово-белым облаком полупрозрачных плавников, стояла огромная ярко-розовая подводная красавица. Ее тело казалось настолько прозрачным, что сквозь нее можно было разглядеть противоположные стены.
Уставившись на Пришельцев своим единственным изумрудным глазом, морская богиня принялась сосредоточенно и внимательно их рассматривать. От этого всепроникающего взгляда Эль Раду стало не по себе. И вдруг он почувствовал, как в его мозг проникает поток биоимпульсов, передавая плавное течение мыслей разумного существа планеты:
"Ты правильно сделал, что явился сюда, Пришелец. Я действительно искала встречи с тобой. Из тех, кто прибыл сюда, ты скорее всех поймешь меня и, надеюсь, вы нам окажете помощь. Разум на нашей планете зародился в глубинах океана очень давно. Эволюция шла своим особым путем..."
Далее Повелительница рассказала об истории планеты, ее обитателях, о том, что жители моря, обладая исключительной способностью передавать мысли на расстоянии, оказались абсолютно беззащитными перед лицом грозной опасности, пришедшей из Внешнего Пространства.
"Много времени тому назад над нашей планетой появился корабль Пришельцев. Неожиданно он взорвался и рухнул в океан. На борту этого корабля оказались Растения, которые в благодатных биологических условиях стали с катастрофической быстротой размножаться. Они обладают мощными стержнями и широкими листьями, которые, разрастаясь, покрывают огромные площади океана. Гигантской ядовитой пленкой, не пропускающей свет, захвачено уже около четвертой части нашей планеты. Эти Растения, выделяя в воду неизвестные вещества, отравляют наших животных и водоросли. Под таким покровом остается лишь мертвая безжизненная пустыня. Жадно поглощая продукты распада, Растения буйно размножаются, беспощадно пожирая все на своем пути, захватывая все новые жизненные пространства. Все наши попытки борьбы с ними потерпели неудачу. Мы нашли единственное средство противостоять этому Злу, но оно лишь жалкая отсрочка гибели всего живого на планете. Эти Растения при размножении выбрасывают далеко вперед стержень-спираль стебля, на конце которого разрастается лист, с загнутыми вверх краями. В центре листа созревает бесчисленное количество стержней-спиралей, которые, распрямляясь, в свою очередь выстреливают в разные стороны стержни с разрастающимися почками листа. И так до бесконечности - застилают все пространство вокруг себя. Только нашим прирученным бронированным сородичам, одного из которых ты видел в лагуне и в фиорде, удается пока сдерживать натиск этого смертельного врага. Так как только они обладают способностью регенерации любой конечности, мы научили их улавливать момент выброса спирали с почкой листа на конце. Они зажимают почку клешней, а второй скусывают зажим с почкой, не давая ей превратиться в очередной лист. Пока броненосцы возвращаются назад с одной клешней для регенерации, проходит какой-то промежуток времени, а Растения, найдя разрыв в нашей обороне, устремляются вперед, жадно отвоевывая себе очередную часть водной поверхности. Теперь ты знаешь все, Пришелец! Мы взываем к вам и ждем помощи. Прошу простить за случай, который произошел с твоим судном в фиорде. Я дала задание броненосцу привести тебя к себе в Обитель, а он, в силу своего несовершенства, сделал не то, о чем его просили. Хотя я знала, что ты вернешься сюда. В одном месте Растениям удалось прорвать кольцо и они начали расползаться по сторонам, а нам не хватает сил сдерживать их натиск, поэтому время очень дорого. Еще раз прошу - помогите планете!"
Она повела своими плавниками, все окружающие ее морские обитатели устремились к выходу, а очаровательная проводница уселась на плечо Эль Раду.
Поняв, что аудиенция окончена, разведчики тронулись в обратный путь. Когда они подошли к выходу из лабиринта, лверюшка приложила лапку к шлему и исчезла.
Рассказ Эль Рада произвел ошеломляющее впечатление на всех членов экспедиции. Зо Гор немедленно вышел на связь с Советом и предоставил слово Эль Раду.
Решение Совета было однозначным - оказать помощь любой ценой. Совет пригласил ученых всех Направлений Науки принять участие в спасении планеты, населенной разумными, но беспомощными перед грозной опасностью существами.
Несмотря на отвлечение большей части ученых на решение глобальной проблемы борьбы с Растениями-пожирателями, Зо Гор предоставил возможность остальным специалистам продолжить свои исследования на Альдаиде. Группа ученых, изучавших трещину, вернулась с интересными результатами. Оказалось, что второй и третий уровни фиорда были предназначены для выращивания молодых поколений из икринок, находящихся в воздушных шарах.
Внутри шаров, сделанных из тончайшей прочной пленки, размещалась икра всевозможных обитателей моря. Каждый шар представлял собой хранилище для выращивания потомства отдельных видов и особей.
Биоспутники с орбиты Альдаиды определили площади распространения Растений, столь губительных для дальнейшего существования планеты.
Биороботы-плавуны постоянно сновали вдоль границы опасной зоны для сигнализации в случае прорыва.
Между тем из икринок появились малыши, и воспитатели, а ими оказались прелестные существа, с которыми Эль Рад уже дважды сталкивался в фиорде, своими роскошными плавниками-крыльями заботливо подгоняли их к подводным пещерам для кормления.
Броненосцы, буксируемые наиболее скоростными животными, доставляли в подводные тоннели массу съедобных сегментарных водорослей. Малыши с удовольствием сосали мякоть и обкусывали небольшие листочки. Ученые зарегистрировали чрезвычайно быстрый рост потомства, которое, достигнув определенных размеров, большими группами покидало фиорд, а там снова появлялись воздушные шары с икрой.
Косяки молоди под присмотром воспитателей свободно мигрировали в беспредельных океанских просторах в поисках скоплений съедобных водорослей. Время от времени наиболее смелые отдалялись на значительные расстояния, демонстрируя друг перед другом свою скорость и выносливость.
Однажды стайка нарушителей так увлеклась, что не заметила, как пересекла опасную зону и с хода врезалась в зловещие заросли. Пытаясь вырваться из страшных объятий, они хотели уйти в глубину, но одурманенные ядовитыми примесями, тут же всплывали вверх животами.
Биороботы-плывуны тут же подали сигнал тревоги. Не сколько глорверов сразу было направлено в сектор происшествия, куда со всех сторон устремились скоростные "буксиры", толкающие перед собой броненосцев.
Растения зашевелились, почуяв добычу, и стали с бешеной скоростью разрастаться, так как хотели урвать лакомый кусочек. Поглощая продукты распада, жадно растаскивая по кускам трупы погибших животных, некоторые листья оказались перевернутыми, и все увидели их обратную сторону. Покрытые черной смердящей слизью и без образными шевелящимися отростками, они сжимали костные скелеты, торопливо уничтожая останки, попавшие в их смертельные капканы.
Ближайшие соседи тянулись за своей долей, а не получив ее, пожирали друг друга, вступив в битву между собой.
Уничтожая соседние Растения, победители стремительно выбрасывали новые спирали с почками на концах, пытаясь расширить границы своих владений. Вступившие в сражение броненосцы зажимали своей могучей клешней почку, перекусывали эту клешню другой, оставляя ее навсегда на обезвреженной почке, и спешно отступали назад, уступая место новому воину.
Катастрофа принимала грандиозные размеры. Уже было израсходовано множество клешней, а размножение страшных Растений не прекращалось. Прибывшие новые партии буксиров" оставляли на поле боя броненосцев, которые с отчаянной смелостью устремлялись на врагов.
Борьба была в полном разгаре, когда Зо Гор, находившийся на одном из глорверов, приказал всем экипажам приблизиться к кромке зарослей и дать залп из арбов-парализаторов дальнего действия.
Применение арбов желаемого результата не принесло Воздействие на Растения с помощью интенсивных взрывных устройств и сверхвысоких звуковых колебаний оказалось столь же малоэффективным. Только после обработки мош-ным излучением в развитии Растений наблюдалось некоторое затишье, сменившееся новой вспышкой размножении, правда, несколько замедленной.
Вся трудность создавшегося положения заключалась еще и в том, что оторванная взрывом спираль, отлетая далеко в сторону, с необычайной скоростью образовывала вокруг себя ужасный, всепожирающий новый остров, стремящийся сблизится с основным массивом.
Вступив в новую фазу схватки, совместными усилиями аборигенам Альдаиды и Пришельцам удалось несколько локализовать распространение чудовищных зарослей. Воспользовавшись небольшой передышкой, Зо Гор вновь связался с Советом. К сожалению, полученная информация оказалась малоутешительной.
Ученые всех Направлений Науки, занимавшиеся этой проблемой, пока не нашли достаточно эффективного средства борьбы с Растениями.
5
Наконец, Зо Гор получил сообщение, что на Альдаиду с двумя помощниками телепортируется Наделенная Правом Ил Нея, известнейший специалист в Направлении Науки по микропроцессам, обладающая чрезвычайными полномочиями.
Крупнейший специалист в своем Направлении Науки Ил Нея была известна своим твердым и решительным характером, необычайной силой воли и упорством в достижении цели.
Надев специальные скафандры, Ил Нея с двумя помощниками материализовались в непосредственной близости от зарослей. Дав задание одному из них обрезать часть спирали с почкой на конце, Ил Нея подплыла и замерла рядом с. вырывающимся из почки гигантским листом. Затем выбралась на его поверхность и стала наблюдать за развитием спирали.
Такое поведение вызывало невольное уважение к этой грациозной и хрупкой женщине. Зо Гор, Эль Рад и другие члены экипажей хотели было прийти ей на помощь, но она повелительным, но удивительно нежным голосом запретила вмешиваться в проведение эксперимента.
Ил Нея стояла в самом центре вздрагивающего мощного мясистого листа, целиком поглощенная происходящими внутри него процессами. Вдруг она нагнулась, встала на колени и, обхватив руками у самого основания пучок созревших спиралей, полетела в воду. Лист покачнулся, зачерпнул своими загнутыми краями зеленоватую воду и медленно перевернулся вверх, открывая смердящую нижнюю сторону.
Зо Гор решил было опять оказать ей помощь, но получил вторичный приказ не вмешиваться. По указанию Ил
Ней ее помощники окружили с двух сторон лист, дымящийся под жаркими лучами альдаидских светил. Через несколько мгновений над поверхностью океана показался пучок спиралей, окруженных силовым полем.
Одновременно бархатный голос приказал Зо Гору срочно выйти на связь с Советом и просить о немедленной достав ке на планету экспресс-лаборатории, заключенной в прозрачный корпус. Ил Нея собиралась провести ряд опытов со стержнями-спиралями, а без воздействия альдаидских светил итоги экспериментов не могли дать точные результаты. Даже малейшее отклонение от особенностей биологических условий планеты повлияло бы на решение проблемы по обезвреживанию чудовищных Растений.
Получив сообщение Совета, что на Альдаиду стартовал звездолет с колонистами и лабораторией, Зо Гор отправился готовиться к их приему. Эль Раду было поручено осуществлять руководство оставшимися экипажами глорверов.
Ил Нея с помощниками, покачиваясь на поверхности моря на легкой конструкции, продолжали свои исследования.
От опускающегося по крутой орбите звездолета отделилась капсула с экспресс-лабораторией, приводнившаяся рядом с учеными.
Ил Нея, дав указание Эль Раду с экипажами глорверов отдалиться на безопасное расстояние, перешла в лабораторию и приступила к серии опытов.
Пучок разделили на отдельные стержни-спирали, каждый из которых был окружен силовым полем. Почти сразу выяснилось, что разрушительное воздействие на Растения оказывают несколько видов вирусов. Однако после уничтожения Растений в свою очередь возникала опасность заражения планеты микробами и отнюдь неизвестно, что окажется для Альдаиды страшнее и опаснее. Были обнаружены еще два метода уничтожения Растений, но Ил Нее пришлось от них тоже отказаться, так как продукты распада листьев, растворяясь в водной среде, могли нанести значительный вред обитателям океана. И наземным жителям планеты, в том числе рукокрылым, грозила опасность от выброса в атмосферу огромного количества ядовитых паров и газов паралитического действия.
Ученые работали без сна и отдыха, как одержимые, один эксперимент следовал за другим. Под прозрачным куполом то вспыхивало синее пламя, то проскакивали снопы алых рассыпающихся искр, то седой туман обволакивал склонившиеся над лабораторным треножником фигуры.
Находившийся в глорвере Эль Рад до боли в глазах вглядывался в экран, прислушиваясь к переговорам, происходившим в лаборатории. Внезапно, от громкого возгласа, разорвавшего тишину, Эль Рад вздрогнул и усилил освещенность экрана.
Проявление излишних эмоций было для Ил Ней скорее исключением, чем правилом, однако она не могла удержаться от крика, так как совершенно неожиданно нашла возможность победы над смертоносными Растениями.
Воздействуя на почку Растения очередным режимом сверхнизкой температуры, она случайно заслонила своим телом поток лучей, исходивших от светил планеты. Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы почка не раскрылась, более того - она сразу потемнела и засохла. Таким образом, проблема уничтожения гибельных для Альдаиды Растений была практически решена. Оставалось только найти способ закрыть Растения от воздействия лучей и выбрать режим и методику воздействия сверхнизких температур.
Неутомимая Ил Нея продолжала опыт за опытом, ее помощники сменяли друг друга. Казалось, этим бесконечным экспериментам не будет конца. Наконец, Ил Нея, откинув назад свою гордо посаженную голову, воскликнула:
- Все! - и облегченно вздохнув, устало опустилась на пол.
Когда Ил Нея со своими помощниками материализовались в Малом зале звездолета, то все члены экипажа встали, приветствуя ее не только как посланца Совета, Наделенную Правом, но и как восхитительной красоты женщину.
На Андриолле все женщины были красивы, но Ил Нея обладала исключительной красотой и изяществом. Огромные ярко-рубиновые глаза полыхали на смуглом лице. Копна серебристо-белых волос, затянутая в тугой узел на затылке, свиваясь в упругий, плотный локон, касалась талии. Длинная гибкая шея и изящные стройные ноги, ступни которых виднелись из-под облегающего тело изумрудного лерка. Крупные каплевидные кристаллы на плечах довершали это совершенное создание Андриоллы.
Привыкшая к восхищенным мужским взглядам, Ил Нея сразу приступила к делу.
Ее идея уничтожения Растений, несших гибель всему живому на Альдаиде, оказалась на удивление простой, отличалась логичностью и сравнительной несложностью исполнения.
Ил Нея предложила всю площадь поверхности океана, заполненную массой Растений, перекрыть силовым полем, под которым установить сосуд с газообразной черного цвета кэнстой. После взрыва кэнста, растекаясь по внутренней стороне купола силового поля, перекроет доступ живительных лучей Альдаидских светил к зловещим зарослям. Затем, воздействуя на Растения мощной установкой сверхнизких температур, приступить к их уничтожению.
Все обитатели Альдаиды вместе с Пришельцами приступили к осуществлению грандиозного замысла.
Ил Нея, разработавшая подробнейший план всей операции, постоянно находилась в гуще событий, координируя и направляя совместные действия Пришельцев и жителей подводного мира планеты.
Наконец, все обширнейшее пространство океана, захваченное Растениями, было накрыто куполом силового поля. Три кашюлета, зависнув над центром гигантского острова зарослей, обеспечивали систематическое наблюдение за процессом уничтожения Растений.
С внешней стороны купол окружали биороботы, готовые в случае необходимости вступить в схватку с опаснейшим противником. Второе кольцо защиты обеспечивали глорверы. Обитатели океана вместе со своими бронированными собратьями замыкали третью линию обороны.
На Центральной станции вновь прибывшие колонисты собрались у общего Экрана, - каждый стремился стать свидетелем события, которое войдет в историю Андриоллы победой Разума над разбушевавшимися силами природы.
После взрыва сосуда кэнста, быстро увеличиваясь в объеме, растеклась тонкой пленкой по внутренней стороне купола силового поля. Непроницаемое черное покрывало окутало чудовищную массу Растений. На глубине под плотным ковром зарослей заработала установка сверхнизких температур. На экране в абсолютной темноте крохотными точками светились силуэты каплолетов. Блинкеры осветили начало грандиозной битвы. Содрогнулись в конвульсиях листья Растений, примыкающие непосредственно к куполу силового поля. Лишенные живительного света альдаидских светил отдельные Растения, чувствуя приближение холода, начали уничтожать дрогнувшие ряды себе подобных.
Этому необычному зрелищу битвы за право существования, казалось, не будет конца. Чем ближе поле боя продвигалось к центру зарослей, тем более ожесточенной и беспощадной становилась схватка. По мере отступления Растений от своих прежних границ силовое поле сжимало кольцо, а биороботы очищали воду в освободившемся пространстве.
Когда напряженность достигла предела, Ил Нея, находившаяся на одном из каплолетов, дала команду увеличить мощность установки сверхнизких температур.
Прошло еще немало времени, прежде чем на очищенной поверхности океана осталось лишь небольшое пятно от остатков некогда чудовищно могущественной силы, грозившей уничтожить все живое на планете. Биороботы тщательно собрали зловещие останки в контейнер из прочного сплава.
Из-под купола силового поля закачали в специальную капсулу всю кэнсту. Контейнер с капсулой отправили на ближайший астероид и навечно там захоронили.
Ил Нея, проводив взглядом улетающий корабль, долго смотрела на зеленую воду океана, безмятежно искрящуюся под теплыми, яркими лучами.
В историю властелинов Галактики вписана новая героическая страница.
6
На материке Альдаиды начался новый этап жизни. Зо Гор и другие Первопроходцы передавали вновь прибывшим колонистам все необходимые материалы своих исследований, посвящали их во все детали проведенных опытов и различного рода экспериментов, знакомили с результатами анализов, полученных биороботами и в лабораториях. Наступил обычный период освоения новой планеты. Постепенно основная часть работы была передана биороботам. У поселенцев и экипажа звездолетов, наконец, появилось свободное время, которое они беззаботно проводили на берегу океана, плескаясь в теплой прозрачной воде лагуны.
В числе колонистов было много женщин, среди которых изредка появлялась Ил Нея, вызывающая невольное уважение окружающих своей горделивой красотой и несвойствен ной обычным женщинам деловитостью, смешанной с неприступной холодностью и очарованием.
Эль Рад проникся Высоким Чувством к Ил Нее с того самого момента, когда она впервые без скафандра появилась в Малом зале.
Чувство Эль Рада ни для кого не являлось секретом, так как телепатические способности андриольцев были известны всей Галактике. Особенно обостренной способностью к телепатии обладали выдающиеся ученые.
Обладая исключительным тактом, Ил Нея делала вид, что не замечает переживаний Эль Рада. К тому же слишком многое их разделяло. Она была на завершении второго круга Развития, а Эль Рад только начинал первый. Ее имя было известно почти всей Галактике, а для Эль Рада Альдаида была пока первой планетой. Следует сказать, что Ил Нея была настолько поглощена Наукой, что другие стороны жизни ее просто не интересовали. Тем не менее, как всякой женщине, ей было не безразлично, что такой разведчик, как Эль Рад, воспылал к ней Первым Чувством, Да и эта удивительная планета невольно беспокоила и будоражила внутренний мир Ил Ней.
А пока молчаливый Эль Рад в одиночестве бродил по берегу океана, тщетно пытаясь заглушить Чувство, впервые вспыхнувшее в его груди.
Ил Нея практически завершила свои исследования и ей перед возвращением на Андриоллу захотелось найти инопланетный корабль, взорвавшийся над Альдаидой, Растения с которого принесли такие бедствия почти беззащитной планете.
Вместе с Зо Гором она обсудила план поисков погибшего корабля. Зо Гор рекомендовал осуществить разведку на двух глорверах под руководством Эль Рада, который лучше других знал особенности планеты. Несколько поколебавшись, Ил Нея согласилась с предложением.
7
...Эль Рад появился в Большом Куполе Лабиринта и был несколько удивлен обилием присутствовавших там представителей подводного мира. На полу громоздились горы разноцветных зеграсов, переливающихся разнообразными оттенками кристаллов, покачивались огромные шары, наполненные икринками, лежали клешни броненосцев.
Как и при первой встрече, морская Владычица внимательно оглядела появившегося Эль Рада и в его мозг плавно потекла ее проникновенная речь:
"Бесконечно благодарны тебе, Пришелец, за спасение жизни на нашей планете. Знаю, что тебе и твоим братьям нелегко было сделать это! Но у нас есть, чем отблагодарить всех вас за неоценимую помощь. Надеюсь, что среди этого, - она повела плавником вокруг, - вы найдете ценные а, возможно, и необходимые для вас предметы. Известно, что вы на суше ходите без этих одеяний, в которых вынуждены спускаться под воду. Значит, воздух нашей планеты подходит для вас. Вы сможете употреблять в пищу и дары нашего моря. Все, что ты видишь здесь, ваше, Пришелец! Броненосцы будут всегда доставлять на сушу все, что вы пожелаете. Если кто-нибудь из моих подданных, а большинство из них обладает Разумом, изъявит желание покинуть нашу планету, я предоставлю им это право, но не могу разрешить сделать это не обладающим интеллектом пернатым и броненосцам. Передай пославшим тебя, что наша планета у вас в неоплатном долгу и все наши потомки будут всегда знать об этом!"
Эль Рад двинулся обратно, а усевшаяся ему на плечо очаровательная зверюшка проводила его. Зо Гор после рассказа Эль Рада сразу оценил, какие неисчерпаемые блага может принести эта планета Андриолле, и немедленно вышел на связь с Советом.
Эль Рад, получив задание найти и обследовать погибший корабль инопланетян, отправился готовить экипажи глорверов к выполнению задания. Вскоре два глорвера уступом шли по океанским глубинам.
Точка падения инопланетного корабля по предварительным данным должна была находиться вблизи от места, где раньше был центр распространения Растений. Дно океана в расчетном районе резко опускалось вниз и было сплошь изрезано поперечными и продольными трещинами. При свете блинкеров экраны наружного обзора демонстрировали лишь крутые каменистые уступы и обширные впадины. Рядом с Эль Радом находилась Ил Нея. Они уже обследовали больше половины намеченного района поисков, когда Ил Нея указала на продолговатый силуэт, появившийся на экране улкера. Эль Рад повел глорвер к неизвестному предмету.
Оказавшись в непосредственной близости от огромного корпуса с множеством конусообразных выступов, расположенных вдоль периметра, Ил Нея и Эль Рад покинули глорвер. Перед ними высилось гигантское тело звездолета неизвестной конструкции. Вся хвостовая и центральная его части были сильно покорежены взрывом. Проникнув внутрь и перебираясь из отсека в отсек, они обнаружили, что время и морская вода сделали свое дело. По изъеденным коррозией металлическим частям и обломкам нельзя было даже предположить об их истинном назначении. Картина была настолько удручающей, что дальнейшее обследование инопланетного корабля было явно бесперспективным. Ил Нея предложила залить его корпус специальным водонепроницаемым составом и навсегда оставить на океанском дне.
Эль Рад пригласил Ил Нею совершить на глорвере небольшую прогулку по наиболее интересным местам планеты, так как Зо Гор во время сеанса связи сообщил, что Совет ждет возвращения Ил Ней на Андриоллу.
Показав своей спутнице несколько изумительных уголков планеты, Эль Рад вывел глорвер к лагуне, где он впервые встретился с живыми существами планеты.
Скинув скафандры, они остановились на песчаной косе, на которую плавно накатывались зеленоватые спокойные волны. Ласковые теплые лучи альдаидских светил нежно касались их полуобнаженных тел. Изумрудная безбрежная даль океана вызвала у обоих томительное ощущение безвозвратной потери.
Эль Рад положил руки на хрупкие плечи женщины и пристально заглянул в ее прекрасные ярко-рубиновые глаза. Она поняла глубину его Высокого Чувства и не смогла не ответить взаимностью. Положив ладонь на правую сторону груди Эль Рада, она ощутила учащенное биение и вдруг, неожиданно для себя, почувствовала, как и ритм ее сердца участился, совпал с его и, сливаясь в один, они превратились в горячее, обжигающее душу пламя.
Самое прекрасное чувство в безграничной Вселенной призывало их соединить Судьбы...
Гибель Терпы
I
Если бы не взрыв огромной разрушительной силы и ярко вспыхнувшее за ним пламя гигантского пожара, охватившее половину полушария, маловероятно, что Терпа привлекла бы к себе особое внимание.
Эта планета недавно была отнесена к числу бесперспективных и необитаемых, выведенный на ее орбиту биоспутник определил, что в атмосфере Терпы практически полностью разрушен тонкий слой газа, - на Андриолле его называют оной.
Для большинства планет, на которых существуют какие-либо формы жизни, присутствие слоя этого газа в атмосфере является обязательным условием: он, как защитное, покрывало, окутывает легкие планет, предохраняя существующие формы жизни от жесткого космического излучения.
Прорыв этого слоя или тем более исчезновение могут привести к катастрофическим последствиям, а со временем и гибели животного и растительного мира.
Безусловно, какие-то организмы смогут приспособиться к новым условиям существования, появятся своего рода мутанты, но на это потребуется слишком много времени.
Первые сообщения о взрыве на Терпе поступили со стационарной биостанции, установленной на соседней планете Грее, принадлежащей той же звездной системе. Биостанция зарегистрировала исключительную интенсивность взрыва, его необычайную форму - в виде циклопического пылевого столба, гигантским зонтиком непроглядной мглы закрывшим большую часть планеты.
Приборы показали в эпицентре взрыва предельно высокие температуры, колоссальной силы радиацию и распространяющуюся с огромной скоростью мощную ударную волну. Без особого труда удалось установить и искусственное происхождение взрыва.
Анализируя сложившуюся обстановку, находящийся на Андриолле Совет Галактики предположил существование на Терпе цивилизации, - характер взрыва и его мощность свидетельствовали о достаточно высоком уровне ее развития.
Не исключалось, что на планете сложилась экстраординарная ситуация и существующему там Разуму могла по требоваться срочная помощь.
Ол Нок, старейший Член Совета, выдающийся ученый и Направлении Науки по космобиогеобонике, предложил по ручить возглавить экспедицию на Терпу одному из лучших разведчиков, Эль Раду, известному специалисту по Кон тактам.
Широкоплечий, необычайно высокий, с открытым мужественным лицом Эль Рад находился в самом расцвете жизненных сил, на Втором Круге развития.
В его списке числилось множество изученных планет. Но первая из них, Альдаида, была для него особенно памятна и значительна. Там он встретил красавицу Ил Нею и они соединили свои судьбы.
На Андриолле существовал обычай: потомкам присваивать имена Давших Жизнь, взяв первую половину мужского имени, а вторую - женского. Эль Ней, внешне очень похожий на мать, несмотря на юный возраст, считался не плохим специалистом в Направлении Науки по Контактам. Узнав, что отец получил предложение возглавить экспедицию на Терпу, Эль Ней немедленно отправился к своему советнику Ор Ову, ведущему ученому в Направлении Науки по Контактам, пользующимся особым авторитетом в Совете, с. просьбой включить его в состав экспедиции. Ор Ов согласился, и Эль Ней в качестве стажера стал членом экипажа первого звездолета. Опасаясь непредвиденных случайностей, - не исключалась возможность противодействия враждебных сил, - к старту на Терпу готовились два звездолета.
К этому времени поступили первые сообщения от нескольких спутников, направленных на Терпу сразу после происшедшего на планете взрыва. Полученная информация отличалась множеством загадок, следствием чего и явилось решение Совета ускорить подготовку экспедиции.
Планета казалась необитаемой. Над ее поверхностью бушевали необычайной силы смерчи и бури, циклоны и наводнения пожирали материк за материком. Стремительно сползающие с гор ледники сглаживали остатки рельефа.
Скудный свет холодного светила едва пробивался через огромный слой пыли в атмосфере, которая была вредоносна для существования любых форм жизни.
На Терпе почти полностью отсутствовала растительность. Но обнаружено множество городов и поселений, разрушаемых временем и беснующейся природой. Полуразрушенные каменные постройки, ржавеющие остатки крупных металлических конструкций, остовы космических кораблей, различных машин и судов свидетельствовали о былом существовании на планете довольно развитой технократической цивилизации. Сейчас полноправными хозяевами планеты были лишь гигантские насекомые, неизвестно каким образом сумевшие выжить в этом хаосе.
Уже подлетая к Терпе, Эль Рад принял решение: один звездолет оставить на орбите, а на другом опуститься на уцелевшую часть планеты.
Первоначальный осмотр поверхности с каплолетов не выявил ничего примечательного. Эль Рад разделил экипаж на группы, и одетые в скафандры Разведчики сектор за сектором обследовали уцелевшие развалины городов. Длительные и тщательные поиски оказались безрезультатными - ничего, кроме хлама и мусора, исследователи не обнаружили.
Эль Рад приступил к обследованию ближайшего горного массива. Даже при дневном, весьма скудном освещении приходилось работать при свете блинкеров. Лучи светила, еле достигая отрогов горного хребта, отбрасывали неясные тени. Эль Ней с двумя товарищами, обследуя один из высокогорных пиков, наткнулись на глубокую и достаточно широкую ледниковую трещину, дна которой не мог достать даже сильный луч блинкера.
Постепенно перемещая луч вдоль отвесных темно-голубых ледовых стен, разведчики ничего не увидели, кроме изрезанных уступов и впадин. Вдруг из глубины вырвался отчаянный вопль ужаса и боли. Отключив блинкер, они долго вслушивались и всматривались в бездонную темноту, однако из трещины больше не доносилось ни звука.
Один из разведчиков остался у края пропасти, а Эль Ней с товарищем телепортировались на дно. Резко уменьшив интенсивность свечения, Эль Ней направил блинкер в правую сторону, откуда они слышали этот душераздирающий крик. Луч света выхватил небольшой черный комочек, резко метнувшийся в сторону и пропавший в темнеющем проломе стены.
Разведчики двинулись в направлении исчезнувшей тени, прошли несколько шагов и оба замерли от удивления. Перед ними стояло вмерзшее в лед уродливое существо гуманоидного типа. Огромная голова с выпученными остекленевшими глазами и тонкой изгибающейся шеей неподвижно покоилась на левом перекошенном плече. Непомерной длины руки держались за голени собственных необычайно худых и кривых ног. Все это безобразное тело было кое-где при крыто лохмотьями. Рядом с ним из темноты тускнели глаза крохотной девчушки с худеньким заостренным личиком и длинными светлыми волосами, закрывающими ниже пояса грязное, давно не мытое тельце. Ручонки девочки оканчивались двумя - чуть выше локтя - культями, а сросшиеся вместе ноги поддерживали тело на одной стопе без единого пальца.
Осветив уходящую вдаль расщелину, спутники содрогнулись от ужаса. Плотно прижатые к стенам, бесконечной вереницей перед ними высились залитые льдом страшно изуродованные, скрюченные фигуры безмолвно стоящих людей. Раздавшийся жалобный стон вывел их из оцепенения, и они двинулись на поиски существа, которое, видимо, нуждалось в помощи. Неожиданно перед ними открылся широкий, с изрезанными краями, вход в естественную пещеру. Прислушавшись, Пришельцы установили, что из-за большого валуна, прижатого к одной из внутренних стен подземного грота, доносятся еле заметные всхлипывания. Усилив освещенность блинкеров и войдя в пещеру, Эль Ней с товарищем обогнули камень и увидели тесно прижавшееся к холодному каменному основанию крохотное тщедушное существо. Обхватив голову руками и зажимая ушные отверстия, оно сидело, низко нагнувшись, всхлипывая и давясь потоком непослушных слез.
Чтобы не испугать и повнимательнее рассмотреть это живое создание, Эль Ней включил миниатюрный милнер, откуда послышались звуки тихой нежной музыки и, присев на корточки, дотронулся перчаткой до скрюченной фигуры. Плач мгновенно прекратился, .на друзей глянуло исеиня-бледное, изможденное личико с огромными неподвижными серыми глазами, обведенными черно-фиолетовыми кругами. Этот совсем маленький слепой . ребенок что-то жалобно залепетал, затем сжался в комочек и замолк на полуслове.
Эль Ней увеличил громкость музыки. Детеныш встрепенулся, произнес какое-то слово и, вытянув, вперед крохотные ручонки, улыбаясь, двинулся к ним.
Разведчики отступили назад, и Эль Ней выключил милнер. Ребенок застыл с протянутыми ручонками, издал душераздирающий вопль и, потеряв сознание, рухнул на каменистый грунт. В этот момент из ближайшей расщелины выскочила женщина, бросилась к ребенку, ласково прижала к груди и, заплакав, зашептала что-то успокаивающее, гладя его безволосую головенку.
Эль Ней снова дотронулся до тщедушного тельца, малыш ожил, широко распахнулись веки незрячих глаз, под бледной кожей запульсировала горячая кровь, силы быстро восстанавливались, а он, все еще не понимая своего состояния, быстро забормотал, крепко обнимая женщину за шею одной рукой, другой на ощупь нежными, осторожными движениями вытирал ручьем струящиеся по ее лицу слезы.
Благодаря исключительным телепатическим способностям андриольцев, Эль Нею и его товарищу без особого труда удалось выяснить смысл всего случившегося. Женщина оказалась сестрой слепого ребенка, запретившая ему посещать труп матери, который совсем недавно залили льдом в вырубленной нише. Оказалось, что ледовая расщелина, по которой они шли, служила общей могилой для умерших людей. Малыш непрестанно твердил, что от ниши, где была погребена его мать, он слышал звуки, которые бессознательно влекли его к этому ледовому захоронению. А только сейчас он услышал звуки новой, очень нежной мелодии, которая внезапно оборвалась, а ему показалось, что это тот самый .мотив, который часто напевала ему мать, когда он был еще младенцем. Только теперь женщина подняла свою голову с заострившимися болезненными чертами лица и увидела Пришельцев,
Не выразив особого удивления, не сделав даже попытки к бегству, она внимательно оглядела их, поставила ребенка на ноги и, взяв за руку, не оглядываясь, пошла в глубь пещеры. Эль Ней настроился на волну биополя ее мозга и постарался успокоить, коротко объяснив,- откуда они и о цели их появления на планете. Женщина остановилась, еще раз внимательно оглядела их и кивком пригласила Пришельцев следовать за ней.
Она шла быстро, не оборачиваясь, лишь по неестественно прямой и напряженной спине да силе, с которой она сжимала ручонку малыша, чувствовалось, как она нервничает. Ребенку было больно и он, высвободив пальцы, остановился и прислушался к раздающимся сзади шагам. Инопланетяне тоже остановились. Малыш спросил, кто идет за ними? Женщина, несколько помедлив, ответила: "Это друзья, не бойся". Тогда он снова вложил свою руку в ее ладонь, и они зашагали по бесконечным переходам, следуя из одной пещеры в другую.
Этот необычно длинный путь, вероятно, был знаком им до каждого камешка.
Странная пара в темноте достаточно быстро и уверенно продвигалась все дальше и дальше в глубь горы, лишь изредка встречались тусклые светильники. Наконец, они остановились перед огромной круглой дверью, сделанной из каменистого, шершавого на ощупь материала.
У самого основания имелся небольшой люк. Женщина наклонилась, подняла камень и трижды, с небольшими интервалами, ударила в металлическую створку.
Дверь медленно, с тягучим скрипом приоткрылась, и вое четверо оказались в чреве гигантского тоннеля, стены которого выложены сегментарными каменистыми плитами.
Под ногами тянулись две параллельные, насквозь при ржавевшие металлические полосы. Пройдя несколько шагов, они остановились перед раздвижными металлическими воротами, на которых были изображены разделанные туши животных.
Вокруг слабо мерцали светильники того же типа, которые встречались им раньше. Всюду виднелись большого диаметра трубы. Двигаясь дальше, они углубились в левое, значительно меньшее ответвление, но по нему были уложены четыре металлические полосы. На одной паре полос установлена платформа с рукояткой ручного управления на четырех колесах. Женщина взяла ребенка на руки, села на край платформы и жестом руки указала на место рядом с собой. Когда все устроились, женщина ритмично задвигала рукояткой и платформа плавно тронулась навстречу гирляндам далеких огней.
Мягко толкнувшись в тупиковый упор, платформа остановилась. На параллельных металлических полосах стояла длинная цепочка сцепленных между собой прямоугольных, отделанных металлом, коробчатых конструкций с квадратными, наглухо закрытыми отверстиями на стенах.
Задержавшись у одного такого прямоугольного короба, женщина взяла висевший на выступе кусок ржавой металлической трубы и трижды ударила в отдавшуюся глухим стуком дверь с табличкой, на которой было что-то написано. Дверь приоткрылась, и Пришельцы, помогая женщине преодолеть крутые ступени, очутились внутри убогого жилища.
При скудном освещении были заметны остатки разбросанных перегородок, повсюду валялись какие-то лохмотья, в углах - горки мусора. В конце короба находилось жалкое подобие ложа, на котором лежал мужчина, а рядом сидел ребенок, державший в руках прозрачный сосуд с мутноватой жидкостью.
У мужчины худое, изможденное лицо, с пепельно-серой кожей, туго обтягивающей выпирающие скулы. Округлая, слегка вытянутая совершенно лысая голова. Глубоко впалые глаза горят лихорадочным блеском. Бьющееся в ознобе тело еле прикрыто серой рваной тряпкой.
Сидящий у постели мальчик концом лоскута грязной ткани постоянно вытирал пот, выступающий крупными каплями на воспаленном лбу больного. Женщина, сделав знак Пришельцам подождать, наклонилась к постели и что-то прошептала. Внезапно больной встрепенулся, попытался приподняться, издал радостный вопль и, потеряв сознание, замер, скорчившись на своем жалком ложе. Сидевший рядом с ним мальчик вскочил, упал у ног Разведчиков и начал со слезами целовать и обнимать их ноги, что-то бормоча и всхлипывая.
Эль Ней поднял мальчика с пола и на вытянутой руке слегка подбросил. Мальчик радостно засмеялся сквозь слезы и протянул руки к слепому ребенку, которого товарищ Эль Нея тоже поднял на руку и, покачивая, поднес к улыбающемуся малышу. Женщина, глядя на эту трогательную сцену, оперлась о стену рукой и беззвучно плакала, роняя крупные слезы на грудь, прикрытую стареньким темным одеянием.
Эль Ней, опустив довольного мальчика на пол, подошел к больному и коснулся его пальцем.
Тот дернулся, повернулся на бок, затем осторожно спустил ноги с кровати, и не веря себе, своей внезапно обретенной способности передвигаться, сделал несколько шагов. За тем ощупал себя руками, все еще сомневаясь в исцелении радостно заулыбался и, положив руку на грудь, склонило перед Эль Неем в низком поклоне, что-то крикнув женщине. Эль Ней, настроившись на биополе его мозга, понял, что он хочет, чтобы женщина срочно собрала всех жителей подземелья.
Решив не терять времени, Эль Ней протелепатировал ему просьбу рассказать о случившемся на планете.
Уже совершенно преобразившийся больной уверенным движением руки смахнул с ложа тряпье и жестом пригласил Пришельцев сесть, которые из-за своего сверхвысокого роста, были вынуждены находиться в полусогнутом состоянии. А сам, выдвинув из угла круглый обрезок ствола растения, уселся на него и начал неторопливый рассказ.
2
"История планеты непосредственно связана с Пришельцами из Космоса. На Уолле издавна обитали мирные племена растениеводов и ловцов морских животных. Но много инггов тому назад на Уоллу опустился потерпевший аварию космический аппарат.
Для Пришельцев атмосфера планеты оказалась пригодной для жизни. Будучи не в состоянии исправить повреждения самостоятельно, они были вынуждены остаться вечными жителями-пленниками Уоллы.
Однако это были представители совсем иного мира: там царили жестокость и насилие.
Обладая совершенным оружием, они без особого труда покорили практически беззащитные племена и вскоре сделались полновластными хозяевами планеты. На космическом корабле не было женщин, и Пришельцы брали в жены аборигенок.
Инопланетяне создали на Уолле единое государство, где они были единственными вершителями судеб населения.
Горячая кровь чужеземцев, смешавшаяся с мирной кровью местных жителей, дала планете потомство совершенно других людей.
Предприимчивые и решительные представители новых поколений за короткий срок преобразили планету. На ней развилась достаточно сильная технократическая цивилизация.
Но бурлившая в их жилах кровь предков вызывала у отдельных людей непомерное честолюбие и жажду власти.
От единого государства стали отделяться провинции, провозглашавшие самостоятельный путь развития, со своими особенностями и даже вновь изобретенным языком. Возглавлявшие их потомки Пришельцев объявляли себя монархами, правителями и абсолютами.
Постепенно на планете образовалось множество мелких государств, враждовавших друг с другом по различным, порой несущественным поводам. Постоянно возникали взаимные территориальные претензии.
Начались беспощадные войны. Каждое государство стремилось обеспечить себе приоритет в создании новых видов оружия. В некоторых из них было изобретено оружие огромной мощности, применение которого могло привести к катастрофическим последствиям.
Кровопролитные войны истощили запасы людских и материальных ресурсов. В конечном итоге большая часть стран пришла к соглашению: образовалось Сообщество государств, стремившихся к миру, обладающее мощным промышленным и людским потенциалом. Оно уже могло диктовать свои условия государствам-агрессорам, раздираемым внутренними противоречиями и стремящимися поживиться за чужой счет.
В конце концов огромное большинство стран вступило в Сообщество, встав на мирный путь развития. Предложение о взаимном уничтожении запасов оружия массового поражения не нашло отклика у нескольких государств. Их правители не смирились с таким положением дел и, не оценив сложившейся ситуации, продолжали лелеять мысль о господстве над планетой.
Среди них была страна Таннея, правитель которой Зорнерр, прямой потомок одного из космических Пришельцев, в глубокой тайне готовился первым применить оружие массового уничтожения, завоевать все государства и, стать Диктатором Уоллы. Так в одном из отдаленных уголков Таннеи - высокогорном хребте - по личному указанию Зорнерра стала создаваться база специального назначения.

Багроволицый, маленького роста, с коротким ежиком седеющих волос Зорнерр производил далеко не приятное впечатление. Надменные позы, повелительные жесты, пристальный взгляд немигающих глаз с черно-зеленым расширенным зрачком вызывали у горнерра Олтоффа скрытое раздражение.
Старый солдат, прошедший не одну войну, Олтофф ни когда не испытывал почтения к подобного рода "кривлякам". Для них армия была просто "пушечным мясом", которую они бросали вперед для достижения своих честолюбивых целей.
Олтофф добился своего высокого воинского звания н полях сражений, а не в тиши кабинетов, как некоторые и его коллег, выслужившихся благодаря умению красноречив" приписывать себе несуществующие заслуги.
Зорнерр пригласил Олтоффа, чтобы возложить на него миссию особого рода...
"Горнерр, - сказал правитель, восседая за огромным столом, притаившемся в уголке гигантского кабинета, - я хочу поручить тебе задачу чрезвычайной важности и особой секретности. Здесь, - он ткнул пальцем в какое-то место на лежавшем перед ним рельефном изображении Тайней, - будущее моей страны и я, правитель Зорнерр, вручаю его тебе. Тебе, горнерр Олтофф! Тебе и особо проверенным людям я вручаю судьбу Таннеи. Там построена база специального назначения. Ты и эти люди будете ее охранять. Охранять и беречь. Запомни, Олтофф, навсегда запомни: никто и никогда, ни при каких обстоятельствах, без моего личного разрешения не имеет права выйти на связь с внешним миром и тем более отлучиться с ее территории. Повторяю, Олтофф - никто и никогда!" Правитель встал со своего сидения, на которое было подложено еще одно маленькое, чтобы хозяин его мог казаться выше ростом и внушительнее, и добавил: "И ты тоже, горнерр, не имеешь права. Только пока я и только я не дам соответствующего указания. Ты должен молчать. Молчать и ждать. Молчать и ждать, что бы ни случилось и ни произошло. Ждать сколько потребуется... и сколько понадобится! За неисполнение моего приказа может быть только одно наказание - смерть! Все, горнерр, иди и помни - я и родина тебя не забудут, остальные инструкции получишь у моего помощника".
Олтофф немедленно вылетел к месту дальнейшей службы. База специального назначения была гигантским холодильником, призванным на длительное время обеспечить правительство страны продуктами питания на случай военных действий с использованием оружия массового поражения.
Высоко в горах на севере страны, в местечке Ленгги, циклопические пещеры за сравнительно короткий срок переоборудовали под огромные морозильные камеры.
На вершине горы Эндда искусно замаскировали площадку для приема вихролетов - летательных аппаратов вертикального взлета и посадки. Эти машины непрерывным потоком доставляли на базу продукты питания для создания стратегических запасов.
Руководство по охране и защите этой базы и было поручено горнерру Олтоффу. Персонал базы укомплектовали проверенными военными. Некоторым из них разрешили взять жен и не более одного ребенка. Олтофф, у которого недавно умерла жена, прибыл на место с грудным младенцем и специализирующейся на лечении детей доктором Геллой. Хотя ребенок был лишен возможности питаться материнским молоком, на базе нашлась кормящая мать, которая с удовольствием согласилась прикармливать малютку. Гелла поселилась вместе с малышом, а горнерр - в выделенном для него особом помещении, где был установлен аппарат личной связи с правителем.
Практически весь обслуживающий базу персонал располагался в раттах, обычно используемых для перевозки населения и оборудованных специальными ложами и всем необходимым для проживания в условиях военного времени.
На базе господствовала строжайшая дисциплина и порядок. Учитывая, что численность персонала сравнительно невелика, каждый человек был на счету. К концу рабочего дня люди буквально валились с ног от усталости и добравшись до своих раттов мгновенно засыпали.
Площадка работала безостановочно. Прибывающие один за другим большегрузные вихролеты быстро разгружались и немедленно поднимались в воздух за новой партией продуктов. Ненасытное чрево морозильных камер непрерывно заполнялось запасами продовольствия. А правитель постоянно требовал ускорения темпов работы. Лишь однажды, когда горнерра Олтоффа неожиданно вызвали к правителю, наступило некоторое затишье в работе. Вернувшись, взволнованный Олтофф объявил экстренный сбор и- рассказал о чрезвычайной ситуации, складывающейся на Уолле. Обстановка становилась настолько напряженной, что только случайность сдерживала всепланетную войну.
Надо сказать, что обязательным условием работы на базе являлось полное отсутствие связи с внешним миром. Люди получали огромное вознаграждение, но находились в полной изоляции.
На базе отсутствовали все виды связи, за исключением аппарата прямой связи с правителем, находящимся в помещении горнерра. Именно поэтому информация Олтоффа произвела потрясающее впечатление: ведь у многих имелись родственники. Если здесь, в практически неприступном уголке дикой природы, они были почти в полной безопасности, то это отнюдь не касалось их близких, жизни которых в случае военного конфликта могла угрожать серьезная опасность. Однако Олтофф привез настолько напряженное задание, что его выполнение для малочисленного гарнизона было на грани человеческих возможностей, так что страсти быстро улеглись и все немедленно приступили к работам.
Однажды на площадку не прибыл очередной вихролет. С этого времени ни одного вихролета на базе больше не появилось.
Обрадованные неожиданно полученной передышкой, люди отсыпались, приводили себя в порядок, рассортировывали по морозильным камерам скопившуюся на площадке массу продуктовых грузов, занимались другими, требующими безотлагательного решения проблемами. Только гор-нерру, который знал несколько больше других, этот вынужденный перерыв в работе не давал покоя. Встревоженный. он несколько раз подходил к аппарату личной связи с правителем и все не решался взять трубку.
Наконец, увидев, что длительное бездействие оказывает на людей разлагающее влияние, Олтофф не выдержал и включил аппарат. Связь не работала.
Олтофф был типичным служакой и поэтому повиновение и дисциплина составляли его натуру. По его личному указанию вскрыли несколько морозильных камер для питания персонала. Он ужесточил распорядок дня, организовал несколько дополнительных постов наблюдения.
Вскоре на базе установился довольно сносный ритм жизни. Правда, некоторых вынужденное бездействие тяготило. За исключением дежурства на постах наблюдения, основной контингент военных ничем не был занят. Олтофф заметил, что от отдельных военнослужащих попахивает элббой. Этот крепкий напиток в изобилии находился в одном из тщательно охраняемых складских помещений.
Особенно возросло злоупотребление элббой после появления неизвестной болезни. Ее -первые симптомы почувствовали наблюдатели, находящиеся на площадке для посадки вихролетов. Некоторые из них докладывали Олтоффу о странных белесо-черных хлопьях, периодически падающих сверху. Внезапно почти все наружные наблюдатели полысели. Часть из них постоянно испытывала слабость, головокружение, а отдельные - теряли сознание прямо на посту.
Вскоре эпидемия облысения коснулась всего персонала, в том числе женщин, и детей. Немного погодя умер один из наружных наблюдателей, первым из всех видевший падающие сверху белесые хлопья и слышавший звуки отдаленных взрывов.
Горнерр распорядился снять пост наружного наблюдения, так как на поверхности планеты заметно понизилась температура, возникал сильный порывистый ветер, сбрасывающий с гор каменные лавины, под одной из которых оказалась частично погребенной площадка для вихролетов.
Неожиданно прервавшаяся связь, резкое похолодание и неизвестная болезнь, поразившая военное и гражданское население базы, давали горнерру основание полагать, что на Уоллу обрушилась гигантская катастрофа.
Не привыкший ни с кем делиться. своими мыслями, Олтофф как-то не выдержал и высказал свои сомнения Гелле, недавно ставшей его женой. Та не только согласилась с Олтоффом, но и высказала предположение, что симптомы этой болезни связаны с последствиями применения оружия массового поражения.
Некоторое время назад в числе немногих она побывала на одном из сверхсекретнейших полигонов, где по указанию правителя Зорнерра испытывалось оружие принципиально нового типа.
Впоследствии у военных, принимавших участие в экспериментах, повыпадали волосы, их преследовали слабость, головокружение/ рвота, а некоторые быстро скончались.
Недавно лишившийся своей огненно-красной шевелюры Олтофф для успокоения жены хотел погладить ее длинные, струившиеся по плечам серо-стальные волосы, но вдруг резко отдернул руку назад, увидел прилипшую к ладоням пушистую прядь.
Гелла побледнела и попросила Олтоффа уничтожить все зеркала. Ей, женщине, врачевателю, более чем кому-либо было понятно, к каким последствиям может привести ситуация, когда женщинам придется рассматривать свои обезображенные, безбровые лица и лишенные волос голые черепа.
Вскоре умерло еще двое наблюдателей. Дисциплина резко упала. Почувствовав свою беспомощность перед лицом наступающей смертельной опасности, часть людей пала духом и начала слоняться из угла в угол, не зная, чем заняться.
Наиболее волевые и закаленные невзгодами мужчины сплотились вокруг Олтоффа, пытаясь бороться с трудностями, которые одна за одной обрушивались на горстку обреченных людей.
Первая из проблем, с которой столкнулся персонал базы, - куда девать умерших людей? Совершенно очевидно, что попытки похоронить их в пределах территории базы привели бы к самым печальным результатам. Разлагающиеся трупы могли вызвать в небольшом замкнутом пространстве различные эпидемии и отравить окружающую среду.
Надо сказать, что все решилось довольно быстро, когда был найден второй выход из пещер в глубокую ледниковую трещину: ее стены стали своеобразным кладбищем.
Второй, не менее важной задачей, было дать в подземелье тепло и свет. К этому времени постоянный источник энергопитания вышел из строя. А из имевшихся в наличии нескольких временных источников работоспособными оставались только три.
Если бы заместителю Олтоффа, подгорнерру Кринггу, не пришла в голову интересная идея, то маловероятно, чтобы кто-нибудь из присутствующих здесь дожил до дня вашего появления..."
В этот момент рассказчик почтительно склонился перед Пришельцами, затем выпрямился, обвел глазами полуискалеченных, измученных больных людей, плотной толпой заполнивших его жалкое жилище, криво усмехнулся и продолжил свое тягостное повествование.
"Крингг изобрел прибор, позволяющий из растопляемого льда и воздуха создать почти неисчерпаемый источник энергопитания, позволивший оставшимся в живых продлить на неопределенное время свое существование. Постепенно жизнь стала входить в свое русло, пока не произошло одно ужасное обстоятельство.
Однажды вечером Гелла, уже давно носившая под сердцем ребенка, разбудила Олтоффа диким криком. Встревоженный горнерр бросился к соседям и... все женщины, ранее рожавшие детей, появились в его жилище.
После длительных страданий Гелла родила. Очнувшись, она увидела орущее существо, которое произвела на свет в страшных мучениях, и снова потеряла сознание. На нее таращилась огромная голова с выпученными глазами, обвислыми губами, из которых желтой змейкой ползла тягучая слюна и вываливался узкий длинный язык, покрытый черными пятнами. Из головы, как щупальца морских животных, свисали четыре тонких конечности неимоверной длины, заканчивающиеся трехпалыми отростками.
Когда Гелла пришла в себя, то увидела, что лежит одна на измятой постели, а рядом на небольшом возвышении хрипел завернутый в белое полотно ее чудовищный младенец. С трудом приподнявшись, она сползла на пол, нашарила под кроватью завернутый в черную ткань сверток, в котором хранилось единственное целое зеркало, сохраненное ею вопреки приказу Олтоффа, Взглянув на безобразное, без бровей и ресниц лицо, с совершенно лысым черепом, она недобро усмехнулась и с размаху швырнула на пол зеркало, разлетевшееся на мелкие частицы. Схватив ребенка, в одной рубашке, босиком, с трудом выбралась наружу и, оставляя за собой кровавые следы, медленно побрела к заброшенной площадке для посадки вихролетов. Она доковыляла до площадки, обернулась, услышав голос Олтоффа, который, встревоженный отсутствием жены, бросился ее искать, на мгновение замерла на краю пропасти и, прижимая орущего урода к груди, бросилась в темнеющий провал.
Еще долго в пасти ущелья громыхало и грохотало эхо предсмертного крика Геллы. Затем потревоженная лавина обрушилась с гор, и огромный столб снежной пыли высоко поднялся над ее могилой.
Не выдержав очередного удара судьбы, ошеломленный горнерр хотел последовать за женой, но подоспевшим во-время товарищам удалось оттащить его от кромки бездны, жаждущей новой жертвы.
После трагической гибели Геллы Олтоффа словно подменили. Обычно подтянутый, в превосходно вычищенном отглаженном мундире, он являлся для всех образом порядка и внутренней самодисциплины. Сейчас угрюмый, с потухшим, ничего не выражающим взором, в грязной изодранной одежде он бродил по базе, а чаще сидел в углу своего осиротевшего жилища, молча уставившись в одну точку.
Рождение еще двух уродов привело к еще большему падению дисциплины: по территории шатались пьяные мужчины и даже женщины. В никем не охраняемых, с распахнутыми дверями складах и морозильных камерах постоянно копошились взрослые и дети, выбирая продукты, наиболее подходящие каждому по вкусу, оставляя после себя горы огрызков и объедков.
Выходить из подземелья почти никто не решался. Над площадкой проносились смерчи и бури. Температура понизилась еще сильнее.
Небольшая группа людей, сплотившись под руководством подгорнерра Крингга, пытавшаяся навести на базе хоть какой-то порядок, начала утеплять входные двери, тамбуры, чтобы сохранить во внутренних помещениях остатки тепла.
Почти каждый день кто-нибудь умирал, и чтобы трупы не разлагались, их тут же тащили в ледниковую трещину, ставили в вырубленную во льду нишу, обливали водой и замораживали.
Прошло немного времени, как на базе умерло большинство мужчин: оставались лишь женщины, дети, Олтофф, Крингг, и еще трое молодых офицеров, которые в свою очередь прекрасно осознавали, что обречены.
Олтофф уже не мог подняться: неподвижно лежа в своем углу, отказываясь от пищи, медленно и безропотно угасал.
Оставшиеся без присмотра подростки и дети играли в свои игры, непонятные для взрослых.
Самой любимой игрой у детей, которую придумала Дзентта, ее родители умерли одними из первых, было состязание в лазаний по ледовой трещине. Ловкой и крепкой Дзентте с помощью различных уловок и приспособлений удалось выбраться из трещины на поверхность.
Когда она впервые вылезла на ледник, то была буквально потрясена обрушившейся на нее лавиной света, казавшегося особенно ярким после сумрака подземелья, открывшейся панорамой огромных неприступных гор, диким свистом ветра, порывы которого взметали ввысь белоснежные вихри.
Дзентта была совсем ребенком, когда отец привез ее на строительство базы. С тех пор она ни разу не была на поверхности, не считая кратковременных выходов на площадку для вихролетов. Осмотревшись, она увидела в значительном отдалении поблескивающий край голубого высокогорного озера.
Решив добраться до него во что бы то ни стало, она уговорила нескольких крепких мальчиков последовать за ней.
Как-то, захватив с собой запас еды и намотав на себя как можно больше тряпья - одежда у всех поизносилась, а на леднике было особенно холодно, - дети тронулись в путь.
Помогая друг другу, ребята выбрались из трещины и двинулись к голубоватой кромке еле видневшегося вдалеке озера.
Когда дети, наконец, достигли конечной точки своего маршрута, то были весьма удивлены и обескуражены.
Вблизи от берега покачивался на воде огромный металлический шар со светящимися круглыми иллюминаторами.
3
С целью отработки методов и способов погружения на большие глубины с предельно низкими температурами, а также проверки максимально возможного срока пребывания группы людей в замкнутом пространстве, обеспечивающем все необходимые условия для нормальной жизнедеятельности, Сообщество стран направило специально оснащенную экспедицию в один из труднодоступных регионов планеты на высокогорное озеро Латто, находившееся в Тайнее.
Шла подготовка к длительному космическому полету на планету Эндду, самую отдаленную в звездной системе Ильтты, к которой принадлежала и сама Уолла.
Жители Уоллы в поисках братьев по разуму обследовали уже все близлежащие планеты, - ведь до сих пор никто не знал, откуда в глубокой древности прибыли Пришельцы.
Эндда была последней планетой, на которой, по предположениям ученых, могли быть обнаружены сложные формы растительной и животной жизни.
В состав экспедиции, прибывшей на озеро Латто, входили ученые и специалисты различных областей науки. На берегу озера был сооружен комплекс лабораторий и помещений для проведения всесторонних исследований. Вихролеты доставили в разобранном виде модульные конструкции для сборки на месте подводного корабля, способного на значительных глубинах длительное время плавать в автономном режиме.
Учитывая специфические особенности эксперимента, наиболее оптимальной была признана сферическая форма корабля. Экипаж из трех человек возглавил специалист в области Космоса известный лечитель Лен Кидд.
Ученые провели под водой около четверти положенного срока, как неожиданно прервалась связь с берегом и надводными кораблями, участвующими в исследованиях.
Ленн Кидд, проводивший в это время наружные наблюдения, через иллюминаторы заметил странную картину. Чистейшая прозрачная вода озера внезапно потемнела от падающих сверху белесо-черных хлопьев. Их сплошная стена практически полностью изолировала судно от внешней среды. Аппаратура и все приборы были мгновенно выведены из строя. Табло высвечивали чудовищные цифры и показатели. Не работало ни одно устройство связи.
Ленн Кидд дал команду поднять корабль на поверхность и временно прервать эксперимент.
То, что увидел экипаж, казалось кошмарным сном. Не когда цветущие леса, окружавшие котловину озера, превратились в обугленные столбы. На месте колоссального лабораторного комплекса виднелись развалины. Вся поверхность озера, на котором не было видно ни одного надводного корабля, была покрыта толстым рыхлым слоем черно-седеющих хлопьев. Резкий порывистый ветер разносил тучи пепла, густой пеленой скрывающие изменившиеся очертания бере гов. Стало очевидно - на Уолле произошла страшная катастрофа. Скорее всего, было применено оружие массового поражения.
Ленн Кидд достаточно хорошо знал возможные последствия применения этого чудовищного вида оружия и принял, по его мнению, единственно правильное решение: вновь опуститься на дно и пробыть там до тех пор, пока все запасы продовольствия не будут исчерпаны.
Это было самое мучительное и трудное для экипажа корабля время.
Оставаться в живых, влачить жалкое существование на ограниченном рационе питания, в условиях железной дисциплины, которую установил Командир, и ничего, практически ничего не знать о судьбе родных и близких.
Лени Кидд тянул с подъемом до самого последнего момента, пока не был съеден последний кусочек пищевого концентрата.
Когда судно, наконец, всплыло на поверхность, то команда увидела полузамерзшее, с редкими полыньями воды озеро, и засыпанные толстым слоем снега обледеневшие берега. Над котловиной бушевали снежные смерчи и бураны. Взламывая пока еще тонкий слой льда, корабль приблизился к берегу. Ленн Кидд поручил самому молодому члену экипажа Мизз Терр Соллу попытаться выбраться из котловины, пересечь горный хребет и спуститься в долину, чтобы выяснить, что же все-таки произошло на планете. Одновременно позаботиться о продуктах питания для команды.
Преодолев небывалые трудности, Мизз Терр Солл вернулся н обнаружил своих голодных товарищей в почти бессознательном состоянии. Быстро вскипятив питательный мясной бульон и напоив друзей, он поведал им о своих злоключениях.
Его рассказ привел в уныние даже командира, постоянно подававшего экипажу пример стойкости и выдержки, обладавшему сильным и решительным характером.
Мизз Терр Солл встретил единственного живого, но уже умирающего человека, разводившего чаххов. Эти четырехрогие грациозные красивые животные водились только в горных районах Тайней.
Их мясо отличалось особой питательностью и превосходным вкусом, а длинная шелковистая шерсть, используемая для производства некоторых видов одежды, высоко ценилась на всех рынках Уоллы.
Перед смертью незнакомец, к счастью, оказавшийся выходцем с родины Мизз Терр Солла, которого много лет тому назад судьба забросила в этот неприветливый угрюмый край, успел сообщить, что довольно давно над долиной пронесся необычайной силы смерч. За несколько мгновений он уничтожил и повалил все деревья в округе, разметал на куски его сложенную из камней хижину. Вслед за ним выпал темный дождь, после которого шкуры чаххов облезли, а большинство из них сразу погибло.
Незадолго до смерча он видел, как за горами вспыхнул ярко-желтый ослепительный шар, превратившийся в исполинских размеров черное клубящееся облако, захватившее собой половину неба.
Он сам в это время с несколькими чаххами и со сторожевым прирученным шейббом находился в пещере, благодаря чему остался жив.
Он умер от неизвестной болезни. После него осталось несколько кусков мяса последнего несъеденного чахха, которые он попросил передать товарищам Мизз Терр Солла.
Увязавшийся за Мизз Терр Соллом шейбб привел его к небольшой расщелине, в которой чудом сохранилось небольшое жилое помещение с пристройкой, а в ней большие запасы сухопродуктов, оружие и уллеход с полным баком горючего.
Восстановив силы, неукротимый Ленн Кидд тут же распорядился привести уллеход, загрузив его питанием и оружием, а всплывший корабль определил местом постоянного жительства.
Так вчетвером, вместе с лохматым ласковым шейббом они прожили еще достаточно много времени. Единственное, что беспокоило команду, это подходивший к концу запас продуктов питания.
По распоряжению командира периодически включались приемо-передающие устройства в тщетной надежде услышать живой голос или хотя бы какие-то звуки. Однако планета хранила молчание, что особенно угнетало ученых. Лишь их мохнатый товарищ носился по округе, нарушая тишину веселым пронзительным визгом. Но больше всего их томила и угнетала неизвестность.
Однажды после грохота сползшей с гор громадной лавины они услышали с берега протяжный вой шейбба. Выскочив из корабля, Ленн Кидд увидел, что тот тащит за собой большую тушу горного чахха, видимо, убитого лавиной. Впервые за столько времени команда вместе с шейббом, которому особенно надоели сухие концентраты, до отвала наелась вкусного мяса и каждый считал своим долгом погладить и при ласкать их четвероногого друга.
Как-то вечером, когда все, сидя на борту судна, наблюдали за высыпавшими на небе звездами, шейбб поднял голову, прислушался, стремглав бросился в темноту и исчез. Встревоженный его отсутствием экипаж кинулся в разные стороны на его поиски, оказавшиеся, к сожалению, безрезультатными. Шейбб пропал и, похоже, навсегда.
Особенно тосковал по нему Мизз Терр Солл, который был настолько привязан к шейббу, что они даже спали в обнимку.
Внезапно рано утром команду разбудил веселый визг неизвестно откуда появившегося шейбба.
Как ни в чем не бывало он облизал всех членов экипажа. Больше всего, разумеется, досталось не помнящему себя от радости Мизз Терр Соллу. Отказавшись от еды, шейбб стал подскакивать и прыгать, заглядывая в глаза Ленн Кидду. Затем лизнул его в руку и повел к уллеходу. Судя по лоснящейся гладкой шерсти, шейббу в это время жилось совсем недурно. Видимо, он нашел где-то людей и сейчас стремился привести к ним своих друзей.
К поездке готовились особенно тщательно, - ведь ехать приходилось в неизвестность. Одного Ленн Кидд оставил дежурить, а сам с Мизз Терр Соллом завел уллеход и двинулся за уверенно бегущим впереди шейббом.
Перевалив второй перевал горной гряды, ученые почувствовали запах дыма костра и аромат жареного мяса. Шейбб исчез за очередным крутым поворотом, а уллеход с разгона вылетел на большую поляну, окруженную высокими, со слегка обуглившимися кронами, хэннами, наиболее распространенной на Тайнее породы деревьев.
В ее центре стоял; завалившись на одно крыло, воздушный лейерр, несомненно армейские. Неподалеку на костре жарилась туша чахха, вокруг сновали одетые в защитную форму военные. Они насторожились и взяли висевшие на шеях короткоствольные автоматические ружья наизготовку. Ошеломленные таким приемом Ленн Кидд с товарищем буквально застыли на своих местах. Неприятное положение спас шейбб: он бросился к Мизз Терр Соллу, потянул за рукав к костру. Нехотя повинуясь, тот бросил оружие и осторожно двинулся к группе людей, напряженно вглядываясь в их заросшие лица. Судя по форме, они принадлежали к армии граничившего с Таннеей государства Сиетт, воинственный властелин которого находился в недружественных отношениях с правителем Зорнерром.
От группы отделился высокий широкоплечий военный и, что-то произнеся на сиетском языке, направил оружие прямо в грудь оторопевшего Мизз Терр Солла. Услышав знакомую фразу, Ленн Кидд, - он был уроженцем этой страны, - бросился вперед и скороговоркой выпалил, кто они и откуда.
Имя космоведа, лечителя Ленн Кидда, было широко известно не только на Сиетте, но и всей планете. Военньн улыбнулся, опустил свое оружие и, сделав шаг вперед, пред ставился, четко назвав свое воинское звание и имя: "минкетт Пастт Коргг".
Настороженность и недоверие, сквозившие в каждое жесте военных, тут же сменились радушием и гостеприимством. Все окружили вновь прибывших, дружелюбно хлопали их по плечам, наперебой приглашая к костру отведать запеченного мяса. Не заставляя себя долго упрашивать, Ленн Кидд с товарищем сразу присели к огню. Завязалась дружеская беседа, которая особенно оживилась, когда одна и женщин, а их здесь оказалось несколько, принесла большой сосуд с хмельным напитком, приготовленным из колючих плодов хэнны.
Ленн Кидд с особым нетерпением ждал конца трапезы дабы получить возможность уединиться с Пастт Корггом и выяснить масштабы происшедшей на Уолле катастрофы.
4
Минкетта Пастт Коргга с группой военнослужащих забросили на лейерре в район грандиозного лесного пожара, захватившего большую часть северо-западного региона Сиетта. Проводником отряда была молодая женщина, жена лесного наблюдателя, погибшего во время этого небывало сильного пожара. В их задачу входило произвести разведку местности, подготовить площадку для посадки вихролетов и транспортных воздушных кораблей.
Завозились продукты питания, горючее, возводились временные жилые сооружения. Когда практически все подготовительные работы были завершены, минкетт со всеми людьми, за исключением женщины и одного солдата, оставшихся готовить еду для команды, зашли в кабину лейерра - требовалось доложить о готовности площадки для приема десанта.
Вдруг связь будто взорвалась от дикого возгласа диктора: "Это война! Война! Они напали!!!"
Затем его голос потонул в хаосе непонятных звуков, визгов, скрежета, обрывков бравурных маршей, глухих взрывов. Потом все смолкло. И только где-то далеко на общепринятом морском коде кто-то беспрерывно быстро выстукивал: "Помощь... Необходима помощь! Срочно нуждаемся в помощи! Помо..."
Вскоре пропали и эти последние звуки. Тишина, гробовая тишина в тесной кабине. Все присутствующие, как вкопанные, стояли на месте, не в силах шевельнуться в этой зловещей, напряженно-звенящей тишине.
Внезапно разделся страшной силы глухой удар, земля охнула, и огромной силы ударная волна бушующим ураганом пронеслась над площадкой. Тяжелые вихролеты, военная техника в одно мгновение были смяты, чудовищная сила взметнула их в воздух и рассеяла, разбросала по сторонам. Большие деревья, вырванные с корнем, носились в воздухе, словно тоненькие сухие былинки. Казалось, из глубины, из самого ядра планеты доносился глухой стон ужаса и боли. Содрогнулась, задрожала, завибрировала под ногами Уолла.
Ослепительная вспышка света за горизонтом превратилась в черную тучу, которая медленно и тяжело наползала, погружая все вокруг в непроглядную, глухую мглу.
Мрак, беспросветный мрак накрыл Уоллу своим непроницаемым покрывалом.
К счастью, стоявший в углублении лейерр пострадал сравнительно мало, у него отломалось лишь одно крыло и слегка покорежилось хвостовое оперение.
Первым пришел в себя минкетт, выбравшийся из-под кучи опрокинутых, лежащих друг на друге людей. Он пробрался в салон и дал команду полностью загерметизировать внутренние помещения корабля. Только когда все было исполнено, вспомнили о женщине и солдате, находящихся на краю поляны. Все взглянули на минкетта. Пастт Коргг, немного помедлив, разрешил включить наружную громкоговорящую связь и вызвать на борт оставшихся, разумеется, если они еще живы. Немного погодя появились двое бегущих. По выброшенной из хвостового отсека надувной лестнице женщина и мужчина поднялись внутрь корабля.
Теперь весь отряд был в сборе. Но каково им, случайно уцелевшим, было думать о своих близких, женах, детях, родителях!? Остались ли те живы после разыгравшейся на планете трагедии?
Они были военными и прекрасно сознавали последствия применения оружия массового поражения, а в том, что оно было использовано, уже не было никаких сомнений.
Установленные за бортом приборы показали колоссальный уровень радиации. И это здесь, в заброшенном уголке страны! Что же должно твориться там - в городах, поселениях! Ведь совершенно очевидно, что эпицентры взрывов в основном приходились на населенные пункты и базы стратегического назначения.
Тягостное молчание длилось довольно долго, пока минкетт не прервал его, объявив, что вся группа, включая женщину, переходит на осадное положение. В таких условиях спасение людей - в железной воинской дисциплине и беспрекословном подчинении старшему по званию.
До резкого уменьшения уровня радиации ни о каком выходе из лейерра не могло быть и речи. Необходимо максимально предохранить лейерр и команду от воздействия внешней среды. Выручало то обстоятельство, что воздушный корабль был оборудован специальными средствами пожаротушения и на борту имелся небольшой запас питьевой воды и продовольствия.
По указанию минкетта с внешней стороны корпус покрыли изоляционной пеной, а все натянули на себя противопожарные комбинезоны с масками для автономного дыхания. Дальнейшее поведение людей зависело от скорости снижения уровня радиации.
Быстро выполнив поставленные командиром задачи, люди в изнеможении откинулись на спинки расположенных в салоне кресел. Однако никто не мог уснуть. Каждый думал об одном, только об одном: что же с его родными и близкими?
Утром минкетт разрешил снять защитные комбинезоны и объявил, что за ночь уровень радиации резко понизился. Более того, по его поручению один из специалистов через хвостовой отсек покинул лейерр и установил, что из имевшихся в их распоряжении вихролетов, три уцелело. Причем два, находившиеся в укрытии, почти никаких повреждений не имели, а третий нуждался в небольшом ремонте, после чего будет вполне пригоден к эксплуатации.
Поглядев на воспаленные от бессонницы глаза команды, минкетт добавил: если уровень радиации будет снижаться в таком же темпе, то вскоре появится возможность отправиться на поиски родных и близких.
Пастт Коргг не менее других беспокоился за судьбу единственного сына. После смерти жены тот жил у его матери в небольшом поселке на берегу моря. Однако минкетт умел держать себя в руках и не выказывал своих переживаний Строгий, подтянутый, он ходил между кресел, являя собой образец достоинства и чести офицера.
В центральном салоне, разобрав кресла, организовали пункт питания. Пастт Коргг сразу установил строжайший режим экономии, поэтому рацион был достаточно скуден. В то же время понимая, в каком напряженном состоянии находились люди, он вытащил из неприкосновенного запаса фляжку с элббой и разрешил сделать по нескольку глотков.
Пили молча, сосредоточенно, каждый думал о своем горе.
Вторая ночь прошла относительно спокойно, но ранним утром к Пастт Корггу подошел его давний друг и товарищ. Пристально глядя в усталые глаза минкетта, он смахнул со щеки набежавшую слезу и простонал:
"Коргг, ты меня знаешь давно... Я никогда, ни о чем тебя не просил. Но сейчас... Я больше не могу! Хочешь, я встану перед тобой на колени? У меня ведь, кроме нее и малыша, никого нет. Без них мне жизнь не нужна. Коргг, понимаешь, я должен попытаться их найти. Я никогда не прощу себе и тебе тоже, Коргг, если не сделаю этого. Ты меня обязан понять... Понять как друг, как товарищ, как отец..."
Минкетт поднялся со своего кресла, походил по салону и, дотронувшись до плеча друга, произнес: "Хорошо, иди... И вот что: собери людей в центральном салоне. Я скоро приду туда..."
Когда Пастт Коргг вошел в салон, все сидели на местах, выжидательно глядя на него жалобными, полными слез глазами. Немного помолчав, минкетт сказал: "У меня только что был один из вас... Вы все для меня солдаты, соратники, братья по оружию. Здесь, на этом лейерре частица нашей родины, родного Сиетта. И я, комендант, пусть маленького, но военного гарнизона. Я не имею права отпустить вас на гибель. Но я не имею морального права и удерживать вас. Учитывая исключительные обстоятельства, я, минкетт Пастт Коргг, принимаю решение. Все три вихролета отправить на поиски ваших родных и близких. При этом ставлю одно... одно-единственное условие. Беспрекословное выполнение всех моих инструкций, которые каждый получит перед вылетом.,."
В соответствии с указанием минкетта на одном из вихролетов вначале был произведен облет близлежащей местности.
Серым тусклым утром машина взмыла в мрачное небо с редкими клочковатыми облаками.
Пожар погас. Все огромное видимое пространство было заполнено черной копотью и пеплом. В западном направлении одиноко тянулась длинная полоса чудом уцелевшего леса. Из трясины соседнего болота виднелось хвостовое оперение воздушного транспортного корабля, навечно там похороненного вместе с сотнями человеческих жизней. Это было все, что осталось от десанта, прибытия которого с таким нетерпением ожидали минкетт и его группа.
Вернувшись, пилот доложил обстановку, и Пастт Коргг разрешил своему другу с двумя членами экипажа вылететь на поиски родных и близких. Одновременно он попросил слетать в небольшой приморский поселок, где должен был находиться его сын.
По инструкции минкетта каждый следующий вылет вихролета должен был следовать после возвращения предыдущего.
В горьком молчании тянулось время. Мгновения казались вечностью. В создавшейся обстановке все привычные понятия теряли свой смысл. Гибло все живое, гибла цивилизация, гибла планета, а случайно уцелевшие люди, не взирая на грозившую им опасность, хотели собрать своих близких для того, чтобы все равно умереть, но умереть вместе. И каждый из них, несмотря ни на что, все-таки продолжал хранить тщетную надежду: вдруг судьба смилостивится, вдруг хоть кто-нибудь останется в живых!
Напряжение было настолько велико, что любая мелочь .могла вывести людей из равновесия: косой взгляд, случайно брошенное слово неприязни.
В таких обстоятельствах Пастт Коргг, достаточно опытный командир, принял вполне обоснованное решение: предоставить возможность вылета оставшимся двум вихролетам до возвращения первого.
Вскоре оба корабля взяли курс по намеченным маршрутам.
С трудом дождавшись возвращения первого вихролета, вконец измученный непрерывным ожиданием Пастт Коргг, едва услышав гул моторов, бросился встречать. Однако ни один мускул не дрогнул на его мужественном лице, когда он услышал леденящий душу рассказ.
Практически все города планеты превращены в руины и глубокие тлеющие воронки. Почти все живое, вплоть до птиц и насекомых, сожжено дотла. Вся Уолла затянута непроницаемым туманом, смешанным с пылью и грязью. В городах, поселках, на дорогах, вернее на том, что от них осталось, обугленные, тлеющие трупы. И везде и всюду, куда ни бросишь взгляд, ни одного живого существа. Всюду трупы, трупы, трупы, груды трупов... Когда пролетали над огромной, еще дымящейся воронкой, образовавшейся на месте города, где с грудным ребенком жила жена друга минкетта, он открыл люк и с большой высоты выбросился вниз.
Поселка, где отдыхал сын Пастт Коргга, на месте не оказалось. Более того, очертания побережья настолько изменились, что их просто невозможно было узнать. Причем часть суши опустилась, а уровень моря поднялся до немыслимой высоты.
Экипаж второго вихролета постигла такая же неудача. Они не нашли никого из своих близких, никого, ни одного человека.
Единственно кому повезло, так это пилоту третьего вихролета. Ему в отдаленной пустыне удалось разыскать жену и двоих детей. Она была уроженкой тех мест и случайно вышла из дома посмотреть на раскопки древнейшего жилища священнослужителей.
Пилот провел вихролет на небольшой высоте над небольшим поселением, от которого остались лишь руины, и медленно двинулся по направлению к видневшемуся вдалеке тоненькому столбику дыма. Каково же было его удивление, когда в глубоком раскопе он обнаружил свою жену с сыновьями, трех молодых женщин и старого ученого, руководившего исследованиями древностей.
Голодные, озябшие, плотно прижавшись друг к другу, они сидели на дне углубления, в центре которого скапливалась вода. Незадолго перед неожиданной встречей, они сожгли последнюю охапку колючего кустарника, чтобы хоть как-то согреть совершенно замерзших детей. Они рассказали, что некоторое время назад над пустыней пронесся необыкновенной силы смерч. Буря подняла в воздух колоссальное количество песка. Ничего не было видно даже на расстоянии вытянутой руки. Раскаленный песок обжигал органы дыхания и только, натянув на головы всю имевшуюся у них одежду, они смогли дождаться конца необычайно сильного и длительного урагана. Когда все было кончено, они выбрались на поверхность из котлована, в котором ученый демонстрировал им великолепно сохранившееся изваяние какого-то божества. На месте стоянки их лагеря - лишь голое место. Никаких, буквально никаких следов пребывания значительной группы людей! Все, все было засыпано песком, занесено горами песка. Чудом сохранившийся раскоп дал им возможность продлить свое существование. Видимо, где-то неглубоко проходил водоносный слой, и на дне маленькой лунки постоянно скапливалась вода, что, собственно, и позволило им выжить. Не будь этой крохотной лужицы, вряд ли пилот застал бы в живых свою жену и детей;
Накормив и отогрев потерпевших, экипаж вихролета взял обратный курс. Чтобы спасенные не видели ужасающей картины разрушенной и опустошенной планеты, их напоили снотворным и весь путь они крепко спали.
Вихролет встречала вся группа во главе с минкеттом. Помогая женщинам и детям войти в салон корабля, глядя на их измученные, изможденные лица, Пастт Корггу и его товарищам не составляло особого труда представить, в каком состоянии они находились.
После обеда Пастт Коргг рассказал вновь прибывшим о разыгравшейся на Уолле трагедии и ее страшных последствиях.
В салоне стояла гробовая тишина, даже дети, понимая серьезность момента, молча сидели, тесно прижавшись к материнским плечам, тараща на взрослых испуганные глазенки.
Учитывая значительное прибавление населения маленького лагеря, в первую очередь следовало позаботиться о продуктах питания.
Проблемы воды, к счастью, не было: неподалеку протекал маленький ручеек, начинавшийся от крохотного родничка.
В пораженных радиацией разрушенных городах искать продукты не имело смысла. Их можно было найти только в отдаленных регионах, наименее пострадавших в ходе войны.
Один из пилотов вихролета доложил: пролетая над одним из северных горных районов, он заметил большое неразрушенное хранилище зерна. Туда и направили первую экспедицию. Одновременно Пастт Коргг предложил построить заглубленный склад для хранения продуктов.
Вихролет полетел в заданном направлении, а остальные обитатели лагеря принялись за сооружение склада. Когда он был готов, все с нетерпением ожидали возвращения корабля. Оказалось, что корпус еле дотянувшего до площадки вихролета весь пронизан пробоинами от огнестрельного оружия: на хранилище засела группа молодчиков и открыла стрельбу по вихролету, что едва не стоило жизни экипажу.
Произвести ремонт корабля не удалось и на следующее утро вся команда под руководством минкетта на двух вихролетах с боевым снаряжением взмыла в воздух. Не успели они приблизиться к хранилищу, как от строения отделился большегрузный уллеход и без единого выстрела, вздымая клубы пыли, умчался в сторону находившегося неподалеку горного ущелья.
Чудом сохранившееся хранилище было основательно разграблено. Видимо, в этих местах орудовала банда опустившихся, жестоких подонков, в этом не было никаких сомнений. У входа в здание лежал еще не остывший труп молодой девушки, почти девочки, над которой они гнусно надругались, а теперь трусливо сбежали, заслышав гул боевых вихролетов.
Все помещения, где хранилось зерно, были загажены, кругом валялись осколки битого стекла, кучи мусора, двери взломаны, через разбитые оконные проемы врывался ветер, перемешивающий остатки драгоценного зерна с пылью и грязью.
Тщательно, по зернышку собрав все, что осталось, команда двинулась обратно. Преследовать бандитов не было никакой необходимости, рано или поздно они сами себя уничтожат.
После возвращения минкетт ввел в лагере военное положение. Не исключалось, что какая-нибудь шайка мародеров могла забрести и в этот забытый уголок.
Женщин научили владеть оружием и они наравне с мужчинами несли нелегкую караульную службу. Вскоре в лагере появилось и мясо, настоящее мясо, тем более, что изрядно надоевшие концентраты подходили к концу.
То ли почуяв запах жилья, то ли еще по каким-либо причинам, но в окрестности поляны забредали и огромные рогатые мягги, и прямостоящие растениеядные пэллы, обладающие прекрасным мехом. Откуда-то с гор спустилось небольшое стадо чаххов.
Одна из девушек, спасенных в пустыне, знала толк в кореньях и травах, что также разнообразило стол обитателей лейерра.
В общем, постепенно жизнь как-то входила в колею. Если бы не внезапно начавшееся похолодание, можно было бы прожить достаточно сносно. Правда, выручили шкуры пэллов и чаххов, из которых женщины смастерили недурные для холодной погоды одеяния. Ходить в них было не совсем | удобно, а тем более охотиться, но зато тепла хватало.
Резкий порывистый ветер и частые снегопады вынуждали людей большую часть времени проводить в салонах корабля. Несмотря на ограниченное пространство лейерра, тесноту и неудобства, отнюдь не без влияния Пастт Коргга между всеми установились ровные дружеские отношения.
А между тремя молодыми девушками и тремя воинами, один из которых был пилотом вихролета, эти отношения стали более близкими. Вскоре перед минкеттом встала проблема, как разместить вновь образовавшиеся семейные пары.
По предложению вдовы лесного наблюдателя надумали рядом с лейерром из стволов деревьев построить отдельное жилище для семейных.
Осталось дождаться теплой погоды. На Уолле было два времени периода. Большую часть стояла сухая жаркая погода и лишь треть периода занимала более прохладная, сопровождавшаяся дождями.
Время шло, однако тепло не приходило. Лишь изредка сквозь лохматые черные тучи проглядывали робкие тусклые лучи бледного светила. Наконец, немного потеплело. На поляне появились первые проплешины почвы, скупо разбросанные между потемневшими сугробами. На ветвях деревьев набухали почки.
Воспользовавшись ослаблением морозов, все с удовольствием приступили к строительству семейного жилья. Работали весело, с песнями, почти до глубокой ночи. Потом усталые, но довольные замертво засыпали.
Однажды ранним утром всех разбудил визг и крик молодой жены пилота вихролета, охранявшей в это время спящий лагерь. По приказу минкетта караульную службу несли круглосуточно и от нее не освобождались даже женщины.
Шуткам не было конца, когда выяснилась причина ее испуга: под хвостовым оперением лейерра притаились два маленьких детеныша пэллы. Один из них тихо скулил - у него вместо уха болтался окровавленный обрубок.
Звереныша перевязали и обоих подкидышей перенесли в свежесрубленную хижину. Мужчины взяли оружие и пошли осматривать окрестности в поисках самки пэлла. Пэлла - крупный зверь с острыми зубами и когтями, так что встреча с ним наедине, тем более с разъяренной самкой, не сулила ничего хорошего. Однако до самого вечера так никто и не ппишел. С тех пор в лагере появились новые поселенцы. Детеныши пэллы доставляли много веселых мгновений, особенно детям.
Неизвестно сколь долго продлилось бы мирное сосуществование с природой жителей маленького лагеря, пожалуй единственного, как они считали, островка жизни, на безмолвной, обреченной планете, если бы не трагическое происшествие.
Видя, как успешно продвигается строительство их семейного жилья, две молодоженки, одна из которых была беременной, решили украсить почти готовое строение ветвями и пошли к темневшей неподалеку лесной поляне.
Мужчины уже заканчивали внешнюю отделку фасада, когда услышали истошный женский вопль. Завизжали, заметались в поисках спасения малыши пэлла. Схватив оружие, все бросились навстречу женщине, бежавшей из леса с искаженным от страха лицом. Не добежав до них нескольких шагов, она лишилась сил и в изнеможении опустилась на непросохшую проталину. На посыпавшиеся вопросы: что же все-таки произошло, она не могла даже ответить. В ее глазах застыл неподдельньш страх и ужас, она только мычала и показывала рукой в сторону леса, откуда выбежала. Наконец, выдавив из себя: "Скорее, скорее... спасите ее..." - потеряла сознание.
Пастт Коргг немедленно распорядился привести беременную в чувство и отнести в лейерр, а заодно отправить туда под усиленной охраной и остальных женщин. Сам минкетт с оставшимися вооруженными мужчинами двинулся в сторону леса на поиски пропавшей. Шли медленно, плотной толпой, пристально вглядываясь в надвигающиеся черные стволы деревьев. Только пилот вихролета, муж исчезнувшей женщины, белый от возбуждения, озираясь, как затравленный зверь, отделился от группы и метался по сторонам, подгоняя товарищей.
Уже вошли под кроны ближайших деревьев, но никаких следов не обнаружили. Кругом стояла тягостная тишина, нарушаемая лишь шорохом осторожных шагов. Вдруг шедший впереди Пастт Коргг поднял вверх руку - группа остановилась - и указал на зацепившийся за куст чуть покачиваемый ветром женский меховой капюшон.
Увидев его, пилот закричал: "Это ее... ее... ее.. Она где-то здесь... совсем близко!" - и рванулся вперед. В этот момент раздался треск ветвей, все замерли. На них с воинственным видом надвигались два огромных спонтсса. Раньше эти маленькие, безобидные шестиногие насекомые, обитавшие в лесистых местностях Уоллы, считались санитарами лесов. Из мусора, мелких веточек, остатков листьев они возводили многоэтажные, с бесчисленным количеством ходов жилища и трудолюбиво тащили туда все, что попадет, для питания своих прожорливых личинок.
Оба спонтсса медленно, не торопясь, покачивая темносерой громадиной голов с выпуклыми фасетчатыми глазами и раздвигая наводящие ужас челюсти, ползли на людей. Перед одним из них вырос ствол довольно толстого дерева - легкий взмах челюстей и оно, как подкошенное, рухнуло, освободив чудовищу дорогу. Одновременно раздалось несколько выстрелов. Прошитые очередями спонтссы забились в предсмертных судорогах, с корнями выворачивая ближние деревья.
Минкетт скомандовал: "Бегом!" И все бросились в направлении, откуда выползли эти гиганты.
Вскоре перед ними выросло циклопическое сооружение. Высоченной горой с множеством отверстий возвышался над лесом завал из стволов трухлявых деревьев, ветвей и кустарников. Вокруг него суетилось несколько монстров.
Увидав людей, они двинулись, шевеля канатами усов. Расстреляв в упор насекомоподобных страшилищ, люди наткнулись на проем, прямо перед которым лежал обрывок шарфа жены пилота. Тот, обезумев от горя, не обращая внимания на предостережения товарищей, ринулся внутрь. Минкетт, дав указание поджечь завал с нескольких сторон, бросился за ним.
Изнутри пахнуло теплом, сыростью и тошнотворным смрадом. В темноте широкого, плотно утоптанного тоннеля замелькали бесформенные тени, раздался топот могучих лап. Открыв беспорядочную стрельбу, пилот и минкетт сразу спохватились, что так можно задеть и женщину. Тогда минкетт, схватив первый попавшийся сук, сорвал с себя меховой головной убор, обмотал им палку, поджег и, размахивая тлеющим факелом, бросился вперед. Следом за ним, тяжело дыша, бежал пилот. Через несколько мгновений их догнали еще двое, успев на ходу сообщить, что завал полыхает с четырех сторон.
Испугавшись пламени факела, спонтссы бросились врассыпную, уступив дорогу Пастт Корггу и его товарищам. Едкий дым от вспыхнувших в разных концах пожаров уже заползал в тоннель. Задыхаясь и кашляя, не останавливаясь, люди продолжали бег. Неожиданно перед ними появилась огромная яма, почти доверху заполненная бело-желтыми червями - личинками спонтссов. Волнообразно изгибаясь, сегментарные туловища, шевеля короткими отростками усов и взмахивая зазубренными серпами челюстей, устремились к брошенному сверху полуобнаженному женскому телу. Мерзкие твари уже развернули свои безглазые морды и выпускали ядовитую слюну, готовясь присосаться к живой человеческой плоти. С края ямы свешивалась полуистлевшая шкура большого пэлла, рядом валялись тщательно вылизанные и очищенные от остатков мякоти череп и кости. Видимо, это все, что осталось от матери маленьких пэллов, найденных у лейерра. Минкетт вместе с мужем несчастной спрыгнули в яму, полоснули очередями по ближайшим личинкам, схватили тело женщины и с помощью оставшихся на краю ямы друзей быстро выбрались из отвратительного месива. Размахивая факелом, минкетт бросился обратно, а за ним, прижимая к груди драгоценную ношу, несся пилот. Двое оставшихся, выпустив тем временем несколько очередей по содержимому ямы, прикрывали отход товарищей. Несмотря на бушующее пламя разгоревшегося пожара, множество спонтссов, почуяв угрозу своему будущему поколению, устремилось в погоню. Отстреливаясь, всем пятерым удалось благополучно выбраться из исполинского костра. Едва последний переступил порог, как стены проема обрушились, и преследователи оказались погребенными под охваченными огнем стволами. Остальные спонтссы, не обращая на них внимания, растаскивали горящие деревья, пытаясь хоть что-нибудь сохранить от своего жилища.
После возвращения всей группы в лейерр женщины долго пытались привести спасенную в чувство. Когда все методы были исчерпаны, несчастная вдруг приоткрыла глаза, из ее груди вырвался дикий вопль, тело свела судорога и, скорчившись на ложе, не приходя в сознание, она скончалась. Ее подруга, видимо, на нервной почве, лишилась рассудка. Она постоянно плакала, пугалась всякого шороха. Полуодетая, держась руками за живот, она бродила по салонам, непрестанно повторяя одну и ту же фразу: "Где они! Где? Я боюсь! Где они?"
Чтобы обезопасить лагерь от незваных гостей, Пастт Коргг приказал удвоить караулы и обнести территорию туго натянутым канатом с прикрепленными к нему пустыми металлическими банками от пищевых концентратов. При прикосновении к канату раздавался такой грохот и звон, что всякое неожиданное нападение практически исключалось.
Некоторое время спустя под утро раздался перезвон пустых банок и выстрелы. На том месте были обнаружены трупы трех убитых караульными спонтссов, остальные ушли или затаились. Это было очень плохим предзнаменованием. Похоже, что монстры ни коим образом не собирались оставлять их в покое.
Пастт Коргг решил на вихролете обследовать всю лесную полосу. Вдоль нее было обнаружено еще несколько исполинских завалов. Пожар на соседнем, где они обнаружили пропавшую женщину, был потушен. На его месте зияла лишь огромная яма, чуть тлеющая, почти до половины заполненная пеплом. Никаких признаков движения вокруг не обнаруживалось, скорее всего спонтссы перебрались на новое жительство.
Становилось очевидным, что радиация, обычно уничтожающая все живое, благотворно сказалась на этом виде насекомых. Они выросли до гигантских размеров и вскоре, пожалуй, останутся единственными обитателями Уоллы.
Одновременно Пастт Коргг хотел долететь до хранилища, где неизвестными лицами был обстрелян их вихролет, чтобы установить, насколько далеко распространились владения исполинских спонтссов.
Уже при подлете к строению они увидели уллеход, остановившейся у ворот. Едва вышедшие из него люди приблизились к зданию, как целое полчище спонтссов набросилось на них. Твари обхватили, как соломинки, людей и ринулись в сторону завалов. Прекратить это насилие не было никакой возможности: людей всего несколько человек, а спонтссов - бесчисленное количество. Минкетт и его товарищи могли лишь наблюдать, как спонтссы сцеплялись друг с другом в смертельной схватке, борясь за обладание человеческой плотью.
Когда один из них разжимал страшные челюсти, чтобы отогнать бросившегося на него противника, ношу подхватывали другие, тут же устремляясь прочь, - кормить прожорливое потомство. Погибших в схватках сородичей они также растаскивали, стремясь урвать кусок лакомой добычи.
Минкетт приказал облететь все обнаруженные завалы, облить топливом и поджечь, чтобы хоть таким образом остановить нашествие ненасытных чудовищ.
Вскоре опять резко похолодало, завыли ветры со снежными метелями. Теплый период, так и не начавшись, отступил перед натиском свирепых морозов. С наступлением холодов прекратились и нападения на лагерь спонтссов. По-видимому, стужа оказалась для них более опасной, чем радиация, хотя вовсе не исключалось, что они также успешно приспособятся и к морозам.
Несмотря на окончание строительства жилища для семей, никто не хотел туда переселяться. Все продолжали тесниться в узких салонах лейерра. Люди, так привыкшие друг к другу, за это тяжелое время почти сроднились.
Как-то под вечер в сильных мучениях, при преждевременных родах, умерла подруга жены пилота. Уже перед смертью .в какой-то момент ее разум просветлел, она слабым голосом подозвала мужа, взяла его руку, прижала к груди, взглянула с укоризной и, прошептав: "Что же ты меня не уберег?" - скончалась. К счастью, она не видела родившихся близнецов, Это были два сросшиеся спинами урода - со звериным оскалом и скрюченными мохнатыми конечностями. Но они ненадолго пережили мать. Утром не стало и их. Мать и детей хоронили вместе.
Так в трудах и заботах прошло еще несколько периодов.
Однажды тягостную атмосферу их бытия ненадолго разрядил неизвестно откуда появившийся шейбб. Он принялся прыгать, лизать всех в лицо. Особенно обрадовались дети, каждый стремился приласкать его, погладить лохматый загривок, а то и поцеловать в мокрый холодный нос. Шейбб прожил у них немного и вскоре также неожиданно, как и появился, исчез.
В то утро минкетт решил устроить для своего маленького гарнизона необычную трапезу. К лагерю прибилось несколько чаххов и тушу одного из них целиком зажарили на костре.
Услышав гул мотора, он дал указание женщинам и детям скрыться в лейерре. Несколько человек заняли позиции, удобные для обстрела, а сам Пастт Коргг с шестью солдатами ожидал незваных гостей. Это и были Ленн и Кидд с Мизз Терр Соллом.
Если бы не шейбб, неизвестно, чем могла бы закончиться встреча.
Только сейчас, после рассказа минкетта, Ленн Кидд смог по-настоящему почувствовать и оценить размеры происшедшей на Уолле катастрофы. Ему, видному ученому, особенно были известны все последствия применения оружия массового поражения.
Планета обречена. Пока неизвестно, сколько времени смогут прожить оставшиеся в живых люди, но их смерть будет мучительна и ужасна.
Пастт Коргг пригласил Ленн Кидда и его товарищей , присоединиться к ним. После недолгого колебания ученый согласился и, усевшись вместе с Мизз Терр Соллом в уллеход, они двинулись обратно к озеру забрать оставшегося там товарища. Шейбб за ними не последовал, как будто понимая, что они должны скоро вернуться.
Однако судьба распорядилась совсем по-другому.
Прибыв на озеро, Ленн Кидд обо всем рассказал ожидавшему их другу и тот с удовольствием принял приглашение присоединиться к минкетту и его группе.
Ученые поужинали и пораньше легли спать, чтобы наутро собрать вещи и двинуться к лагерю Пастт Коргга.
5
Ленн Кидд проснулся от стука в люк корабля. Сначала стучали тихо, потом все громче и громче, наконец, кто-то устроил такой шум и гам, что стало не до сна.
Когда полусонный Ленн Кидд открыл люк и выглянул наружу, то был настолько удивлен появлением детей, что чуть не закрыл люк обратно, подумав, что все это ему приснилось. Но нет, около люка действительно стояли пятеро детей, одна из них девочка-подросток.
Увидев незнакомого бородатого человека, дети собрались убегать, но Ленн Кидд улыбнулся и поманил их рукой. Первой несмело приблизилась девочка. Ленн Кидд спросил: "Кто они и откуда?" Девочка молчала. Тогда Ленн Кидд задал вопрос на всех языках, которые знал. Девочка закивала головой и что-то ответила, но этот гортанный, со щелкающими звуками язык был ему незнаком, хотя скорее всего походил на таннейский. Это сравнительно небольшое горное государство хотя и граничило с Сиеттой, но благодаря своему правителю Зорнерру, известному на Уолле диктаторскими замашками и претензиями на мировое господство, практически не поддерживало контактов с другими странами.
Зорнерр установил на Тайнее режим террора и насилия. Это было одно из немногих государств, не вступивших в Сообщество.
Девочка выразительными жестами дала Ленн Кидду понять, что есть люди, нуждающиеся в срочной помощи.
Долг лечителя звал, а нравственные и моральные принципы Ленн Кидда не позволили ему остаться равнодушным к молящим глазам и просьбам ребенка. Он предложил товарищам самим принять решение: перебраться в лагерь к Пастт Корггу, или идти с ним.
Оба ученых, не сговариваясь, решили следовать за ним.
Девочка сразу поняла, что они согласились, захлопала в ладоши, что-то сказала детям и жестами показала, что надо торопиться.
Шли долго, с остановками на отдых. Впереди шла девочка, определяя дорогу по только ей известным приметам. Пришлось преодолевать многочисленные наледи, валуны, глубокие сугробы. Наконец, достигли заветной трещины. С большим трудом, помогая друг другу, все спустились вниз.
Весть о прибытии гостей быстро разнеслась по подземелью. Все, кто мог стоять на ногах, пошли встречать вновь прибывших.
Усталых, измученных длительным переходом ученых, под предводительством Дзентты и мальчиков провели в помещение, где лежал горнерр Олтофф. Он сразу оживился, воспрял духом и пытался задавать вопросы.
Находящиеся рядом подгорнерр Крингг и другие наперебой пытались хоть как-то объясниться с Ленн Киддом и его спутниками. Переговоров не получилось - они не понимали друг друга! Взволнованный Крингг, сидя у стола, рассеянно забарабанил по нему пальцами. Вдруг Ленн Кидд вскочил и принялся выстукивать по столу общепринятую на Уолле азбуку звуковых сигналов, используемых в приемо-передающих устройствах.
Крингг мгновенно среагировал и сначала неуверенно, затем все быстрее и быстрее застучал костяшками пальцев по столу, передавая свои вопросы. Ленн Кидд отвечал. Все, как завороженные, следили за этим своеобразным диалогом.
Для Олтоффа и других офицеров не было необходимости в каком-то переводе - изучение этой азбуки входило в программу обучения в военных заведениях.
Когда переговоры окончились, Крингг поведал остальным присутствующим о страшной трагедии Уоллы.
Гнетущую, тягостную тишину, воцарившуюся в комнате, прервал слабый стук пальцев по стене. Это Олтофф попросил прибывших остаться и по возможности помочь вымирающему населению базы. Ленн Кидд тут же простучал по столу согласие.
После сытного ужина - надо сказать, что Ленн Кидду и его друзьям не приходилось видеть такого великолепного стола - ученых отвели в большое помещение. Там решили разместить госпиталь, так как Ленн Кидд сообщил, что он лечитель и все ждали от него помощи.
После тщательного медицинского осмотра вывод Ленн Кидда был однозначен: практически все население базы, включая детей и женщин, получило сильнейшую дозу радиации. Болезнь прогрессировала. Необходимо было срочное переливание крови. К счастью, Олтофф вспомнил об одном, только ему известном складе. Там обнаружилось большое количество самых разнообразных медикаментов и, что самое главное, сосуды с консервированной кровью.
Из пятерых оставшихся на базе в живых мужчин больше всего нуждались в переливании Олтофф и минкетт Сайдерр,
Ленн Кидд и его товарищи почти без отдыха делали все возможное, чтобы облегчить участь жителей подземелья. Они производили переливание крови, использовали другие методы лечения, чтобы приостановить, действие лучевой болезни и облегчить страдания людей.
Постепенно установился дружеский контакт. Особенным расположением и уважением пользовался лечитель Леш; Кидд.
На редкость способная Дзеитта быстро выучила сиеттский язык. В свою очередь ученые стали немного понимать по-таннейски.
Когда Олтоффу после переливания крови полегчало и он смог даже ходить, горнерр предложил изолировать выход на площадку.
Совершенно очевидно, что основную дозу радиации люди получили на площадке для вихролетов. Кроме того, постоянно дующие в этом направлении ветры через ущелье заносили прямо в подземелье дополнительные порции радиоактивных осадков.
Было принято решение подготовить направленный взрыв и с помощью горных пород перекрыть выход. Подготовка к взрыву велась очень тщательно. Любая неточность могла привести к самым неожиданным последствиям: завалить вентиляционные отверстия, а что еще хуже - не исключалась вероятность обрушения части свода пещеры.
Крингг и уже вполне хорошо себя чувствующий Сайдерр помогли Олтоффу выбраться на поверхность, чтобы последний раз попрощаться со светилом, последний раз взглянуть на темнеющие на горизонте горы, последний раз вдохнуть свежего воздуха родной Таннеи. Несколько лишних доз радиации уже не повлияют на состояние его здоровья. Олтофф, как и все окружающие, прекрасно понимал, что его дни сочтены.
Пошатываясь, придерживаясь за выступы скал, горнерр добрался до края площадки. Несмотря на холод, долго стоял и смотрел вдаль. Резкий порывистый ветер трепал лохмотья его военного мундира, звенели награды, полученные на полях сражений. Скупая слезинка, выкатившаяся из уголка глаза, медленно спускалась по морщинистой щеке и невесомой, маленькой ледышкой застыла на упрямом, почти квадратном подбородке.
"Где-то там, в том мире оставалось все... и первая жена, и бросившаяся в пропасть вместе с сыном Гелла. Там лежали в руинах города и поселки его родины. Там, только там оставалось его сердце. Ну а тело... что ж, тело! Тело может остаться и здесь, в этом сыром и мрачном подземелье. Пока он нужен соотечественникам, пока они нуждаются в нем, в его советах, в его интеллекте, в его разуме. Он останется с ними здесь".
Взмахом руки Олтофф подозвал друзей, чтобы они помогли ему вернуться обратно.
В этот момент со стороны ущелья послышался гул моторов вихролета. Все с удивлением, подняв головы, разглядывали боевую машину с опознавательными знаками армии Таннеи.
Внезапно из вихролета ударили автоматные очереди. Горнерр Олтофф сделал шаг вперед и заслонил своим телом подгорнерра Крингга. Прошитое пулей тело Олтоффа тяжело рухнуло на усыпанную камнями, заснеженную площадку. Это был последний подвиг горнерра.
Крингг, обхватив руками командира, попытался оттащить его за выступ скалы, но сердце старого солдата уже не билось.
Пули свистели не переставая. Рядом, как подкошенный, упал окровавленный минкетт Сайдерр. Крингг подполз к нему, пульс не прощупывался. Тогда он мелкими перебежками бросился к люку и скатился внутрь. Раздосадованные пули зацокали по захлопнутой металлической крышке.
Выглянув в вентиляционное отверстие, Крингг увидел, что вихролет завис над площадкой, а по болтающейся под порывами ветра веревочной лестнице спускаются три вооруженных человека.
Крингг приказал включить взрывное устройство. Раздался оглушительный взрыв.
В момент взрыва Крингг, державшийся руками за прутья вентиляционной площадки, услышал пронзительный вопль,
Подняв голову вверх, он увидел, как один из спускавшихся из вихролета вооруженных людей, сорвался вниз и рухнул на искореженную взрывом и засыпанную камнями и кусками горной породы площадку. К удивлению Крингга, упавший остался в живых и, протянув руки к вихролету, закричал: "Помогите!" В ответ на его просьбу один из спутников полоснул очередью по лежавшему, видно сильно покалеченному товарищу, а вихролет улетел в сторону ущелья.
Брошенный на произвол судьбы военный приподнял окровавленную голову, проводил взглядом улетающую машину и бессильно распластался на груде камней.
Неожиданно со стороны, где лежали погребенные осколками скального грунта Олтофф и Сайдерр, послышался шорох, почва зашевелилась, и Крингг увидел, как из нее вырастает фигура минкетта. Живого, по-видимому сильно израненного, но живого минкетта Сайдерра!
Зажав пятерней висящую плетью левую руку, сильно пошатываясь, он двинулся к вентиляционной решетке. Заметив лежащего беспомощного врага, приблизился к нему, опустился на колени и приложил ухо к груди. Подняв голову, встретился взглядом с недоумевающим, совершенно обескураженным Кринггом, - ведь тот был уверен, совершенно уверен, что минкетт, также, как и Олтофф, мертвы: пульс не прослушивался, пульса не было, не было... Иначе он никогда, никогда бы не бросил раненого друга.
Взмахнув здоровой рукой, Сайдерр крикнул: "Он жив, он еще дышит, скорее сюда, скорее..."
Крингг с двумя офицерами быстро перепилили несколько ячеек вентиляционной сетки и устремились на помощь раненым, втащили их внутрь и вскоре те лежали на операционном столе Ленн Кидда.
Сайдерр был ранен дважды - в руку и в грудь, но раны, к счастью, оказались не очень опасны, чего нельзя было сказать о его противнике. Тот был тяжело ранен в голову, грудь и живот. Кроме того, сломанные при падении ноги казались в нескольких местах прошитыми пулями.
Ленн Кидд делал все. что мог, но шансов выжить у пострадавшего почти не было.
Долгое время он лежал без сознания, а когда пришел в себя, то оказалось, что ранение в голову оказалось роковым, человек потерял зрение, более того, он не мог даже говорить.
Ленн Кидд долгие часы проводил у постели больного, пока наконец не сказал: "Жить будет, но не долго... говорить сможет. Видеть - никогда..." Лечитель не скрывал правду от пациентов. Это было его жизненным правилом. Он считал, что каждый человек должен знать свое начало и свой конец. И любой приговор обязан переносить с достоинством и мужеством.
Услышав слова врача, больной дернулся, хотел было приподняться, затем бессильно опустился на подушку, прошептал: "Воды...".
Напившись, вздохнул и слабым голосом попросил: "Пусть ко мне подойдет тот, кто спас меня..."
Приблизившись к кровати, минкетт Сайдерр и подгорнерр Крингг представились. Раненый протянул ладонь и сказал: "Эта рука не замарана кровью честных людей. Пожмите ее. Я долго не мог говорить, но я хорошо слышу. Здесь живут настоящие, достойные люди, которых ничто не может согнуть и сломать, никакая беда, никакие трудности. Спасибо вам, что вы есть, что вы существуете. Меня зовут Овнерр, минкетт Овнерр... Я личный пилот правителя Зорнерра... Я знаю свое состояние, так что жить мне осталось недолго, совсем недолго... Хотя не так уж много людей на планете, кто намного меня переживет. - Печальная усмешка чуть тронула его спекшиеся губы. - Я слышал ваши разговоры. Вы знаете, что Уолла обречена. Но не знаете, кто... кто начал эту всемирную бойню, кто развязал эту чудовищную войну. Это Зорнерр! Гнусный, разложившийся подонок и негодяй... Это он, он... первым использовал оружие массового поражения... Он, чьи портреты висели в каждом нашем доме и... на каждом перекрестке... Он, кто обещал народу, что Таннея будет самым благословенным государством в мире... Он, которому слепо верили каждый солдат и офицер... Он, по чьему приказу сотни, тысячи людей, пытавшихся донести правду до народа, гнили, заживо погребенные в многочисленных горных подземельях... Зорнерр и только Зорнерр виноват в этом злодеянии, виновен в гибели нашей Уоллы... Я хочу, чтобы все, все знали об этом. И... помнили, помнили, пока будут... жить! По указанию Зорнерра тайно построили воздушный корабль специального назначения: неуклюжую на вид, но самую грузоподъемную, сделанную по последнему слову техники машину. Она могла взлетать и садиться на самые маленькие площадки. Она обладала сверхвысокой скоростью и небывалой высотой подъема... Она была буквально напичкана электронными приборами и различными автоматическими устройствами. На ее борту имелась установка по выработке питьевой воды из воздуха, большой запас продовольствия и несколько комфортабельных салонов. По приказу Правителя я и четверо членов экипажа должны были дни и ночи проводить в кабине, практически не покидая ее. Мы свято верили Зорнерру и... потом нам за это платили огромные деньги... Так что с неудобствами мы мирились. Я постоянно сидел в правом кресле, перед которым находился аппарат прямой связи с Правителем. Только по его личному указанию я имел право поднять лейерр в воздух. Воздушный корабль находился на поляне, окруженной со всех сторон высокими деревьями. Рядом располагалась загородная резиденция Правителя, к которой вела прямая скоростная трасса. В то злосчастное утро я услышал зуммер, поднял трубку аппарата, и властный голос Зорнерра приказал: "Сегодня быть наготове... Ждать!" Единственным нашим развлечением в то время было приемно-передающее устройство. Мы слушали последние новости, песни, музыку. И в этот день, как обычно, мы вслушивались в звуки прелестных мелодий известного таннейского музыканта Ингленна, как внезапно - оглушительные шумы, треск, шипение... И сквозь эту дикую звуковую какофонию прорвался совершенно явственно слышимый голос Правителя: "Еду... Готовь взлет, Овнерр". Через какое-то время со стороны города полыхнуло зарево, раздался страшной силы взрыв, вздрогнула и осела почва. Почти перед самым лейерром, едва не задев его, пронеслась небывалой силы ударная волна. Высокие толстые деревья ломались, как соломинки, все кругом окуталось пылью, туманом, дымом, запахло гарью. Пламя разрасталось, и вскоре весь горизонт представлял сплошную стену огня, который неумолимо двигался в нашу сторону.
Обезумев от страха, мы хотели уже взлетать, чтобы никогда больше не видеть этого ужаса.
В этот момент на трассе из леса, ставшего красновато-оранжевым, показался несшийся на высокой скорости уллеход Правителя, окруженный светящимся маревом.
Уллеход у корабля резко затормозил и из него выскочил Правитель и трое вооруженных людей в военной форме. Со всех ног они метнулись к трапу. За ними, что-то крича и размахивая руками, бросился водитель броневика. Зорнерр Повернулся, выхватил из кармана небольшой автоматический колкк и разрядил всю обойму в водителя.
Как только за вошедшими захлопнулись створки люка, корабль взмыл в небо и, быстро набрав высоту, потерял за облаками объятую Пламенем Уоллу. Правитель с сопровождавшими его охранниками находились в центральном салоне.
Не зная дальнейшего курса, я был вынужден по громкоговорящей связи спросить Правителя о маршруте следования.
После некоторого молчания я услышал его голос: "Достичь северной точки планеты и облетать ее по кругу до тех пор, пока не останется горючего для дозаправки на острове Дилтт".
С момента этого распоряжения жизнь потекла размеренно и однообразно, правда, в двух измерениях. В кабине нес вахту экипаж, непрерывно сменяя друг друга у рулей управления, а из центрального салона доносились возбужденные голоса, звон бокалов и пьяный раскатистый хохот Правителя и его собутыльников.
Однажды под вечер в кабину застучали, - сначала негромко, потом сильнее, затем заколотили ногами.
Не обращая внимания, я сидел на своем месте, глядя на показания приборов, полагая, что стучит кто-то из помощников, перепутав двери. Но внезапно раздавшийся громкий голос Зорнерра: "Овнерр, это я, открой", - заставил меня немедленно открыть дверь.
В тесную кабину ввалились совершенно пьяный Правитель вместе со своими помощниками, и обняв меня за плечи, сунул в лицо сосуд с элббой: "На, выпей, Овнерр, за меня выпей, за мою удачу, за мою победу!"
Я хотел было отстраниться от его зловонного дыхания, тем более, что до сих пор не мог простить ему убийства водителя. Я неплохо знал того человека. У него была большая семья и больной отец калека, и он служил Правителю днем и ночью, как верный шейбб, преданно охраняя, скрывая от всех его похождения и пороки.
Но волосатые пальцы Зорнерра впились в плечо и голос, хриплый после многодневного пьянства, вкрадчиво и зловеще произнес: "Ты что, Овнерр, не хочешь выпить со мной, с твоим Правителем?" У меня от страха затряслись руки. Я не первый день служил Правителю и прекрасно знал, что может последовать за отказом.
Я осушил до дна предложенный мне сосуд, причем маленькие глаза Правителя следили за каждый моим жестом, напряженно вглядываясь в лицо.
Увидев опустошенную бутыль, Зорнерр просипел: "Ну вот... так-то будет лучше", - затем круто повернулся к выходу и сказал: "А теперь все за мной... Все! А ты, Овнерр, включи автоматическое управление, нечего изображать из себя незаменимого..."
Когда мы вошли в салон, то увидели стол, заставленный бутылками, яствами. Следы пиршества говорили, что хозяин салона со своими прихлебателями все это время беспробудно пили.
Под бдительным оком Правителя вскоре "накачался" и мой экипаж.
У наших собутыльников постепенно развязывались языки, и по оживленным разговорам, отдельным фразам нам, наконец, стало ясно, что же произошло на Уолле. Мысль об этом не давала нам покоя с момента старта нашего лейерра.
Война!
Страшная война с применением оружия массового поражения загнала нас сюда, на северный полюс планеты. Загнала вместе с организаторами и исполнителями чудовищного, злодейского замысла.
Воспоминания о погибших родных и близких жгли наши сердца, иссушали мозг, отравляя необходимость существования на этом свете, тем более в компании с таким сбродом.
А распаленные алкоголем, воодушевленные наличием новых слушателей Правитель и его прислужники разглагольствовали о беспредельной власти над планетой.
Строили безумные планы об обладании всеми ценностями Уоллы. Восхваляли мудрость и величие своего подонка Шефа, называя его величайшим из величайших Правителей Вселенной.
Да, только так и не меньше!
Оказывается, этот сумасшедший выродок, этот безумец хотел быть диктатором не только Уоллы, но и всей Вселенной!
Мне стало стыдно и больно за своих товарищей, за свой народ. Ведь столько лет мы преклонялись перед этим ничтожеством, безумным маньяком, вообразившим себя божеством, вершителем судеб всех цивилизованных планет.
Наконец, Зорнерр со своей компанией угомонились и захрапели в своих креслах.
С чувством тоски и обреченности мы покидали это прибежище негодяев и скотов.
Буквально опустошенные, раздавленные увиденным и услышанным, мы вошли в кабину и плотно задраили входную дверь.
Для всех нас было совершенно очевидно, что пока этот корабль нужен Правителю, нам ничего не грозит, но как только Зорнерр переберется в одно из заранее приготовленных для него убежищ, от нас немедленно избавятся. Лишние свидетели Зорнерру не нужны. Спокойно и хладнокровно он уничтожит экипаж, так же как безжалостно пристрелил преданного водителя уллехода.
Обсудив положение, мы единодушно приняли первое и самое главное решение - уничтожить этих негодяев, жестоких хищников, принявших человеческое обличье. На Уолле не должно быть места для таких гнусных выродков.
Второе - необходимо было завладеть планами и картами Правителя и, в первую очередь, узнать точные координаты заправочных станций и подземных убежищ, где хранились продукты питания.
В дальнейшем, оставляя кабину лейерра и включив автопилот, мы присоединялись к пассажирам центрального салона, делая вид, что с удовольствием участвуем в их пьяных оргиях, а сами постоянно пытались что-либо выведать у Правителя и его своры шейббов.
Особенно это удавалось моему заместителю Миркку. Он быстро втерся в доверие к Зорнерру и тот называл его не иначе, как "мой дорогой Миркк".
Вскоре удалось выяснить и шифр от металлического сейфа, где Правитель хранил самые ценные документы.
Миркк даже узнал будущее количество членов экипажа. Как мы и предполагали, нас ожидала судьба водителя уллехода.
Терпеливо вынося присутствие этих ублюдков и необходимость постоянного общения с ними, мы крутились над северным полюсом, как волчок.
Шесть раз мы дозаправлялись и пополняли продукты питания на острове Дилтт. У Зорнерра была предусмотрена еще одна запасная база. В последний раз мы выгребли все запасы и из нее.
Наконец, наступило долгожданное время возмездия. Пришел момент расплаты с кучкой подлых ублюдков, недостойно носивших высокое имя человека.
Я доложил Правителю, что горючее на исходе. Хотя он был сильно пьян, но весьма удивился, так как рассчитывал, что оно имеется еще в достаточных количествах.
Однако не спорил и назвал координаты новой базы. Потом тут же назвал другие. Затем - следующие. Сообразив, что в таком состоянии ему точные координаты не вспомнить, Правитель вошел в салон, открыл сейф и стал копаться в ворохе бумаг. Непослушными пальцами он доставал документы, рассматривал, откидывал в сторону, пока, не выдержав, вытряхнул на пол все бумаги и, бросив: "Ищи сам, а я пойду выпью с моим дорогим Миркком", - вернулся в центральный салон.
Я долго ползал по полу, перебирая каждый документ и пытаясь найти необходимую карту. Он вскоре мне попался на глаза: кроме того, я обнаружил зашифрованную карту, на ней, как оказалось впоследствии, были нанесены хранилища ценностей и драгоценных металлов большинства государств планеты. Все прихватив с собой, я пошел к кабине, где меня уже ждали Миркк с товарищами.
До сих пор не могу забыть омерзительнейшую сцену. Проходя через центральный салон, я видел, как мертвецки пьяный, с красным от возбуждения лицом, совершенно голый Правитель пытался овладеть одним из своих помощников. Тот истошно орал и что было сил отбивался от этого похотливого животного.
Захлопнув дверь кабины, я показал экипажу обе карты и рассказал о препакостнейшем инциденте, свидетелем которого я только что оказался.
Ни слова не говоря, Миркк плотно изолировал входную дверь и по громкоговорящей связи сообщил пассажирам центрального салона о приговоре, вынесенном им от имени народа Таннеи и всей Уоллы.
В разгерметизированный салон проник космический холод, уничтожив соучастников страшного преступления...
Вскоре, дозаправившись горючим на небольшом островке, точные координаты которого были указаны на карте, мы взяли курс на столицу Таннеи.
Идя на небольшой высоте, сбросили над центром города замороженные трупы Правителя и его сообщников.
Из-за плотного устойчивого тумана, окутавшего столицу непроницаемой тусклой серой мглой, буквально ничего не было видно.
Вдруг на лейерре раздались тревожные сигналы опасности.
Замелькали, заметались цифры на приборах, показывая колоссальный уровень радиации. Быстро надев защитные маски - в свое время Зорнерр позаботился об этом, - мы немедленно набрали высоту, однако тревожные сигналы не унимались. Стало ясно, - пролетая над столицей, корпус корабля покрылся радиоактивной пылью. Единственное, что могло нас спасти, - это немедленная очистка корпуса от радиоактивных осадков.
А выполнить это было возможно только с помощью воды. Нужен дождь, самый обычный дождь!
На Уолле бывали ураганы, но довольно редко. Чаще всего они налетали с моря, обрушиваясь на берега порывистым ветром с потоками воды. Несколько раз смерчи налетали на Таннею. Один раз мне самому довелось попасть в такую переделку, находясь в кабине лейерра.
Надо сказать, что тогда мне просто повезло и я благополучно "унес ноги", а сейчас попасть в зону действия урагана было для нас просто спасением.
Мы заметались от полюса к полюсу в поисках "хорошенькой" бури, пока не увидели черно-багровую тучу с туго закрученными алыми краями, закрывавшую весь видимый горизонт.
Пожалуй, это был тот самый ураган, так необходимый для корпуса нашего уже довольно потрепанного сверхдлительным полетом воздушного корабля. Не раздумывая, я бросил машину в эпицентр циклона. Но оказалось - это вовсе не циклон, а смерч, вызванный взрывом гигантской разрушительной силы. Началось такое! - трудно даже представить себе в самом кошмарном сне: тяжелую машину трясло, бросало из стороны в сторону, как крохотную песчинку, потом она завибрировала и едва не отвалились крылья и хвостовое оперенье. Казалось, что мощный корпус вот-вот рассыплется на куски, а мы сами на мелкие частицы.
Внезапно нас сильно тряхнуло. Потеряв сознание, я на какое-то мгновение выпустил рули управления, и машину завертело, закружило и потащило вниз.
Придя в сознание, я увидел прямо перед собой циклопической высоты волны с белыми лохматыми бурунами на широких разлапистых гребнях. Одна из них дотянулась до корпуса и потащила за собой в бездну; казалось, еще мгновение и она поглотит нас в своей ненасытной беснующейся утробе.
В этот момент, как по волшебству, перед нами возникли заросли каких-то растений.
Направив корабль прямо на них, я каким-то чудом успел найти миниатюрный участок суши, не заливаемой штормом, и в изнеможении откинулся на спинку кресла.
Блаженное оцепенение разлилось по телу. Товарищи бросились ко мне, и не скрывая слез, крепко, до боли обнимали и жали руки.
Сигналы опасности давно стихли. Выбравшись из корабля, мы забрались под корпус и тут же, завалившись на песок, заснули мертвецким сном.
Осмотр корабля подтвердил полное отсутствие следов радиации. Машина почти не пострадала. Быстро набрав высоту, мы взяли курс на базу подводных кораблей, помеченную на карте рукой Правителя как объект особой государственной важности.
Вместо базы мы обнаружили развалины, груды камней, спекшихся с металлом. Уцелела лишь узкая длинная полоска врезавшегося в море песчаного мола.
С большим трудом лишь после третьего захода мне удалось посадить на него наш многострадальный лейерр.
Взяв оружие и надев защитные маски, я и Миркк направились к подземному убежищу, отмеченному на карте тремя черными жирными крестами. Вход в него был завален.
Но мы с собой захватили несколько ручных взрывных устройств - на Тайнее их называют ирггами.
Чтобы расчистить дорогу, Миркк швырнул один за другим два иргга в обрушившийся проем. Мы осторожно спустились в образовавшийся после взрывов лаз. Крутая лестница вела глубоко вниз. Кругом глухая темнота.
Включив нагрудные светильники, мы добрались до самого дна, по которому медленно ползла густая полоса черного дыма; долго шли по бесконечным переходам широкого тоннеля, пока не остановились перед сорванной с петли толстой бронированной дверью. На ней красовалась покосившаяся табличка, украшенная гербом Тайней и грозной надписью: "Вход категорически запрещен. Объект особой государственной важности. За нарушение - расстрел".
Перешагнув через полуразложившийся труп человека, лежащего на пороге, мы вошли в круглый зал, сразу определив, что попали в Центральный Пункт Управления Армии.
Вдоль стен установлено множество пультов, висели настенные карты всех государств Уоллы с намеченными объектами первого удара, схемами расстояний до столиц и временем подлета ракет к целям.
Именно отсюда были нанесены удары по всем странам и континентам. Именно отсюда, с этих красных вдавленных кнопок пошли сигналы к ракетным установкам. И на мирные города, поселки, беззащитное население обрушились смертоносные заряды.
У самого последнего пульта, уткнувшись лицом в пол, лежал в парадной форме со знаками различия эндгорнерра труп седого мужчины, сжимающего в иссохших, закостеневших пальцах маленький колкк. В виске убитого зияла огнестрельная рана со следами пороховой гари и запекшейся кровью.
Кругом хаос и запустение. На полу валялись осколки стекла, обрывки бумаг и около десятка застывших в разных позах трупов офицеров.
С тяжелым чувством покинули мы этот мертвый уголок и медленно, не глядя друг на друга, поднялись на поверхность.
Выбравшись из узкого лаза, мы увидели бегущих навстречу товарищей, которые кричали, махали руками и показывали в сторону моря: недалеко от берега торчал из-под воды стержень прибора наружного наблюдения подводного корабля. Вскоре он всплыл, открылся люк и на борту появился высокий человек в форме морского офицера, взмахивающий зажатым в ладони обрывком белой ткани.
Из люка поднялись. еще двое и, присоединившись к первому, начали что-то кричать. Затем они сели в небольшую лодку и поплыли к берегу. Когда лодка причалила, они выбрались на мол и пошли нам навстречу. Шли настороженно, пожалуй, даже боязливо. С тревогой взглядываясь в наши лица, они подняли руки вверх, демонстрируя свои мирные намерения. Не доходя пяти-шести шагов до нас, остановились. От группы отделился офицер, подошел, и отдав честь, представился: "Минкетт Стилл".
Мало кому из таннейцев не известно имя командующего подводным флотом Таннеи - эндгорнерра Стилла!
Фотографии этого высокого седовласого человека часто появлялись на страницах печати, причем текст почти никогда не менялся: "Надежда Таннеи - эндгорнерр Стилл".
Действительно, Правитель Зорнерр, паталогически нелюбивший людей высокого роста, всегда выделял эндгорнерра из своего окружения.
В своих интервью, встречах с представителями печати Правитель никогда не забывал упомянуть о надежде Таннеи - эндгорнерре Стилле.
Эндгорнерр был советником Зорнерра в военных вопросах. Правитель использовал его знания, опыт, но никогда Стилл не склонял своей гордой головы перед диктатором.
И мало кто знал, что Правитель смертельно боялся и ненавидел эндгорнерра, хотя постоянно называл его своей правой рукой.
Я, личный пилот Зорнерра, и то прослышал об этом совершенно случайно: из его пьяной болтовни, когда мы крутились над северным полюсом.
"Вы сын эндгорнерра Стилла?" - спросил я моряка. Он кивнул головой. Мы молча смотрели на горящие голодным блеском глаза моряков, на изможденные бледные лица, на потрепанные, болтающиеся на костлявых плечах мундиры.
Опустив оружие, мы подошли, пожали всем руки, по очереди представились. Они, растроганные теплой встречей, не скрывали слез, текущих по впалым щекам. Давно, видимо, очень давно не видели они живых людей!
Я пригласил гостей в салон лейерра. На стол мы выставили все, что у нас имелось. Моряки с такой жадностью набросились на еду, что и без слов было ясно, насколько они изголодались.
Когда гости насытились, я попросил Стилла рассказать обо всем, что с ними произошло.
6
"Отец был доверенным лицом Правителя Зорнерра, который поручил ему руководство центральным стратегическим пунктом управления Обороны страны. Так он назывался, хотя на самом деле это был пульт Первого Удара, как значилось в совершенно секретной инструкции, которую я случайно видел на письменном столе отца. Там постоянно дежурили доверенные лица Зорнерра, подчинявшиеся только Правителю.
По личному поручению Зорнерра отец на подводном корабле нового типа готовился к длительному автономному плаванию без всплытия на поверхность. На корабле имелись установки регенерации и очистки воздуха и опреснения воды, а также большие запасы продовольствия.
Формально командиром подводной лодки считался я, хотя фактически походом руководил отец, как командующий подводным флотом страны.
Корабль уже давно был готов к отплытию, но отец не выходил из своей каюты, углубившись в расчеты. Я несколько раз заглядывал в дверь, но он, не поднимая головы, что-то быстро писал.
Когда на пульте управления лодкой раздался продолжительный зуммер связи с берегом, я вызвал отца к аппарату. Тот с раздражением взял трубку, но, услышав голос, сразу оттаял и заговорил с давнишним другом нашей семьи доктором Гроллом. Когда-то давно он спас жизнь мне и :оей матери. Звонил он очень редко, так как был руководителем какого-то сверхсекретного Центра исследований, расположенного на южном побережье Таннеи.
Совсем неожиданно для отца он попросил с ним встретиться, хотя, как правило, на такие встречи у него обычно не хватало времени - настолько он всегда был занят.
К моему удивлению, отец быстро согласился, хотя установленный срок отплытия уже давно истек. Встреча была назначена в одном из портовых ресторанов. Отец вызвал вихролет и улетел.
Я очень долго ждал отца, но он не возвращался. Наконец, раздался зуммер, я бросился к аппарату и с трудом узнал его голос: изменилась даже манера говорить. Обычно он разговаривал резко, отрывисто, будто подавал команды. А сейчас со мной говорил почти незнакомый человек, хотя тембр голоса оставался прежним. Мало того, что язык отца заплетался - видимо, они крепко выпили, - но он то бормотал скороговоркой, то, надолго замолкая, тягуче и нудно растягивал каждое слово. Вдруг он начинал неожиданно хохотать, потом замолкал снова.
Насколько я его понял, друг приехал из своего Центра показать ему какое-то новое изобретение.
То, что рассказал ему доктор Гролл, настолько удивило и потрясло отца, что он не поверил, не мог поверить.
Оказывается, Гродл по указанию Правителя Зорнерра работал над изобретением специальных капсул. Проглотивший такую капсулу становился машиной, игрушкой в руках человека, управлявшего особым устройством.
Содержимое капсулы воздействовало на мозг, лишая его воли и сознания. Человек становился рабом, обязанным слепо повиноваться сигналам, идущим из специального устройства.
Гролл сказал, что сейчас за пультом этого устройства находится Правитель Зорнерр. Не зная об их давнишней дружбе, он поручил доктору заставить отца проглотить капсулу.
Но Гролл не хочет больше выполнять волю Правителя... В подтверждение своих слов доктор выложил на стол маленькую прозрачную капсулу с каплей красно-малиновой жидкости внутри.
"Это самая настоящая ерунда и глупость. Никогда не поверю в такую чушь", - рассмеялся отец, взял капсулу и проглотил ее, запив стаканом элббы.
Гролл испуганно посмотрел на него и, не говоря ни слова, рванулся к двери.
Все это было так не похоже на всегда спокойного и уравновешенного доктора, что отец насторожился и решил все-таки мне позвонить. Вдруг он стал заговариваться, мысли перескакивали с одной темы на другую.
Потом он заговорил о долге перед Таннеей. О том, что надо с ними покончить. Скорее всего, действительно, на его мозг стали воздействовать какие-то импульсы.
Внезапно отец, очевидно, собрав всю свою волю твердым голосом заговорил: "Немедленно уводи корабль в океан и оставайся там на предельной глубине, как можно дольше. Немедленно, слышишь, немедленно!" Затем он опять замолол чепуху, а потом, немного помолчав, стал говорить, что обязан выполнить свой долг перед Таннеей. Ведь он эндгорнерр Стилл, ее надежда и правая рука Правителя Зорнерра. Он сейчас пойдет на Центральный Пункт. Они не успеют нажать ни одной кнопки. Ответного удара не будет. Будет только Первый. Он спасет нацию! - и неожиданно послышались короткие гудки.
Я попытался хоть что-то сказать ему, но понял, что он бросил трубку.
Не зная, что же делать, что предпринять, я заметался по каюте.
Наконец я сообразил, что надо бы позвонить на Центральный Пункт Управления. Набрав секретный кодовый номер, известный лишь нескольким людям в стране, я услышал спокойный голос дежурного, который ответил, что сработала автоматика и эндгорнерр Стилл сейчас будет.
Я отчетливо слышал, как он приветствовал появившегося отца и сказал ему, что его просят к телефону.
Вместо ответа я услышал выстрелы, удары упавших тел, какие-то непонятные громкие звуки, звон разбитых стекол, треск.
Похолодев от ужаса, я что было сил заорал, но трубка не отвечала. Потом снова послышались выстрелы, крики, обрывки слов, последний выстрел. И тишина. Мертвая тишина.
Я нажал кнопку тревоги и срочного погружения. Подводная лодка ушла в открытый океан, в глубину, унося меня вместе с моими ужасными догадками и предположениями. Выполняя последнее указание отца, я вывел корабль в район, наиболее удаленный от материков. До сих пор не знаю, сколько времени мы провели под водой. Ссылаясь на предписание эндгорнерра, я приказал уничтожить все календари и опечатал приемно-передающее устройство.
Офицерам и другим членам команды я объяснил, что в целях секретности и проверки особенностей нашего подводного корабля мы должны находиться в режиме автономного плавания максимально возможный срок.
За все время плавания мы всплыли лишь один раз: у нас испортилась установка регенерации воздуха, а починить и проверить ее действие можно было только на открытом воздухе.
При всплытии часть команды обратила внимание на необычно резкое похолодание и порывистый ветер, что никогда раньше в этих широтах не наблюдалось.
За долгие и почти бессонные ночи плавания, я приучил себя к мысли, что Уоллу ждут большие перемены, хотя оставлял маленькую, совсем крохотную надежду: а вдруг этого не произойдет?...
Изменение климата все расставило по своим местам, Более того, при выходе на борт я захватил с собой небольшой прибор для проверки уровня радиации и осторожно, чтобы никто не заметил, произвел необходимые замеры: цифры были настолько велики, что все сомнения сразу отпали. На планете было применено оружие массового поражения!
Если даже здесь, вдали от берегов, прибор показывает такие громадные числа, то что же делается на материках?
При одной этой мысли холодок пробежал по телу и перехватило горло. Я дал команду быстрее заканчивать ремонт и срочно опускаться на глубину.
На вопросы членов команды, чем вызвано изменение климата, я попытался объяснить это аномалией и сослался на научную гипотезу о якобы возможных изменениях такого рода, связанных с расположением нашего светила.
Когда запасы продовольствия подошли к концу, я, несмотря на неудовольствие команды, приказал урезать ежедневную норму питания.
Вскоре продукты почти иссякли, а среди членов экипажа началось брожение. Слишком долго мы пробыли под водой. Тогда я собрал команду и рассказал всю правду, все, что было известно самому.
Это вызвало такую бурю возмущения и негодования, что меня чуть не разорвали на куски. Чтобы предотвратить волнения на корабле, я выложил из кармана колкк и сказал: "Любой из вас, кто посчитает мои поступки неверными, направленными во вред команде, может немедленно пристрелить меня".
Мое хладнокровие хотя и стоило мне лишней седой пряди, но убедило моряков лучше любых слов. Все моментально успокоились, а мой заместитель с двумя выбранными от команды представителями пошли к приемо-передающему устройству, сорвали печать и включили его.
Эфир молчал. Молчал на всех диапазонах. Кроме треска и пощелкивания ничего не было слышно.
Когда мне доложили об этом, я распорядился взять обратный курс.
По прибытии на место, направив прибор наружного наблюдения на родную гавань, мы не узнали ее.
От строений, сооружений, складов ничего не осталось: сплошные руины и развалины. Окружавшие бухту горы, даже горы изменили свои очертания и форму. Резко изменилась и береговая линия.
Всплыв па поверхность и открыв люк, мы рассыпались по бортам, пытаясь хоть что-то разглядеть в этом бесконечном нагромождении камней и металла.
Людьми овладело отчаяние. Многие потребовали немедленно высадить их на берег.
Никто ведь не знал о судьбе своих родных и близких. Кроме того, большинство не знало и не предполагало о возможных последствиях применения оружия массового поражения.
Я старался как можно спокойнее объяснить людям наше положение: выход на берег без защитных масок и специальных костюмов может привести к самым тяжелым формам лучевой болезни, - хотя прошло много времени, но радиация продолжает действовать, непосредственное соприкосновение с продуктами распада приведет к гибели людей,
Для наглядности я продемонстрировал показания прибора измерения уровня радиации. Он был настолько высок, что пока о высадке на берег не могло быть и речи.
После такого вступления пыл команды несколько охладился, но двое не удержались от безумного поступка: на глазах у экипажа они бросились в воду и поплыли к берегу.
Достигнув земли, беглецы стали пробираться вдоль развалин портовых сооружений. С трудом преодолевая завалы и глубокие ямы, они добрались до забросанного каменными глыбами бункера.
Внезапно один из членов команды, с ужасом воскликнул, указывая на беглецов, которые светились, окруженные странно мерцающим, красновато-оранжевым ореолом.
Через несколько шагов один из них упал, второй попытался его поднять, но не смог и, пошатываясь, двинулся дальше. Затем споткнулся и упал тоже. Хотел приподняться на руках, но они подломились и он затих. Еще долго мы ждали, что хотя бы один из них зашевелится. Но, увы!
Эти несчастные пошли на смерть от горя, от отчаяния. У одного в этом прибрежном городе была невеста, у второго оставалась маленькая дочка, жившая с его матерью, - жена умерла во время родов.
Желающих последовать их примеру больше не оказалось.
Еще раз собрав команду, я обсудил с экипажем наше положение. Здравый смысл подсказывал только одно: найти одну из секретных баз, а их было наверняка достаточно много, пополнить запасы продовольствия, и ждать, ждать пока не понизится уровень радиации.
Шансы найти родных и близких, а тем более застать их в живых на пораженной язвами взрывов и радиоактивными остатками планете, практически равнялись нулю.
Долго, очень долго в поисках живых людей и съестных запасов мы скитались по морям и океанам. За это время восемь человек из команды при различных обстоятельствах погибли, а оставшиеся в живых заболели лучевой болезнью, да и психика пострадала.
В одном из последних, еще не обследованных прибрежных городов, где мы рассчитывали найти продовольственные склады, к нашему удивлению уровень радиации оказался значительно ниже, чем в других регионах страны.
Когда мы всплыли в гавани этого порта, то не обнаружили и особенно значительных разрушений. Единственное, что причиняло беспокойство, так это страшное зловоние, исходившее от гниющей мертвой рыбы, толстым слоем покрывающей всю поверхность лагуны.
Я решил пойти с десантом на поиски продовольствия. Надев защитные маски и взяв оружие, воспользовались одной из лодок, в изобилии болтавшихся среди дохлой рыбы, мы причалили к берегу.
Шли медленно, осторожно поглядывая по сторонам. Кругом горы мусора, хлама, часть портовых сооружений была сильно повреждена, искореженные грузоподъемные устройства лежали грудой ржавого металлического лома.
Везде на складах, как крылья больших птиц, болтались и скрипели под порывами вонючего морского ветра трухлявые двери со сшибленными замками и насквозь проржавевшими петлями.
Нервы были настолько напряжены, что каждый шорох, каждый шелест заставлял нас останавливаться и прислушиваться... Ведь сколько трагедий, случаев бандитизма, мародерства, даже людоедства пришлось нам увидеть во время посещений казавшихся мертвыми городов и поселков.
Мы нашли единственный полупустой склад с остатками зерна, но прибор показал высокий уровень радиации. Приняли решение двинуться в центр города: там, по некоторым данным, было несколько подземных хранилищ, принадлежавших военным ведомствам.
Наш путь лежал через огромный припортовый полуразрушенный склад. В здании царил глухой полумрак. Шедший впереди включил нагрудный светильник, все последовали его примеру и стало несколько светлее. Неожиданно перед нами выросла преграда из толстых, переплетенных канатов. Один из нас приподнял нижний канат, чтобы, пригнувшись, остальные могли пройти друг за другом на другую сторону завесы. Как вдруг преграда дернулась, зашевелилась и, прочно приклеившись рукой к канату, он мгновенно взлетел вверх и нелепо повис, беспомощно вращаясь в воздухе, как вздернутая за веревочку детская кукла. Направив светильники вверх, все буквально похолодели от ужаса.
Многим из нас не раз приходилось смотреть в глаза смерти, тем более в подводный флот набирались люди с очень крепкими нервами. Но то, что мы увидели, было действительно страшным зрелищем.
Прямо под крышей была растянута гигантская паутина, на ней вздрагивало множество черепов и белых костей. А кто-то невидимый, не торопясь, неутомимо подтягивал канат с приклеившимся к нему моряком в самый центр этой смертоносной сетки.
Выхватив свободной рукой нож, несчастный хотел перепилить канат, но лезвие сразу прочно прилипло к нему. Тогда, дотянувшись до висевшего за спиной автоматического ружья, он полоснул очередью по центру паутины и выше, по надвигающейся гигантской полутени. Однако невидимая сила, не обращая внимания на все попытки освободиться, неумолимо затягивала его в раскинутые клейкие сети.
Еще мгновение, и вот он уже в центре паутины. Чем яростнее и ожесточеннее его движения, тем плотнее его тело приклеивается к частой ячеистой сетке.
Вот он уже распятый, не в силах шевельнуться, лежит, захваченный упругими кольцами капкана.
Дикий, нечеловеческий вопль вырвался из его груди, когда из темноты, из дальнего угла показалось огромное, лохматое чудовище. Его безобразное бочкообразное туловище с белыми круглыми пятнами было покрыто длинной шерстью с торчащими из нее острыми иглами. Голова напоминала приплюснутый с двух сторон, вращающийся во все стороны шар с фосфоресцирующими желтыми глазами и двумя, заходящими друг за друга, челюстями с множеством острых зазубрин с внутренней стороны.
Вся эта гигантская масса поддерживалась восемью мощными изогнутыми, покрытыми панциревидными наростами ногами, каждая из которых заканчивалась тремя крючкообразными захватами, плотно обхватывающими нити паутины.
Кто-то воскликнул: "Да это же нихтт!"
Мы вгляделись внимательнее: да, это действительно был нихтт, неприятное мелкое паукообразное, которое, удобно устраиваясь в темных уголках, оплетало их своей липкой паутиной и затягивало в свои сети зазевавшихся насекомых. Но до каких же гигантских размеров он вырос!
Неужели сбылись предсказания выдающегося ученого-биолога Уоллы доктора Инкк Мискк Белла, который утверждал, что в случае применения оружия массового поражения погибнет цивилизация, погибнут люди, но некоторые виды насекомых могут выжить и достичь циклопических размеров, став единственными живыми обитателями мертвой планеты...
Стараясь не задеть нашего товарища, мы принялись прицельно стрелять в надвигающегося монстра.
Не обращая никакого внимания на грохот выстрелов, тем более было похоже, что пули не причиняют ему никакого вреда, мерзкая хищная тварь нависла над безмолвно распростертой жертвой. Из черной зловонной пасти медленно вылез облепивший все тело клубок тягучей зелено-серой слюны.
Мы были вынуждены прекратить беспорядочную стрельбу из-за боязни попасть в человека, хотя лучше ему было бы умереть от пули, чем от челюстей этого омерзительного животного, с хрустом впившегося в его грудь и жадно высасывающего кровь.
Не в силах больше выносить жестокое зрелище, мы стремглав выскочили наружу.
Оглушенные случившимся, оторопелые, мы долго стояли на одном месте, не зная в какую сторону двинуться.
Но идти было надо - на борту корабля нас ждали, ждала голодная команда, ждали друзья.
Обходя строения, мы тронулись дальше.
Мы шли мимо полуразрушенных зданий с мертвыми глазницами выбитых стекол, пустыми проемами дверей. Мимо разбитых, изуродованных взрывами транспортных средств, раскиданных ветром обрывков бумаги, мусорных куч и хлама.
Изредка попадались уллеходы, но, как правило, все неисправные.
Так, пробираясь через руины, дошли до центра города, пока не увидели находящийся в приличном состоянии уллеход, стоящий у обочины дороги.
Я рванул на себя дверцу и едва успел отскочить в сторону: на меня обрушились два полуистлевших трупа и легли под ноги, уставившись пустыми глазницами черепов в серое сумрачное небо.
Взглянув на сиденье и увидав там массу копошившихся белых жирных червей, я от отвращения вздрогнул и отшатнулся.
Несколько поразмыслив, я все-таки решил повести свой маленький отряд в правую сторону, так как приметил достаточно широкую, почти лишенную строений дорогу.
Буквально через несколько шагов мы натолкнулись на большегрузный уллеход с совершенно исправным двигателем и полными баками горючего.
Вскоре, промчавшись по трассе, достигли городской окраины и уперлись в массивные металлические ворота.
Перед нами высилось несколько гигантских строений.
По полустертым табличкам можно было предположить, что это комплекс складов-хранилищ, принадлежащих военным.
Дверь проходной была распахнута, и мы беспрепятственно вошли на территорию. На ней друг за другом, прямо перед воротами стояло пять уллеходов. Четыре из них полностью загружены продуктами. Пятый - с распахнутыми дверцами - был пустой.
Уровень радиации был незначительным, так что продукты были вполне пригодными для питания.
Этих запасов нам должно было хватить надолго, поэтому я принял решение дозагрузить пятый уллеход и возвращаться обратно.
Не без труда открыв дверь, склада-холодильника, мы увидели такую картину, что кровь буквально застыла в жилах.
Он был весь набит замороженными трупами людей. Да, именно замороженными... Причем, судя но их позам, они были загнаны внутрь насильно. Некоторые из них убиты выстрелами в затылок...
Стоявший непосредственно у проема мертвец, по-видимому, из охранников этой базы, под сильным порывом ветра качнулся, рухнул на пол и рассыпался на мелкие части, будто стеклянный.
Не будучи уверенным, что в других складах можем увидеть иную картину, я дал команду немедленно возвращаться в порт.
Попытки открыть ворота базы изнутри результата не дали. Я сел за руль первой машины, завел мотор и на большой скорости вышиб створки ворот.
Дав указание следовать за мной, соблюдая необходимый интервал, я возглавил колонну и повел ее в порт.
Грозный рев двигателей нашей четверки был особенно слышен в безлюдной тишине разрушенного города.
Внезапно я резко затормозил, чуть не врезавшись в два уллехода, стоящих поперек улицы.
И в это же время со всех сторон посыпались очереди, загремели одиночные выстрелы.
Засада!
Очевидно, в городе обитала какая-то банда.
Неприятеля видно не было. Укрывшись за остатками разбитых машин, за ближайшими развалинами строений, кто-то непрерывно осыпал нас пулями.
Внезапно раздался оглушительный взрыв, и запылал уллеход, следовавший непосредственно за мной.
Открыв дверцу, я закричал: "Забросайте их ирггами и за мной..."
А сам, метнув подряд два иргга по стреляющим руинам, развернул уллеход и двинулся в левый проулок.
В этот момент от ближайшего здания отделилась какая-то тень и с истошным криком забарабанила по капоту.
Распахнув на ходу дверцу, я схватил незнакомца за плечо, перекинул на сиденье и на максимальной скорости погнал уллеход к гавани. Оглянувшись, я увидел, что за мной следует лишь одна машина, а остальные пылали огненными факелами в быстро надвигающихся сумерках.
Вглядевшись в спасенного, я понял, что передо мной женщина.
Мы летели, как на крыльях. Я буквально кожей чувствовал преследователей.
Неожиданно, когда я хотел бросить машину влево, женщина произнесла первую фразу: "Там тоже засада... Туда нельзя... Если вам надо в порт, то есть проезд по набережной... Там свободно", - и показала рукой.
Вскоре мы были у пирса и в бешеном темпе приступили к перегрузке на корабль продовольствия. Но не успели мы разгрузить и первый уллеход, как услышали выстрел и грохот разрыва: на территорию порта вползал бронированный уллеход, направляя в нашу сторону ствол орудия. Откуда-то неподалеку доносился рев двигателей второго броневика.
Один из членов команды, схватив в каждую руку по ирггу, не пригибаясь под пулями, пошел навстречу уллеходу и подорвал его, но упал рядом и больше не поднялся.
Скомандовав: "Всем на корабль", - я вместе с женщиной последним взобрался на борт.
От всего десанта, не считая женщины, осталось три человека. Выделив женщине отдельную каюту, я направился в свою, глянул в зеркало и обомлел.
На меня глядел совершенно седой офицер с изможденным лицом в изодранном окровавленном мундире морского минкетта...
За ужином Алтта, так звали женщину, рассказала о своей трагической судьбе.
7
Незадолго до начала всемирной войны она была призвана в армию.
Правитель Зорнерр, исподволь готовясь к войне, постепенно поставил под ружье все население Тайней, способное носить оружие, не исключая и женщин.
Ее направили в специальный военный лагерь, где проходили подготовку "юные борцы за свободу Уоллы" или "мои верные шейббы", - так называл их Зорнерр в своих речах.
В лагере обучались военному делу дети старших возрастов. С юных лет, как охотничьих шейббов, их натаскивали, натравливали на людей.
Этих мальчиков учили безжалостно убивать. Убивать женщин, детей, стариков. Убивать всех без разбора. Убивать во имя Таннеи и Правителя Зорнерра.
"Я была единственной женщиной в лагере. Меня постоянно преследовали похотливые взгляды инструкторов и особенно верзилы Дэбба. Он вообще не давал мне прохода. Огромного роста, с двумя вечно грязными волосатыми ручищами он, проходя мимо, обязательно старался чем-то задеть, оскорбить меня.
Это был страшно жестокий человек. За любую провинность он наказывал, избивал, иногда до полусмерти.
Стоило подростку ошибиться, не так выполнить какое-либо задание, как тут же неумолимо следовала расплата.
Он порол, вышибал зубы, ломал кости провинившемуся, причем делал это весьма мастерски, с садистским наслаждением, приговаривая: "Я сделаю из тебя шейбба... Настоящего шейбба, щенок!"
Жаловаться было некому. Дэбб пользовался покровительством Правителя. Иногда даже сам Зорнерр присутствовал при таких экзекуциях, с удовольствием наблюдая за поркой и избиением подростков.
Однажды Дэбб внезапно уехал. На следующую ночь после его исчезновения мы были разбужены необычайно сильным взрывом.
От ударной волны все лагерные строения развалились, как карточные домики.
Земля тряслась, вибрировала. Полуодетые, мы едва успели выскочить из своих помещений, со страхом глядя на пламеневшее над далеким городом зарево.
Прямо над нами проносились вывороченные с корнями деревья, кусты. Летели, падая на наши незащищенные головы камни, осколки стекол.
Началась паника. Все заметались по лагерю, не зная, куда скрыться от этого столпотворения.
Потом неожиданно все стихло. Хотя издалека по-прежнему доносились глухие взрывы, сопровождаемые отблесками ярких вспышек.
Еще долго, перепуганные, грязные, в обнимку с деревьями и кустарниками мы валялись, закрывая голову руками.
Когда я привстала, то увидела, что до самого горизонта вместо окружавшего нашу поляну густого леса темнели стволы поваленных сломанных деревьев, покрытых слоем каких-то белесых хлопьев.
Многих мы недосчитались в этот день. Кого сшибло деревом, кого придавило каменной глыбой, кто вообще сошел : ума и уныло бродил между остатками строений, что-то бормоча себе под нос.
Хотя я оказалась в живых после такого кошмара, но еще очень долго не могла прийти в себя. Да и сейчас, когда прошло столько времени, воспоминания о том ужасе преследуют меня каждую ночь.
В поисках пищи мы разбрелись кто куда: ведь от склада, де хранились запасы, ничего не осталось. Ровным счетом ничего. Пустое, голое место, как впрочем и от остальных строений.
Голодные, злые, не глядя друг на друга, мы рыскали в поисках съедобных корешков, ягод.
Вода, к счастью, была - неподалеку пробегал маленький ручеек, впадавший в небольшое озерцо. Некоторые пытались ловить рыбу, другие находили мертвых животных, слегка обжаривали на кострах и жадно набрасывались на полусырое мясо, вырывая друг у друга обглоданные кости.
Прошло достаточно много времени, пока мы услышали ум мотора уллехода.
Все бросились к нему и застыли в изумлении. За рулем, важно развалившись, со своей вечно наглой ухмылкой сидел Дэбб. Сам, собственной персоной "папаша" Дэбб. Вся его лоснящаяся физиономия говорила о сытости и довольстве.
Столпившись в кучу, мы со страхом смотрели на него, не зная, что будет дальше. Тем более, что уллеход был весь полнен оружием. Причем самых разнообразных видов и калибров.
Сзади к уллеходу было прицеплено передвижное помещение, обычно используемое высшими чинами армии для отдыха на время воинских учений или маневров.
Дэбб вышел, оглядел нас пронзительным взглядом и прорычал: "Ну что желторотики, струсили? Поджали хвосты? А, поди, голодные? Так какие же вы шейббы! Чему я вас, щенков, учил? Давно могли бы сожрать друг друга! Слабых надо уничтожать. Только сильный, самый сильный может подняться из грязи, из толпы. Как я, ваш дорогой Дэбб! Папочка Дэбб!" - и он загоготал утробным смехом.
Потом посмотрел на нас красными, выпученными глазами и завопил: "Как стоите, скоты, подонки!!! Перед вами Правитель Таннеи и Сиетта! Вытянуться! Руки по швам! И стоять! Смирно стоять. Стоять не шелохнувшись! Сам Зорнерр поручил мне управление этими странами! А Великий Зорнерр будет теперь диктатором всей Уоллы, ее полновластным хозяином и господином. Ясно, банда бездельников и лоботрясов? А теперь разобрать оружие и в строй. Быстро в строй! Пока вы тут дрыхли в свое удовольствие, мы малость повоевали. Да что там повоевали! Разве это война? Побросали друг на друга ракеты с зарядами, да и успокоились! Подумаешь, использовали оружие массового поражения! Ну, разрушили города, ну, поубивали почти всех. И теперь каждый копошится в своем дерьме. То ли дело вцепиться когтями и зубами в тело врага, перегрызть ему глотку, досыта напиться его крови., и дальше в следующего. Вот как раньше воевали, без всяких этих "штучек"... Ну, ладно, хватит речей! А ты как держишь оружие, щенок? Ну-ка, покажи руки!"
Вытащив из кармана колкк, он прострелил мальчику руки. Потом снова загоготал и сказал:
"А солдат без рук мне не нужен", - и выстрелом в голову прикончил подростка.
Мы с ужасом отступили назад, пораженные этой безжалостной выходкой. Этой бессмысленной жестокостью. Довольный произведенным эффектом, глядя на наши испуганные лица, Дэбб ухмыльнулся и тут заметил меня.
Сделав два шага вперед, он со словами: "А ты оказывается жива, крошка?" - рванул меня за руку, вытащил из толпы и швырнул на песок.
Носком сапога перевернув меня, Дэбб нагнулся и, заглянув в полные страха и слез глаза, прошипел:
"Ну, теперь я с тобой посчитаюсь!"
Выпрямившись, подозвал двух юнцов и сказал, указывая на прицепленное помещение:
"Запереть ее туда и стеречь. Отвечаете головой. Остальные за мной. Здесь недалеко есть поселок, где найдется чем поживиться".
Меня схватили и затолкали в этот, как оказалось, склад на колесах. Здесь все ломилось от яств, кругом были рассыпаны ювелирные изделия, драгоценные металлы, стояли ложа, на которых были небрежно брошены шкуры редких животных. Я слышала, как он что-то крикнул мальчикам, затем то тяжелые шаги раздались совсем близко и он вошел внутрь помещения.
Подойдя вплотную ко мне, Дэбб приподнял ручищей подбородок, посмотрел в лицо и прошептал:
"Будешь умницей, все... все будет твое", - но увидев мой ненавидящий взгляд, отпустил подбородок и заревел: "Ах, так... Мы, оказывается, слишком гордые! Тогда посидишь здесь. Может, после этого поумнеешь", - рванул меня за волосы, подтащил к какой-то двери и бросил в узкую длинную комнату с абсолютно голым полом и стенами,
Сейчас я уже не помню, сколько я пролежала на холодом гладком полу, уткнувшись лицом в угол. От голода и слабости у меня начались галлюцинации.
Очнувшись, я увидела, что надо мной стоит один из юнцов, протягивая сосуд с водой и большой кусок жареного яса.
- Дэбб сказал, что тебя надо кормить, - пробормотал н, и сунув все это мне в руки, опрометью выбежал из моей камеры, заперев дверь.
Впервые за все это время я наелась досыта и почти сразу заснула тяжелым, беспробудным сном.
Открыв глаза, я услышала стук открываемого засова и ко мне втолкнули двух связанных женщин, сильно избитых и плакавших. Я развязала им руки, напоила водой и, как сумела, попыталась успокоить.
Женщины рассказали, что к ним в поселок ворвалась банда подростков под руководством верзилы. Они перебили всех мужчин, сожгли дома, забрали все запасы пищи и домашних животных. Над всеми женщинами поселка надругались, а их избили и захватили с собой, потому что они пытались сопротивляться.
Утром моих соседок выволокли. Долго я слышала крики несчастных. Потом раздались выстрелы и наступила тишина, В таком положении меня продержали долго, безумно долго, так долго, что я совершенно потеряла счет времени.
Сильно похолодало. В мою камеру набросали тряпья и я, завернувшись в него, целыми днями лежала неподвижно, разглядывая змеившиеся на потолке трещины. Единственным развлечением был стук отворяющейся двери, когда приносили еду. Кормили меня довольно сносно - два раза в день.
Наконец, как-то днем пришел один из подростков, постоянно охранявших и носивших мне еду, и сказал, что меня зовет Великий Правитель Дэбб.
Когда меня ввели в знакомое помещение, то, увидев Дэбба, я была поражена его внешним видом. Куда девалась его прежняя самоуверенность? Худой, с ввалившимися воспаленными глазами, с серой потрескавшейся кожей, совершенно лысый, угрюмо насупившись, он сидел в роскошном кресле, и, не говоря ни слова, пристально смотрел на мое лицо. "Не передумала?" - спросил Дэбб неожиданно сиплым голосом. Услышав твердое: "Нет", - вызвал моих охранников и сказал: "Выпустите ее. Пускай делает, что хочет" С тех пор я свободно ходила по лагерю и никто не обращал на меня никакого внимания. Да, откровенно говоря, им было не до меня.
Практически все были поражены какой-то болезнью. Мальчики худели на глазах, почти ничего не ели. Многими овладело глубокое уныние и отчаяние. Все стали катастрофически лысеть, да у меня самой волосы вылезали клочьями. Хорошо, что один из мальчиков во время редкой вылазки прихватил где-то для меня парик.
Особенно приступы болезни усилились после переезда в город. Дэбб занял для себя апартаменты в единственном уцелевшем строении и заставлял немногих оставшихся в живых жителей приносить ему ювелирные изделия, драгоценные камни и за это выделял им из своих запасов горсточку зерна или обглоданную кость. Давал мало, очень мало, поэтому на следующее утро снова выстраивалась очередь жаждущих получить какой-нибудь огрызок или крошечную порцию объедков.
Как-то к нему пришла молодая супружеская пара, и женщина протянула одну-единственную драгоценность. Дэбб заржал ей в лицо, велел часовым раздеть ее донага и надругался на глазах мужа. Когда все было кончено и плачущая истерзанная женщина, получив горсточку зерна, повела своего мужа к выходу, тот подошел к распахнутому окну и выбросился на дорогу. Увидев его распростертое тело с размозженной головой, она подошла к Дэббу, швырнула ему в лицо зерно, сказав, что без мужа ей ничего не надо. Взбешенный Дэбб тут же выпустил в нее обойму.
Страшно сказать, сколько различного рода трагедий произошло на моих глазах.
Однажды кто-то сказал вновь испеченному Правителю, что если он будет пить кровь младенцев, то поправится. Мать четырех детей согласилась отдать ему маленького ребенка, чтобы накормить остальных трех.
Он попробовал. После чего ему показалось, что состояние его здоровья несколько улучшилось. С тех пор он как обезумел. И вместо драгоценностей стал требовать... детей!
Он, как нихтт, как вампир, впивался в горло бледного, тщедушного ребенка и пил, самозабвенно пил до последней капли, высасывая кровь своей беззащитной жертвы. Он буквально сатанел при виде крови и жаждал ее все больше и больше.
Вскоре в городе совсем не осталось детей. Да и взрослое население почти полностью вымерло.
И вдруг Дэббу доложили: в городе появились какие-то люди, они ищут продовольствие. Он решил не мешать им, а когда чужаки будут возвращаться, устроить им засаду, всех перебить и без труда захватить продовольствие.
В перестрелку, используя замешательство, мне удалось бежать, так я очутилась в кабине вашего уллехода".
Исповедь Алтты настолько взволновала меня, что я бросился в каюту, заперся и, меряя ее пространство шагами от одной стены до другой, проходил всю ночь. Я буквально не находил себе места. Перед глазами стояли картины зверств и насилий Дэбба и его банды.
8
Должен признаться, что все, что я услышал от минкетта Стилла, могло показаться неправдоподобным, если бы мне с моим экипажем не пришлось столько времени провести в воздухе вместе с Зорнерром и его приспешниками.
Видимо, Зорнерр очень тщательно подбирал исполнителей чудовищного замысла. Иначе откуда бы взялись Дэбб и ему подобные отребья человеческого рода?
Я предложил Стиллу и оставшимся в живых членам команды его корабля присоединиться к нам,
Как бы там ни было, но обрекать себя на голодную смерть, пока мы могли еще стоять на ногах, вряд ли целесообразно. Тем более, что среди нас оказалась и женщина, Алтта, спасшаяся благодаря незаурядному хладнокровию и мужеству Стилла.
Внимательно изучив карту Правителя, мы нашли в северной горной части Таннеи базу-хранилище, обведенную красным кружком. Судя по всему, это была его секретная база с запасами продовольствия.
Добраться до тех мест без вихролета нечего было и думать.
Кроме высокогорных хребтов,, ущелий и ледников, там ничего не было. Более того, вряд ли нам удалось бы найти необходимую площадку для посадки нашего единственного воздушного корабля.
И тут я вспомнил об одном из тайников Зорнерра. Довольно давно, когда меня только назначили личным пилотом Правителя, я был приглашен на прием в одну из его подземных резиденций. Кстати говоря, их у него насчитывалось свыше десяти, - на все случаи жизни. Она находилась на западной границе Тайней у города Талтт.
Когда мы туда прибыли, я обратил внимание на подземный ангар для вихролетов.
Военных объектов вокруг Талтта не было, и возможно, резиденция могла сохраниться. Туда мы и решили направиться в поисках вихролета.
Долетели сравнительно быстро. К счастью, подземный ангар сохранился, хотя сама резиденция пострадала сильно.
В ангаре мы обнаружили новый, полностью заправленный топливом вихролет.
Один из членов моего экипажа был пилотом вихролета.
Захватив с собой оружие на случай встречи с бандитами, группой в составе четырех человек мы вылетели на север страны в поисках секретной базы.
Уже подлетая к базе, мы увидели трех человек в военной форме. Стилл закричал: "И здесь эти бандиты!" - и принялся сыпать очередями из автоматического ружья. Двоих, кажется, убил, а третий скрылся.
Я с двумя офицерами решил спуститься вниз, дабы выяснить, сколько на базе засело бандитов и можно ли с ними справиться. Но в момент спуска раздался взрыв и я сорвался.
Очевидно, не желая, чтобы я достался врагам живым, меня решили пристрелить. А впрочем, может и по другой причине. Мы все были психически надломлены, порой становились просто невменяемыми.
Я считаю, что лишь по случайности мы не перестреляли друг друга раньше, слишком много нам всем пришлось перенести горя и страданий, особенно Стиллу и его товарищам.
Потом раненый глубоко, всей грудью вздохнул, закашлялся и отхаркиваясь кровью, прошептал:
"Теперь вы знаете все! Мне осталось жить немного, совсем немного... Но умоляю, запомните, все запомните и передайте... людям. Зорнерр! Правитель Зорнерр! Он виновник этого чудовищного злодеяния! Этой бессмысленной кровавой бойни... Будь проклято имя его! Будь проклята мать, вскормившая и воспитавшая это чудовище в образе человека!!! Будь прок..." - в этот момент он широко раскрыл глаза, дернулся и затих.
Затих навсегда. На ресницах Крингга блеснули слезинки, он украдкой смахнул их и, отвернувшись, отошел в сторону.
Вскоре и подгорнерр Крингг скончался.
Ленн Кидд с друзьями делали буквально невозможное. Они носились от постели к постели, от одного больного к другому. Но люди безропотно один за другим умирали.
Затем заболел и Ленн Кидд. Он мужественно переносил приступы болезни, пока однажды, не удержавшись от слабости на ногах, не упал рядом с аппаратом для переливания крови, пытаясь спасти жизнь маленького ребенка.
Больше Ленн Кидд не поднялся.
Вскоре в живых из всех мужчин осталось двое - Мизз Герр Солл и Сайдерр. Мизз Терр Солл умер совсем недавно".
В этот момент больной преобразился, привстал со своего импровизированного сиденья, еще раз низко склонился перед пришельцами и сказал: "Я, минкетт Сайдерр, был при смерти, но появились вы... не знаю каким чудом. Но вы меня исцелили... Я, кажется, здоров..." - но в этот момент он качнулся, Видимо, у него закружилась голова и, слабо махнув рукой, опустился на пол.
Теснившиеся в комнате женщины и дети бережно подхватили его и положили на топчан.
Эль Ней и его спутник были потрясены рассказом больного и не заметили, как вокруг них столпилось все население базы.
Их осталось немного, совсем немного. Худосочных, бледных до синевы больных женщин и детей. В большинстве калеки, они представляли собой жалкое, печальное зрелище. Глазами, полными слез отчаяния и мольбы, они уставились на Пришельцев и... просили.
Просили молча, без слов. Они вымаливали себе здоровья, хотя бы чуть-чуть, частицу. Хотя бы надежду, пусть слабую, но надежду. Надежду на исцеление, избавление от мук.
Будучи больше не в силах выносить этих жалобных, молящих взглядов, Эль Ней поднялся. От вида беспомощных больных и калек ему стало не по себе...
Они ждут чуда... Напрасно! Чудес не бывает! Ведь по существу он не может исцелить даже одного человека. Передать на время часть Жизненной Энергии, - вот и все, что в его силах.
Для обоих инопланетян было ясно, что планета и все живое на ней обречены. Хотя, безусловно, необходимы глубокие, всесторонние исследования.
Перед телепортацией на звездолет Эль Ней протелепатировал присутствующим; "Не пугайтесь... Мы сейчас исчезнем, но скоро придут другие... Они определят, как и каким образом вам помочь, и возможно ли это сделать".
Оказавшись на корабле, Эль Ней с товарищем материализовались в Центральной и подробнейшим образом доложили Эль Раду все, что видели и слышали.
Эль Рад сразу понял бесполезность затеи, но не раздумывая, тут же отдал распоряжение направить на планету, в подземелье, экспресс-лабораторию и ученых тех Направлений Науки, которые могли бы оказаться полезными при проведении лабораторных исследований и взятии различных анализов.
Одновременно туда телепортировались все Хранители Здоровья.
Биороботы быстро расчистили площадку, заваленную после взрыва камнями и обломками, и на нее сел глорвер с экспресс-лабораторией на борту.
Через выжженное отверстие лаборатория была доставлена прямо в подземелье.
Как Эль Рад и предполагал, поступившие сообщения от их Ученых и Хранителей Здоровья были неутешительными.
Радиация свое дело сделала: поражена вся иммунная и генная системы организмов. Никакие, даже самые современные и радикальные средства, уже не могли спасти обреченных жителей планеты, впрочем, как и все живое на ней.
Планета... умирала!
Биороботы-разведчики обследовали все уголки Терпы - Уоллы, как называли ее местные жители, - но нигде живых людей не встретили.
А чудом выживших и достигших гигантских размеров некоторых видов насекомых постепенно убивало жесткое космическое излучение.
Даже сверхмощная цивилизация Андриоллы была не в силах что-либо сделать для спасения планеты.
Поздно. Слишком поздно... Гибель Терпы предрешена!
Когда Эль Ней протелепатировал жителям подземелья о положении дел, они восприняли тягостную весть спокойно.
От молчаливой толпы отделился Сайдерр - ему на время восстановили часть Жизненной Энергии, и от имени всех поблагодарил Пришельцев за все, что они сделали. Одновременно он передал просьбу жителей подземелья помочь им умереть сразу, всем одновременно, но легкой смертью, без мучений.
Эль Ней кивнул головой, повел рукой, и серебристый туман плотным слоем окутал последних уолльцев.
Их лица озарились радостной улыбкой, затем очертания тел стали таять, становились тоньше, незаметнее и вскоре совсем исчезли, превратившись в крохотные кучки золотистого пепла.
* * *
Когда звездолеты сошли с орбиты и устремились к родной Андриолле, Эль Ней обернулся и в последний раз бросил взгляд на эту мерцающую, еле заметную звездочку, плавающую в просторах Бесконечности.
И навсегда прощаясь с Терпой, Эль Ней подумал, как все-таки хрупок и несовершенен мир...
Найя - планета зыбучих песков
Часть первая
"Найя"
1
После возвращения с многострадальной Терпы на Андриоллу Эль Ней решил посетить город Ученых, повидаться со своей матерью Ил Неей, которая тоже недавно вернулась из очередной экспедиции. Ил Нея, занимавшаяся экспериментами в своей лаборатории, вздрогнула, когда перед ней неожиданно телепортировался ее сын.
Она хотела было слегка пожурить его. В этом городе, как правило, занимались только исследованиями в различных Направлениях Науки. Что касается встреч с родными и близкими, то для этого имелось на планете множество других мест: и город Встреч и Расставаний, и город Веселья, и город Спокойного отдыха, и город Раздумий.
Но радость встречи с сыном настолько захлестнула ее, что она, вопреки Правилам, подошла к нему и, прижавшись щекой к щеке, долго стояла, вслушиваясь в мысленный рассказ Эль Нея о его первом путешествии. "Как быстро вырос и возмужал мой маленький мальчик!" - подумала она.
- Не маленький, я уже скоро перейду рубеж половины Первого Круга Развития, - мысленно ответил Эль Ней.
- Да, конечно, я пошутила, - отозвалось в мозгу сына. - А вы пробовали метод интенсивного биоэндростанцирования, чтобы помочь этим несчастным?
- Успокойся, мы испробовали все известные методы и способы.
- И даже метод Ор Сола?
- Да, и даже метод Ор Сола. Все бесполезно. Радиация сразила каждую клетку этих людей, они были обречены. И вообще, хотя ты и известный ученый в микробиологии, поверь, мы сделали все, что могли. Ведь ты знаешь, если экспедицию возглавлял такой человек, как отец, он никогда ы не покинул Терну, имей хоть малейший шанс помочь тем людям.
- Ты прав, Эль Рад никого и никогда еще не бросал в беде. - Ну, ладно, - закончила мысленный разговор Ил Нея,- не мешай мне. Я должна закончить свою работу, и у меня останется немного свободного времени. Когда отец освободится, выйди на связь и договорись с ним. Я буду вас ждать в городе Развлечений. Я слышала, туда прибыло несколько разумных существ с планеты Альдаида, где мы впервые встретились с твоим отцом.
Едва Эль Ней прибыл в город Развлечений, как его вызвал на связь Эль Рад. Перед его глазами возникло сияющее белоснежное облако, а в нем - лицо отца.
- Я не смогу принять участие в нашей встрече. Совет поручил мне возглавить экспедицию на Найю, - услышал Эль Ней голос Эль Рада. - Матери я сообщил. Успокой ее, я скоро вернусь.
_ - Возьми меня с собой! - попросил Эль Ней.
- Может быть, ты немного отдохнешь после путешествия на Терпу?
- Нет, я должен быть там, с тобой, - настаивал Эль Ней.
-Хорошо, я переговорю с Главным Советником и сообщу его решение.
Немного погодя Эль Ней вновь услышал голос отца:
- Совет согласен на твое участие в экспедиции. Направляйся в Центр Подготовки Дальних Разведок. Предупреди мать. До встречи.
Лицо отца померкло, и белоснежный шар растаял в воздухе.
Эль Ней передал матери разговор с отцом и тепло попрощался. По прибытии в центр подготовки он узнал о причинах экспедиции на Найю.
Биоспутники с орбиты недавно открытой Найи передали ряд сведений, которые весьма заинтересовали ученых Андриоллы.
Вся поверхность планеты была покрыта сплошными песками - от белого до темно-серых, почти черных оттенков, которые находились в беспрестанном движении, откуда, собственно, и пошло название - Найя - планета зыбучих песков. Кроме того, на планете высилось несколько крупных горных массивов с высокими вершинами, покрытыми никогда не тающими ледниками. Планета двигалась по непонятной орбите, вопреки Законам движения космических тел. Это было не вращение, а странные замысловатые зигзаги.
Некоторым своеобразием отличалась на Найе смена дня и ночи. Если на одном полушарии царила глубокая ночь, причем весьма продолжительное время, поверхность планеты остывала до немыслимо низких температур, что не могло не сказаться на биологически активной жизни, на другом в это время был ослепительно яркий и чрезвычайно жаркий день. При этом пески раскалялись до сверхвысоких температур, и от поверхности палило жаром, словно из жерла действующего вулкана.
Ярко-оранжевое Светило окружало множество небольших раскаленных планет, активно влияющих на поле тяготения, непрерывно его изменяя.
Кроме того, биороботы обнаружили под внешней оболочкой Найи значительные пустоты, что не увязывалось с общеизвестной теорией о наличии у каждой планеты тяжелого и плотного ядра.
На дневной стороне планеты находилось значительное количество озер, до краев наполненных некоторыми драгоценными металлами, находящимися в расплавленном состоянии. При повороте полушария к долгой ночи эти "металлические" озера бесследно исчезали. И, наконец, самое главное - на одной из горных вершин было обнаружено циклопическое сооружение геометрически правильной формы, что свидетельствовало о его искусственном происхождении.
В соответствии с планом исследований на Найю было направлено шесть биороботов, по три на каждое полушарие. С освещенной стороны планеты передача информации прекратилась почти мгновенно, а с ночной - информация оказалась более обширной, но вскоре и тут биосвязь внезапно прервалась. Скупые сведения, полученные с освещенной части планеты, свидетельствовали, что огромные ледники немедленно тают, колоссальные массы воды бесследно исчезают в горных трещинах, а в раскаленном бледно-желтом небе не бывает ни одного, даже самого маленького, облачка. В то же время на противоположной стороне небо сплошь закрыто лохматыми тучами, и сквозь густой темный туман, окутавший .поверхность, то и дело прорываются огненные стрелы сверкающих молний.
После таинственного исчезновения биороботов Совет принял решение направить на Найю экспедицию под руководством Эль Рада.
После короткой подготовки в Центре Дальних Разведок экипажи обоих звездолетов, в составе одного из которых находился Эль Ней, были готовы к старту.
По приказу Эль Рада один из звездолетов остался на орбите Найи, а он на втором корабле сделал несколько витков в поисках места, удобного для посадки огромной машины. Вскоре стало очевидно, что посадка звездолета на освещенную часть планеты нецелесообразна. Он принял решение направить туда каплолет с тремя разведчиками, среди которых был Эль Нэй, а сам дал задание роботу-координатору вместе с Главным Мозгом корабля просчитать наиболее удобное место для посадки. Вскоре звездолет опустился на небольшое плато в горном массиве невдалеке от ажурного исполинского сооружения.
В мрачной темноте ночи вокруг вершины, где находилось строение, металось множество шаровых молний. Они со свистом рассекали воздух и с громкими хлопками разбивались о каменные стены, рассыпаясь гроздьями ярко светящихся искр.
При освещении наружных блинкеров на фоне горного хребта особенно отчетливо выделялась громада строения, возведенного неизвестным Разумом.
Эль Рад второй раз летел руководителем экспедиции. По Правилам он должен был всегда находиться на одном из звездолетов, но на сей раз Эль Рад не мог отказаться от личного участия в высадке на поверхность Найи и в числе первых четырех Разведчиков вылетел на каплолете обследовать удивительное искусственное сооружение.
Несколько раз облетев вокруг этого колосса, Разведчики не обнаружили ни одного подходящего места для посадки, пока Эль Рад не указал на небольшую ровную площадку противоположного склона.
Само сооружение сплошь состояло из огромных гладких наклонных плоскостей, так что не было и речи о посадке непосредственно на его поверхность. С помощью блинкера Разведчики обнаружили огромный, низко нависающий над входом прозрачный козырек.
Оставив одного из своих товарищей на каплолете, Эль Рад с двумя другими телепортировался на узкую, расположенную прямо перед входом в сооружение плоскую площадку.
Стоя под козырьком, покоящемся на могучем треножнике с подвижными шарнирами-креплениями в верхней части, которые позволяли придавать навесу различные положения, Разведчики рассмотрели, что все сооружение состояло из различных геометрических фигур, выполненных из какого-то серебристого металла с сильным зеркальным отражением.
Температура воздуха была очень низкой, автоматически включился обогрев скафандров.
Треугольный проем входа преграждала толстая решетка с большими прозрачными многогранными кристаллами в центре каждой ячейки. Кристаллы были не закреплены и свободно плавали в воздухе, чуть покачиваясь и вздрагивая от порывов ветра. Отражаясь от бесчисленных граней, лучи ручных блинкеров создавали неповторимую игру света и теней.
Перед решеткой была расположена каменная четырехступенчатая лестница из крупных гладко отполированных черных плит с золотистыми прожилками.
Все трое, один за другим, цепочкой, согласно Правилам, соблюдая дистанцию, двинулись по ней.
Эль Рад, как положено командиру, шел в середине. Когда нога первого из них коснулась нижней ступени, раздался тревожный сигнал. Из-за решетки на Разведчиков обрушился интенсивный поток световых лучей. Если бы не специальное, сразу потемневшее покрытие прозрачной части шлемов, от этого свечения можно было ослепнуть.
Кристаллы в ячейках пришли в движение, вращаясь вокруг своих осей. И вдруг так же неожиданно, как начались, прекратились пронзительные звуки. Кристаллы заняли прежнее положение. Все вокруг погрузилось в тяжелый беспросветный мрак. Разведчики оказались в кромешной тьме.
В этот момент шедший впереди Ир Тан ступил на вторую ступеньку. У его ног вспыхнул ослепительный шар молнии и раздался глухой взрыв, разорвавший темноту холодным белым пламенем. Эль Рад от неожиданности вздрогнул и, отпрянув в сторону, увидел, что на месте Ир Тана зияет глубокий черный провал.
Ошеломленный Эль Рад долго стоял около места гибели Ир Тана. Испытывая боль от собственной вины, от того, что он не успел своевременно дать команду на включение силового поля. Эль Рад не выдержал, включил внешнюю громкоговорящую связь и крикнул:
- Мы пришли к вам с миром. Мы безоружны. За что, за что вы убили Ир Тана? Неужели вам нужна его смерть? Зачем?
Решетка вздрогнула и медленно поползла вверх, открывая дорогу. Эль Рад посмотрел на своего товарища, и они, не сговариваясь, вопреки логике, шагнули вперед, в неизвестность.
Да, так уж созданы Разведчики Вселенной... Какая бы опасность ни угрожала их жизни, он будет рисковать. Обязательно будет. Риск - его право! Риск - неотъемлемое качество его натуры. Он всегда, даже под страхом немедленной смерти, пойдет в неизвестность по непроторенному пути, чтобы открыть дорогу людям, идущим следом.
Сразу за решеткой оказались створки громадных дверей, которые раздвинулись и, пропустив Разведчиков, тут же плотно сомкнулись. Западня захлопнулась!
В широком тоннеле, выложенном серебристыми сегментами с темными стыками, пульсировало голубоватое свечение. Под ногами по мозаичному полу бежала узкая ярко-желтая дорожка света.
Они долго двигались вперед. Что их ждет? Разгадка тайны или смерть, такая же неожиданная, как смерть Ир Тана?
Внезапно дорожка уперлась в гладкую стену с металлическими створками дверей, пропустившими их в неудобное тесное помещение с прозрачными стенами. Они попали в кабину вертикального транспорта, так как едва створки за ними захлопнулись, их тут же с большой скоростью понесло вверх.
Когда движение прекратилось и створки снова раскрылись, Разведчики оказались в центре гигантского зала, залитого ровным золотистым светом. По всему периметру вдоль стен громоздилось множество пультов управления, приборов; всюду мелькали огоньки, светились сигнальные табло, освещались и затухали экраны, по которым бежали непонятные символы.
Вверху, на самом потолке, вокруг центральной оси вращался огромный диск с многочисленными отверстиями, из которых опускалось к полу множество прозрачных трубок, наполненных разноцветной жидкостью.
Вдруг стенки одной из трубок потемнели, стали зелеными, из нижней части вырвался сноп искр, и из той же шахты, откуда прибыли Разведчики, появилось существо небольшого роста, с головы до ног закутанное в белое перламутровое одеяние. Эль Рад заметил, что концы одежды были прикреплены к голубому обручу на голове, который был довольно широк и в центре заканчивался небольшими, касающимися друг друга шарами.
Существо уверенно двинулось в направлении Разведчиков, причем шагов не было слышно. Казалось, оно просто плывет по воздуху, лишь свободно свисающие к полу концы одежды чуть колыхались при движении. Приблизившись, оно остановилось в нескольких шагах от Разведчиков и принялось внимательно их изучать.
Эль Рад с товарищем с высоты своего гигантского роста видели лишь его лысый череп, обтянутый тонкой, почти прозрачной смугловатой кожей, под которой еле заметно виднелись голубоватые прожилки. Шарики на обруче стали расползаться и остановились у висков. Эль Рад, наконец, увидел лицо старца.
Облик хозяина планеты оказался весьма своеобразным и достаточно привлекательным. Высокий лоб, тонкие, гордо изогнутые брови взметнулись над большими ярко-синими глазами с черными в золотую точку зрачками. Небольшой с горбинкой нос, с глубоко вырезанными, нервно подрагивающими при дыхании ноздрями. Ротовое отверстие было скрыто седой, аккуратно подстриженной, чуть закрывавшей шею бородой и белыми пушистыми локонами усов, свисавших с обеих сторон. Но больше всего, конечно, впечатляли глаза незнакомца, они жили на лице своей, особой жизнью. Его бездонные синие глаза-озера светились всепонимающей мудростью, в них таилась глубокая, беспредельная грусть.
Из складок одежды показались тонкие руки с тремя длинными изящными пальцами.
Старец провел ладонями по лицу, бороде, скрестил руки на груди, обхватив ими плечи, и слегка склонил свою гордо посаженную голову. Приподняв лицо, незнакомец пристально посмотрел в глаза Эль Рада и его спутника, и они услышали его мысли:
- Орх, от имени жителей планеты приносит вам глубокое соболезнование и скорбит по поводу гибели Вашего друга. Мы ошиблись, приняв вас за врагов, которых все время ждем. Мы понимаем, что ничто не заменит вашего товарища, но готовы искупить свою вину любой ценой. Хотя жизнь человека не имеет цены и ее ничем, никакими сокровищами не заменишь. От имени своего народа я прошу принять нашу дружбу. Вся наша планета вместе с вами сейчас скорбит по поводу этой утраты. На месте его гибели мы зажжем огонь, что будет памятью его подвигу и вечным укором для нас. Я расскажу историю нашей планеты, и вы поймете, почему мы были вынуждены совершить этот акт жестокости. Когда-то наша планета Ихора была цветущим, благодатным краем, благодаря мягкому теплому климату. Здесь появилась сильная технократическая цивилизация. Внезапно находившаяся неподалеку от нашей Системы звезда взорвалась. Последствия взрыва оказались для нас весьма печальными. Ихора сошла со своей орбиты и попала в плен магнитного поля четырех тяжелых планет. Вы, наверняка, обратили внимание на немыслимую траекторию движения нашей планеты, благодаря чему неузнаваемо изменился облик Ихоры, и она превратилась в безжизненную пустыню. Неравномерно длинная ночь и значительно более короткий день с колоссальными перепадами температур оказались гибельными для всего живого. Но люди сумели выжить даже в экстремальных условиях. Мы ушли внутрь планеты, там, глубоко в ее недрах, наши ученые сумели создать огромные города. Мы сумели не только сохранить и отстоять нашу цивилизацию, но и поднять ее на более высокую Ступень Развития. Перед нашим народом стояли, казалось, неразрешимые проблемы: нам нужны были неиссякаемые источники тепла, света, воды, наконец, пищи. Но благодаря гигантскому труду, благодаря упорству нашего великого народа, все это удалось найти и создать условия, необходимые для нормальной жизни. Некоторые, правда, испугавшись трудностей, решили переселиться на другие планеты и улетели на космических кораблях, но ни от одного из них пока не получено никаких известий. Большинство осталось и, я думаю, не пожалело об этом. В то же время многие ученые сейчас работают над проблемой возвращения Ихоры на прежнюю орбиту, но есть и такие, кто настаивает на поисках планеты, подходящей для жизни. С какими бы удобствами мы ни устроили нашу жизнь здесь, в глубинах Ихоры, человечество не может ограничиваться жизнью в замкнутом пространстве и всегда будет стремиться вырваться за его пределы. Таким уж создала его природа. И как бы человеку ни было хорошо я спокойно на своей планете, какие бы блага ни давала ему цивилизация, он всегда будет стремиться разорвать оковы тяготения и вырваться к Звездам. Ему надо покорить Пространство и Время. Ему надо осваивать бесконечные просторы Вселенной. И ничто и никогда, никакие препятствия и трудности, никакие опасности не заставят человека отказаться от этой цели. Вот уже несколько поколений уходят на покорение Пространства наши корабля, и ни один, ни один из них пока не вернулся. Но с каждым периодом возрастает количество желающих вырваться за пределы нашей Звездной Системы, и этот процесс необратим.
Пока жив Разум, в каждом человеке будет жить неистребимое желание покорять необъятную бесконечность Космоса. А теперь мне бы хотелось объяснить, чем вызвана эта наша настороженность по отношению к пришельцам. Одиннадцать периодов тому назад над планетой появился космический корабль неизвестной нам конструкции. На шестом витке, пролетая над нашим Космическим Центром, он неожиданно взорвался. Посланный нами транспортный корабль для оказания помощи обнаружил в одном из отсеков большой заполненный сосуд, в котором в состоянии анабиоза находились два инопланетянина. Одного из них удалось оживить. Это было омерзительное на вид бесформенное существо с множеством скользких гибких конечностей. В нашей среде он быстро освоился, но доставил нам массу хлопот и неприятностей. Больше того, он чуть не принес гибель всей ихорской цивилизации. На многих ученых он произвел такое неприятное впечатление, что часть из них даже отказались от своих исследований по переселению на другие планеты, дабы не попасть под власть ему подобных существ. У этого инопланетянина со странным именем Фчф оказались необыкновенные способности к перевоплощению. Он легко принимал форму любого предмета, ему ничего не стоило появиться в образе любого из нас. Принимая облик одного из членов Совета Старейшин, управляющего Ихорой, главой которого недавно избрали меня, Фчф стал опасно влиять на нашу молодежь, призывая ее к бунту и захвату власти. Когда ему это не удалось, он попытался захватить космический корабль с целью вернуться сюда со своими соплеменниками и поработить наш народ. В последний момент перед стартом совершенно случайно его замыслы были раскрыты, он был схвачен на месте преступления и Всепланетный Суд присудил его к уничтожению. Однако ему удалось в очередной раз всех перехитрить. Приняв облик одного из своих стражников, он сумел убежать из тщательно охраняемого помещения. Наступили еще худшие времена. По ночам он в образе молодого красивого человека пробирался в жилища и бесчестил девушек и молодых женщин, причем в последний момент принимал свое омерзительное обличье. Некоторые девушки от испуга умирали, другие сходили с ума, а на свет стали появляться жуткие уродливые младенцы, которых тут же навечно усыпляли. Совет Старейших принял решение немедленно отыскать Фчфа и уничтожить его, но до сих пор никому не удалось это сделать. Теперь мы вынуждены закрывать все жилища, которые могут быть открыты только биоимпульсом их хозяев. Для женщин была изобретена тонкая сверхпрочная одежда, которую можно снять только по желанию владельца с помощью биоимпульса ее мозга. Ученые нашли способ его уничтожить, но это возможно сделать только в тот момент, когда инопланетянин предстанет в своем обличье. Все наши молодые девушки и женщины посвящены в эту тайну, но он, зная об этом, стал более осторожным и изменил тактику своего поведения. Сейчас он повсюду распространяет нелепые измышления, что на поверхности планеты можно прекрасно жить, а ученые и Старейшины нарочно не пускают людей наружу, чтобы держать их в своей власти. Часть молодежи поддалась этим слухам и потребовала выпустить их на поверхность Ихоры, где, как вы знаете сами, всех ждет немедленная гибель. Поэтому наши ученые установили у единственного входа в Центр Энергии защитную решетку, чтобы нельзя было выйти, а тем более войти. Мы все время наготове...
Ваше появление сильно озадачило нас. Ведь вы могли быть представителями планеты Фчфа, явившимися завоевать и поработить нашу цивилизацию. Когда вы включили громкоговорящую связь, обратившись к нам, мы поняли, какую совершили страшную, непоправимую ошибку, уничтожив посланца мира и дружбы. Еще раз прошу прощения за совершенную нами чудовищную несправедливость... А теперь мне бы хотелось показать вам некоторые достижения нашей цивилизации. Сейчас вы находитесь в сооружении, которое является для народа Ихоры неисчерпаемым источником энергии и тепла. Это - Центр Энергии, центр жизни планеты. Он целиком состоит из световых ловушек и является постоянным источником и накопителем тепловой энергии. Как только это полушарие выходит из ночи и поворачивается к Светилу, ловушки Центра Энергии начинают принимать его яркие лучи. Они конденсируют их и, таким образом, запасают для планеты энергию на длительный период. Нашим ученым удалось использовать буквально все технологические процессы и отходы жизнедеятельности человека и применять их только для его пользы. Все, что я сейчас покажу вам, плоды изобретений нашей цивилизации, которые дают нам возможность спокойно жить и трудиться глубоко под поверхностью Ихоры. Кстати, вы можете снять шлемы, к счастью, состав нашего воздуха и продукты питания вполне пригодны и для вас. Пока мы вели беседу, робот-анализатор провел всесторонние исследования и нашел, что параметры ваших организмов, за исключением генетических структур, во многом соответствуют нашим. Хоть Вселенная и бесконечна, но очень часто разумные гуманоиды напоминают или даже копируют друг друга. У нас по этому поводу есть целая теория, согласно которой у всех гуманоидов одно материнское начало. Но сейчас не время для ученых дискуссий. Прошу следовать за мной...
В этот момент Эль Рад обернулся и увидел за своей спиной серебряный блестящий шар, утыканный множеством стержней с круглыми головками. Шар издал звонкий сигнал и, медленно покачиваясь, поплыл в воздухе к одному из пультов.
"Видимо, это и есть робот-анализатор", - подумал Эль Рад и после некоторого колебания снял шлем. Он глубоко вздохнул, ощутив свежее дыхание Андриоллы. Воздух был как на родной планете, но казался несколько суше, правда, в нем чувствовался посторонний, но довольно приятный аромат. Товарищ Эль Рада последовал его примеру.
Когда Разведчики двинулись за Орхом, нарушая тишину зала своей тяжелой поступью, он обернулся, посмотрев на их огромные ноги, и сделал легкое движение рукой.
От стены отделились два круглых диска и, едва касаясь пола, подплыли прямо под ноги Пришельцев. Старец приподнял полы одежды и они увидели, что его босые ноги с крашеными ногтями стоят на таком же диске. Эль Рад со своим спутником тут же встали на свои диски и бесшумно поплыли за Орхом.
Старик приблизился к вертикальной шахте с прозрачными стенками и, войдя в кабину, предложил последовать за ним.
2
Кабина бесшумно устремилась вниз. Крохотные красные мигающие символы на табло над створками дверей еле успевали отсчитывать глубину и скорость движения.
За прозрачными стенками хорошо просматривались серебристые винтовые нарезки шахтного ствола, а за прозрачным колпаком потолка следовал поток прозрачной жидкости.
Прочитав мысленный вопрос, Орх, тут же протелепатировал:
- Это вода, во время нашего движения вниз она нагнетается из подземных источников и затем расходится по накопительным питьевым резервуарам. В другие шахты закачивается зеленый питательный раствор для выращивания растений в наших садах и плантациях. Имеются черные, лиловые и другие растворы для работы лабораторий и производства разнообразной продукции.
Наконец, кабина остановилась, и Эль Рад с товарищем попали в громадное помещение под золотистым куполом. Трудно было даже представить, что оно находится на колоссальной глубине.
Все вокруг было залито золотисто-оранжевым ровным светом. Лучи невидимого светила ласкали кожу, и приятное тепло проникало в тело.
- Можете снять ваши скафандры, - снова протелепатировал им Орх. - Здесь ничего не будет угрожать вашему здоровью.
По знаку Старейшины к ним подъехали два робота, внешне несколько напоминающих человека. У них были куполообразные головы с узкими вместо глаз прорезями, удлиненные торсы и длинные десятипалые конечности.
Роботы помогли Разведчикам избавиться от скафандров и уложить их в подплывший довольно объемистый прозрачный пустотелый шар.
Верхняя половина шара откинулась, и роботы аккуратно уложили туда оба скафандра, после чего шар захлопнулся. В небольшом углублении на поверхности шара лежало тонкое кольцо. Робот вынул колечко и надел на палец Эль Рада.
Орх, наблюдавший за этой процедурой, протелепатировал, что, когда они вернутся назад, вложив это кольцо в лунку, можно будет получить скафандры обратно.
Все эти предосторожности связаны с Фчфом, ему не стоит принять облик одного из Разведчиков, тогда всех ждут большие неприятности. Выбравшись на поверхность, этот монстр может натворить таких бед, что об этом даже страшно подумать.
Из самого центра золотистого купола опускался прозрачный полый стержень, к концу которого был прикреплен большой прозрачный шар, от которого отходило множество длинных серебристых стержней. В свою очередь каждый стержень тоже оканчивался небольшим шаром с тонким крючком на конце.
Все это сооружение, заполнившее верхнюю часть купола, служило своего рода поддержкой для ветвей множества растений, буйно рвавшихся кверху со стен и пола.
Вся гигантская площадь, закрытая куполом, была заполнена бесчисленным количеством шестигранников, выполненных в виде чаш с резными лепестками, в которых росли растения самых разнообразных форм и расцветок. Часть из них была усыпана диковинными плодами и гроздьями, свисавшими с ветвей, которые крепились крючками многочисленных стержней.
Все стены в несколько рядов по периметру были заполнены специальными прозрачными коробчатыми конструкциями, в которых, как и в шестигранниках, клокотала зеленая жидкость питательного раствора. Из них вырывались желто-зеленые растения, усыпанные соцветиями белых, розовых, красных и синих цветов.
Через определенные промежутки времени из шарообразных конструкций фонтанчиками выбрасывались тонкие струйки жидкости, и в этот момент под всем куполом вспыхивали яркие полосы, постепенно угасающие в золотистом мареве.
Как только фонтанчики жидкости начинали таять, со всех сторон к цветам устремлялись тучи разнообразных насекомых, издающих мелодичные звуки.
Эль Рад не мог не остановиться, с удовольствием созерцая эту радующую глаза картину, которая была особенно привлекательна, учитывая, что они находились на чудовищной глубине.
- Вы находитесь в одном из садов, которые тянутся под всей поверхностью планеты, - продолжил свой рассказ Орх. - Эти сады и плантации полностью удовлетворяют наши потребности в растительной пище. Животных у нас нет и их мяса мы в пищу не употребляем, тем более что в этом нет никакой необходимости, так как наши ученые вывели такие виды растений, которые по вкусу и питательным качествам намного превосходят мясо животных.
Так они прошли несколько куполов, пока Орх не предложил им пройти в кабину горизонтальной шахты. Во время движения Эль Рад обратил внимание, что вначале за ними тянулся столб зеленоватой жидкости, которую заменила черная.
Когда кабина остановилась и Орх плавно заскользил вперед, указывая им дорогу, то Эль Рад был буквально поражен открывшейся перед ним панорамой колоссального зала. Это был Главный Технический Центр планеты.
Здесь находилось огромное количество самых разнообразных машин и конструкций, несколько космических кораблей. По полу, по стенам, потолку всюду сновали роботы разнообразных форм и видов. То в одном, то в другом уголке зала вспыхивали сполохи сварочных работ. На первый взгляд, даже трудно было разобраться в этом хаосе всевозможной техники и машин, но совершенно очевидно: все подчинено каким-то определенным технологическим закономерностям.
Действия и роботов и всевозможных приспособлений происходили в строго определенном ритме. Чувствовалось, что каждое движение механизмов строго контролируется невидимым Центром и обусловливает выполнение установленной программы.
Диски, на которых находились Эль Рад и его товарищ, все убыстряли свое движение, и они буквально пролетали мимо многочисленных технических комплексов, следующих друг за другом непрерывной чередой залов и помещений.
Наконец, Орх остановился и протелепатировал, что народ Ихоры хочет видеть Пришельцев и просит проводить их в зал Всеобщих Встреч.
Орх снова приблизился к одной из вертикальных шахт и жестом пригласил следовать за ним. Через некоторое время Разведчики оказались в обширном куполообразном пустом помещении. Лишь в середине зала рядом с небольшим фонтаном, в центре которого стояла статуя женщины, находились три изукрашенных причудливой резьбой кресла.
Струи воды, падающие на голубоватую фигурку женщины, создавали полную иллюзию живого тела.
Орх сел на среднее сидение, а Эль Рад с Ул Баком устроились на боковых. Едва они опустились на свои места, как купол из золотисто-оранжевого стал постепенно темнеть, пока не принял иссиня-черный оттенок, и на нем одновременно вспыхнуло множество звезд, созвездий, целых галактик.
Орх, указав на пульсирующую точку, находившуюся в правом углу отдаленной Звездной Системы, протелепатировал, что это их родная планета. Вскоре купол вновь посветлел, а зал осветился ровным бело-голубым сиянием.
- Теперь нас с Вами видит вся планета, - мысленно заметил Орх. - От имени Совета Старейшин я попросил бы Вас рассказать о Вашей Галактике, о цели Вашего путешествия, а кроме того, люди Ихоры хотят больше узнать о Вас, о Ваших вкусах, привычках, ведь за исключением этого монстра Фчфа наша родина никогда раньше не сталкивалась с инопланетянами.
В этот момент Эль Рад и Ул Бак увидели, что весь зал заполнился множеством фигур в белых, сиреневых, розовых, малиновых накидках. На головы Разведчиков чья-то невидимая рука опустила голубые обручи с двумя шариками, но без прикрепленных к ним тканей.
С этого момента Разведчики услышали шорох чужих мыслей, возгласы удивления, восторга, сменявшиеся сдержанными замечаниями по поводу их внешнего вида. Женщинам по вкусу пришелся гигантский рост инопланетян и их ярко-рубиновые глаза. Шарики обручей открыли лица, и Разведчики впервые увидели жителей Ихоры во всем их многообразии.
У мужчин шарики раздвинулись до висков, так же, как у Орха, а у женщин - до затылка, при этом обнажились не только их лица, но и длинные гибкие шеи с изящными словно точеными, плечами. Они оказались очаровательными, миниатюрными, по сравнению с андриольцами, с синими глазами и золотистыми, различного оттенка и длины, волосами. Женские одеяния были более нежных расцветок и переливались в лучах яркого свечения, исходившего из центральной части купола.
В мозг Эль Рада и его товарища мощным потоком хлынули мысленные просьбы назвать их имена, рассказать о планете, с которой они сюда прибыли, о целях и о задачах их путешествия, и о многом другом.
Некоторые просьбы носили несколько интимный характер, разумеется, они исходили прежде всего от женщин и девушек, которые при этом лукаво улыбались, показывая перламутровые зубки.
Долго длился этот бесконечный молчаливый диалог андриольцев с жителями Ихоры, пока Орх не заметил, что гости устали, и сделал знак рукой.
Мысленный поток вопросов быстро прекратился, а зал наполнился плоскими, плавающими в воздухе подставками, на которых находились прозрачные сосуды, до краев наполненные изумрудной жидкостью, лежали разнообразные плоды и ломтики растений.
Орх взял один из сосудов, отпил несколько глотков и пожевал маленький продолговатый плод. Заметив некоторое смущение Пришельцев, которым Правила запрещали есть пищу, не проверенную биоанализаторами, Орх протелепатировал, что их роботы уже определили, что жидкость в сосудах, плоды и растения совершенно безвредны для инопланетян.
Тогда Эль Рад первым протянул руку, взял сосуд и отпил глоток. Напиток оказался превосходным по вкусу. Он обладал тончайшим ароматом, кисловато-сладким привкусом, просветляя сознание. Ул Баку напиток тоже понравился. А когда оба попробовали несколько плодов, то пришли в восторг от их необыкновенно нежного вкуса, более того, оказалось достаточно съесть по два-три ломтика, как чувствовалось полное насыщение.
Зазвучала нежная музыка и в освободившемся вокруг фонтана пространстве заскользили изящные фигуры девушек, плавно взмахивающих в воздухе маленькими ручками. Гости с большим удовольствием смотрели на ритуальные танцы радости и веселья.
Постепенно свечение стало ослабевать, музыка утихла, а Орх мысленно обратился к Пришельцам:
- Народ Ихоры рад видеть вас нашими гостями. Мы желаем дружбы и мира. Хотя ваша цивилизация находится на значительно высшей Ступени Развития - ведь у вас решена проблема телепортации, мы надеемся, что некоторые из наших изобретений могут оказаться полезными и для вас. Мы же рассчитываем на вашу помощь и возможность использования части ваших достижений по освоению Космического Пространства. Я больше не буду злоупотреблять вашим вниманием и предоставляю полную свободу действий.
Вы можете посещать любое место нашей планеты, общаться с любыми людьми, получать всю необходимую информацию без каких-либо ограничений. Для оказания помощи в ваших перемещениях по планете и общении с населением вам выделены два робота. Они настроены на работу только от биоимпульсов вашего мозга. Они будут всюду сопровождать вас и выполнять все желания.
По приглашению Орха к ним подплыли два сравнительно небольших серебристо-белых шара с двумя тонкими покачивающимися стержнями. В круглых отверстиях, расположенных по всей их поверхности, периодически вспыхивали огоньки.
Затем Орх поочередно возложил свою узкую трехпалую ладонь на плечо каждого инопланетянина - этим жестом на Ихоре подчеркивалась степень дружелюбия и доверия - и выплыл из зала.
Эль Рад подумал: "Насколько сильнее и могущественнее сил слепой природы оказалось трудолюбие и мужество этого народа, загнанного в глубины планеты. Как и чем можно объяснить, что по существу две цивилизации, в чем-то даже похожие друг на друга, оказались на разных полюсах? Одна цивилизация - на Терпе - погубила себя и свою планету, а другая - ихорская, - находясь в тяжелейшей, почти безвыходной ситуации, сумела не только выжить на планете, где практически исключены все формы биологической жизни, но и нашла возможность, уйдя под поверхность, создать условия для нормальной жизнедеятельности и, более того, сумела подняться на следующую Ступень Развития. На Терпе не смогли остановить рвущегося к беспредельной власти маньяка, который ради этого практически уничтожил все население целой планеты, а здесь, на Найе, сплотившись в единый могучий организм, возглавляемый учеными и выдающимися умами, сумели сделать почти невозможное и спасли жизнь многим поколениям людей, спасли цивилизацию. Сильные духом, мужественные люди наверняка сумеют снова вдохнуть жизнь в легкие Найи-Ихоры и восстановить ее на прежней орбите. Об этом свидетельствует атмосфера доброжелательности, дружелюбия и небывало крепкая сплоченность людей, которые живут одной мечтой - снова сделать свою планету единым живым организмом, легко и свободно парящим в Просторах Бесконечности на парусах надежды и веры к светлому и прекрасному будущему".
Однако, пора было возвращаться на корабль. Эль Рад до сих пор ни разу не вступал в связь ни с каплолетом, ни со своим, оставшимся на звездолете помощником, которому было поручено осуществлять координацию обоих десантов.
Да1В мысленный приказ обоим роботам-шарам оставаться на месте и ждать их возвращения, Эль Рад вместе с Ул Баком материализовались в зале, где оставили свои скафандры. Над сферой, где лежали их космические доспехи, склонились две фигуры в розовой и сиреневой одежде. Увидев внезапно появившихся Пришельцев, они замерли от испуга и спрятались за растениями. Эль Рад вставил полученное от робота кольцо в лунку на вершине шара, полусфера распахнулась и, надев скафандры, Разведчики собрались телепортироваться на каплолет.
Внезапно из-за толстого ствола растения выскочила одетая в розовое девушка.
Протянув к инопланетянам свои обнажившиеся хрупкие ручонки, она упала на колени и, подняв на них свои огромные, выделяющиеся на бледном лице ярко-синие глаза, мысленно умоляла взять ее с собой.
- Не жалко умереть, лишь бы хоть раз взглянуть на свою планету, побывать на ее поверхности.
Смущенный неожиданной просьбой, Эль Рад поднял девушку с пола и, глядя прямо в ее заблестевшие от слез глава, протелепатировал, что они очень скоро вернутся и выполнят ее просьбу.
Девушка, вцепившись трехпалой ладонью в ткань скафандра, недоверчиво, с укором уставилась на Разведчика и мысленно спросила, не обманывает ли он ее?
- Андриольцы никогда не обманывают. У них в словаре даже нет такого слова. Они всегда говорят правду и только правду, - ответил Эль Рад.
Девушка успокоилась, вытерла пальчиком выбегавшую из уголка глаза блестящую слезинку и сказала, что ее зовут Алхорой. Затем, поманив держащееся поодаль существо в сиреневой одежде, представила:
- Это мой брат, Лхор.
Фигура осторожно приблизилась, шарики на головном обруче разошлись до висков, открыв красивое, похожее на сестру, лицо синеглазого юноши.
- Мы оба решили вместе умереть или побывать на поверхности планеты, - продолжала Алхора. - Несмотря ни на что, мы все равно, рано или поздно, выберемся туда, хотя Совет Старейшин категорически запретил это делать. Даже Улетающие в Бесконечность практически не могут видеть поверхности Ихоры, так как старты космических кораблей осуществляются из глубокой шахты, находящейся в Главном Техническом Центре планеты. Поэтому... - Алхора лукаво улыбнулась, приложила пальчик к губам, помахала инопланетянам рукой и, взяв своего брата за руку, исчезла в зарослях.
Эль Рад сразу телепортировался на звездолет, а Ул Бату приказал телепортироваться на каплолет и на нем вернуться на корабль.
Его помощник, Но Лад, взволнованный долгим отсутствием руководителя экспедиции, уже собирался направлять на Найю очередной десант, тем более что с дневной стороны планеты пока вернулся только один человек.
Эль Рад подробно рассказал экипажу звездолета, что он видел, и хотел выйти на связь с Советом Андриоллы, чтобы сообщить о сложившейся на планете ситуации.
Возвратившийся с дневной стороны Разведчик сообщил, что когда они опустились, песок под кораблем вдруг завибрировал, и корабль стало затягивать. Пилоту удалось вырвать каплолет из зыбучей песчаной трясины. Эль Нэй с товарищем вышли из корабля несколько раньше.
Когда машина поднялась в воздух, он увидел, что Эль Ней и его товарищ, взявшись за руки, с головой уходят в песок. Связь с ними сразу оборвалась. Было совершенно непонятно, почему они не телепортировались, когда их стало засасывать, ибо возможностей и времени для этого у них было больше чем достаточно.
Он долго летал над этим страшным местом в надежде, что они выберутся или хотя бы дадут о себе знать, но пустыня молчала.
От раскаленного песка исходил такой жар, что даже на большой высоте в каплолете с искусственным охлаждением стало невозможно дышать. Он не хотел думать об их гибели. Это было бы слишком нелепо, Два представителя сверхмощной цивилизации погибли в обыкновенных песках? Явный абсурд!
Он решил вернуться на звездолет в надежде, что его товарищи телепортировались и находятся уже там.
Эль Рад вынужден был отложить свой доклад Совету - в Центре Связи материализовался Эль Ней. Усталый, но довольный, он попросил отца собрать весь экипаж в Овальном зале и рассказал о встрече с жителями Найи.
3
Когда они с товарищем вышли из каплолета, то сразу почувствовали, что песок под ногами мелко завибрировал и их начало засасывать. Вибрация была создана искусственным путем, так как в естественных условиях это затягивание носило бы совершенно другой характер.
Надо сказать, что подготовка Разведчиков на Андриолле велась на исключительно высоком уровне и в ходе занятий проигрывались всевозможные ситуации, которые могли встретиться на неизведанных планетах.
Обменявшись мыслями, они пришли к решению не телепортироваться до тех пор, пока не выяснят причину столь интенсивной зыбучести песков на Найе. Взявшись за руки, Разведчики все ниже и ниже погружались в песок.
Во время движения они были вынуждены до предела включить автономные охладительные установки скафандров, так как появилось ощущение, что их просто заглатывает какая-то раскаленная кипящая масса. Неожиданно резко возросли силовые нагрузки, их расцепило и потащило в разные стороны. Эль Ней почувствовал, что какая-то сила сжала его тело, у него перехватило дыхание и на мгновение он потерял сознание.
Очнувшись, он обнаружил, что лежит на гладкой поверхности, а вокруг в разных направлениях двигаются песчаные ручейки.
Стряхнув перчаткой с прозрачной части шлема остатки песка, Эль Ней увидел под прозрачной плотной поверхностью какое-то существо. С внутренней стороны на него уставились два немигающих синих глаза. Они заморгали, трехпалая ручка легла на прозрачную поверхность, перекрыв ему обозрение, и в этот момент он почувствовал, что начинает сползать вниз. Волна песчаного потока затягивала его в воронку и тащила под громадную вращающуюся лопасть. Махина могла разрубить тело. Решив больше не испытывать судьбу, Эль Ней телепортировался внутрь покатого покрытия. Оказавшись на ветвях огромного растения, которые сразу сломались под его тяжестью, он рухнул вниз, увлекая за собой шевелящийся, укутанный в розовую ткань комочек живой плоти.
Упав с высоты, Эль Ней увидел рядом с собой улыбающееся личико маленькой девчушки с синими огоньками лукавых глаз.
Она поднялась на ноги и оказалась совсем крошечной по сравнению с гигантским Эль Неем.
Девушка долго, как зачарованная, смотрела на Пришельца, затем показала ему жестом, чтобы он поднял ее на руки.
Эль Ней поднял девушку одной рукой и поднес к плечам. Она уперлась ему коленом в грудь, обхватив руками шлем Разведчика, и показала, что его надо снять. Он отрицательно показал головой. Но она продолжала настаивать.
Когда анализатор скафандра показал, что воздух вполне пригоден для дыхания, он снял с головы шлем и вздохнул полной грудью. Воздух, несмотря на закрытое помещение, показался ему свежим, но пропитанным стойким запахом каких-то растений. Едва Эль Ней перевел дыхание, как почувствовал, что в его мозг плавно вливается поток чьих-то мыслей. Разведчик с изумлением взглянул на девушку, которая продолжала пристально смотреть в его глаза.
"Оказывается, жители планеты, как и мы, обладают телепатией", - подумал Эль Ней, услышав ее мысли.
- Не обижайся, Пришелец, что я заставила тебя снять твою маску. На ночной стороне в Центре Энергии уже появились твои соплеменники, я их видела, они были без масок. Значит, они так же, как и ты, могут дышать нашим воздухом.
- Выходит, с отцом все в порядке, - подумал Эль Ней.
- Не знаю, кто твой отец, но их было двое, - мысленно ответила девушка. - Мне их показал мой бихорг, - она кивнула на металлический шар, висевший над ее головой. - А за своего второго товарища не беспокойся, его обязательно выловят наши техники. Меня зовут Орхеолла, я дочь Главного Старейшины Орха.
Девушка ответила на все мысленные вопросы Эль Нея, которых у него оказалось больше, чем достаточно. Затем настала ее очередь, и Эль Ней подробно рассказал об Андриолле и о целях экспедиции.
Потом Орхеолла показала ему свои владения, где только она одна могла находиться и повелевать своим маленьким, но вполне самостоятельным королевством.
- Хочешь, я покажу тебе мое жилище? Пойдем со мной, - и она, встав на небольшой диск, плавно поплыла в правую сторону купола.
Вход в соседнюю, довольно высокую, .прозрачную полусферу был низковат для Эль Нея, и он, слегка пригнувшись, зашел во внутрь достаточно просторного помещения.
Девушка оставила у входа диск, сняла с головы обруч с двумя шариками и освободилась из розовой пены прикрепленной к нему материи.
Легко перебирая своими босыми ножками, она прошла к белому лохматому ложу в форме овала с поднятыми закругленными краями. Ложе было настолько велико, что на нем могло поместиться далеко не одно такое создание, как Орхеолла.
Без своего розового балахона она выглядела совсем миниатюрной и хрупкой. Все ее тело до плеч было завернуто в кусок белой блестящей ткани, оставляя обнаженными руки и ноги ниже колен. Вообще девушка была очень красивой, лаже с точки зрения жителя Андриоллы.
Изящная головка на длинной, слегка изогнутой шее, обрамлялась пышным ореолом золотистых волос. Тонкая, гибкая талия с рельефно очерченными бедрами четко обозначалась под плотно натянутой тканью, которая удерживалась на темно-розовой ленточке, пересекающей левое плечо, и с которой свешивалась гроздь округлых, похожих на зеграсы, серебристо-перламутровых украшений.
С вершины полусферы струилось золотистое сияние, согревавшее кожу лица.
Эль Ней, чувствовавший себя в скафандре не совсем уютно, по примеру хозяйки вылез из своих доспехов, которые грудой легли у входа в жилище рядом с одеждой Орхеоллы.
Когда он обернулся, то увидел, что она, опершись на локоть, полулежит на своем великолепном ложе.
Взмахом трехпалой руки она указала Пришельцу на место рядом с собой. Он опустился на край ложа, показавшегося ему необычно упругим и одновременно мягким.
Рядом с этим крошечным созданием Эль Ней чувствовал себя крайне громоздким и неуклюжим, не зная куда деть свои огромные руки.
Почувствовав смущение гостя, Орхеолла нажала на одну из крохотных точек на черном браслете, охватывающем запястье правой руки. У противоположной стены образовалась полукруглая ниша, из которой выплыла плоская подставка, уставленная сосудами и чашами. Каждый из предметов был подлинным произведением искусства.
На некоторых изображались различные жанровые сценки из жизни обитателей планеты, другие были разукрашены орнаментом и рельефно выполненными фигурками животных.
Орхеолла взяла один из самых больших сосудов, налила янтарную жидкость в два других, поменьше, на необыкновенно тонких ножках. Из одного отпила несколько глотков, а другой протянула Эль Нею.
Глядя, как тот неуклюже держит в руках миниатюрный для его больших пальцев сосудик, она залилась звонким смехом, взяла самую большую, наполненную плодами чашу, вытряхнула из нее содержимое и наполнила ее той же янтарной жидкостью и обеими руками, чтобы не расплескать, поднесла чашу ко рту Эль Нея. Инопланетянин кивком головы поблагодарил хозяйку, взяв чашу двумя пальцами, мгновенно осушил ее, почувствовав терпкий, кисловатый вкус очень ароматного напитка, и аккуратно поставил чашу на место.
Орхеолла в это время лакомилась ярко-красным плодом, ловко освобождая его от кожуры и отправляя в рот крохотные дольки. Видимо, это ей доставляло большое удовольствие, ибо она сладко жмурилась и слизывала языком со своих маленьких губ остатки сока.
Эль Нэй попытался взять тот же плод, но едва он прикоснулся к нему своими толстыми пальцами, как тот лопнул и растекся по ладони липким рубиновым соком.
Орхеолла улыбнулась, взяла с подставки небольшую трубочку, которая, развернувшись, быстро очистила пальцы от остатков жидкости и свернулась в маленький комочек, оставив в ладони ощущение приятного влажного прикосновения.
Затем Орхеолла продемонстрировала Эль Нею преимущества трехпалой кисти, - моментально очистила плод от кожуры и, попросив его открыть рот, положила туда тающую ароматную дольку. Увидев, что Пришельцу понравилось, она принялась таким же образом кормить его другими плодами и ломтиками растений.
Накормив гостя, Орхеолла предложила ему растянуться на ложе и стала демонстрировать на потолке купола картины жизни планеты до чудовищной катастрофы, заставившей жителей Ихоры спуститься в ее глубины.
Перед Эль Неем мелькали красивые города, селения, многообразный растительный и животный мир, при этом полностью сохранялся эффект присутствия.
Ему стало казаться, что он плывет на корабле по гладкой водной поверхности, бродит по лесам, встречаясь с многочисленными, разнообразными по форме и видам растениями и животными, проносится на серебристых крыльях над цветущими городами-садами. Орхеолла сопровождала демонстрацию живых картин мысленными пояснениями.
Внезапно поток ее мыслей прекратился, и Эль Ней, взглянув на ее лицо, увидел, как по щекам, оставляя дорожки, беззвучно ползут хрустальные слезинки и вздрагивают лепестки губ. Он понял, насколько глубокая, нестерпимая боль затаилась в ее душе, в каждой клеточке ее мозга в связи с тяжелейшей трагедией, непоправимой бедой, обрушившейся на Найю и ее стойкий мужественный народ. Она легла навзничь и, закрыв руками Лицо, громко зарыдала.
Эль Ней погладил ее по мокрой щеке и мысленно сказал:
- Мы постараемся помочь вашему народу, мы сделаем все, чтобы вернуть Найю-Ихору на старую орбиту. И пусть не вы, но ваши потомки будут, обязательно будут дышать не искусственным, а настоящим свежим воздухом, которым наполнятся легкие Ихоры.
Орхеолла доверчиво, как ребенок, прильнула к его могучей ладони и задремала. Купол над их головами потемнел и на нем вспыхнул пучок золотистых волокон со светящимися на концах маленькими звездочками. Послышался еле уловимый прозрачный звон колокольчиков. Глаза у Эль Нея закрылись, и он погрузился в легкий сон.
Проспал он совсем немного. Открыл глаза, услышав шорох гневных, раздраженных мыслей. Орхеолла отгоняла от входа в свое жилище трех молодых мужчин. Они настойчиво уговаривали ее отдать им одежду Пришельца, за это пообещали не рассказывать Совету Старейшин, что вопреки категорическому указанию она оставила в своем доме инопланетянина.
Наконец, после долгих препирательств Орхеолла пригрозила, что, во-первых, она сейчас разбудит своего гостя и тогда им не поздоровится за попытку украсть его одежду. Вторым ее доводом была величина скафандра. Она сказала, что в него поместится несколько таких, как они. Но юноши продолжали настаивать.
Тогда Орхеолла подошла к Эль Нею и, увидев, что он не спит, хотела спросить, что ей придумать. Но он опередил ее, мысленно ответив, что все слышал и сейчас сам с ними поговорит.
Эль Ней поднялся и пригласил незванных гостей войти внутрь помещения. Орхеолла представила Эль Нею всех троих, при этом особо выделила одного высокого юношу в темно-сиреневом одеянии и с украшением, похожим на зеграс, в правом ухе. Она взяла его за руку, подвела к Эль Нею и протелепатировала, что это ее самый близкий друг Ярх. Они мечтали соединить свои судьбы.
Ярх с детских лет воспитывался вместе с Орхеоллой, и молодые люди очень привязались друг к другу. Родители Ярха погибли во время аварии, происшедшей в Главном Техническом Центре Планеты во время запуска космического корабля.
До тех пор, пока не будет пойман и уничтожен Фчф, Совет Старейшин запретил молодым девушкам, входившим в пору зрелости, соединять судьбы с юношами.
Это очень тяготило Ярха, он был немного вспыльчив, и, честно говоря, приревновал Орхеоллу к Пришельцу. Поэтому он так настойчиво прорывался в ее жилище со своими друзьями. Но, увидев перед собой великана, успокоился и готов был спокойно выслушать Эль Нея.
Эль Нэй протелепатировал юношам, что выход на поверхность планеты сопряжен для них со смертельной опасностью. В случае выхода на поверхность Ихоры, для любого живого существа вполне достаточно мгновения, чтобы на ночной стороне превратиться в кусок льда, а на дневной - расплавиться, превратившись ,в мокрое, грязное пятно.
Юноши отнеслись к пояснениям Эль Нея с пониманием и поспешили удалиться. Однако любопытная, как все девушки, Орхеолла не преминула уточнить, каким же образом они узнали, что Пришелец находится в ее жилище. Ярх засмеялся и, указав на серебристый, плавающий в воздухе шар с подрагивающими усиками-антеннами и подмигивающий своими многочисленными огоньками, мысленно ответил:
- Об этом спроси своего друга.
Тот смущенно замигал своими разноцветными русинками-отверстиями и сразу признался, что сделал это лишь по настоятельной просьбе Ярха. Орхеолла погрозила бихоргу пальцем, тот из серебристого стал пунцовым и заметался под куполом, от стыда не зная куда деваться.
- Ну, ладно, я тебя прощаю. Но чтобы ты больше никогда ничего и никому не рассказывал, а то отправлю на переделку и из тебя сделают обыкновенного рахстрога, которые вечно копаются в металлическом ломе.
Бихорг принял свой прежний вид и дал торжественную клятву никогда больше не подводить свою хозяйку.
- Так, а что мне делать с инопланетянином, я не хочу пока с ним. расставаться, он понимает все мои мысли и мне с ним очень хорошо, - обратилась Орхеолла к Ярху.
Тот заметил, что Пришелец все равно вернется к своим, а потом его, рано или поздно, все равно обнаружат.
- Ладно, я пойду к Орху и все расскажу, думаю, он простит свою дочь...
В это время под куполом зазвучал тройной сигнал Всепланетного Внимания. Он посветлел и на нем появилось округлое серебристо-белое пятно экрана.
- Сверхважное сообщение Совета Старейшин, - протелепатировала Эль Нею Орхеолла и протянула ему головной обруч, сама надев свой, уставилась в экран.
Там Эль Ней увидел своего отца и Ул Бата, сидящих в центре огромного куполообразного зала. Между ними сидел благообразный старик с седой бородой и усами.
Старец, он оказался Главой Совета Старейшин и отцом Орхеоллы, которая с гордостью протелепатировала об этом Эль Нею, в своем выступлении рассказал, что вследствие ошибки погиб один из Пришельцев, "пустившихся на ночной стороне планеты. О судьбе инопланетян, опустившихся на дневную сторону Ихоры, пока ничего не известно. Но с ними ничего не должно случиться, так как техники оповещены и их вскоре найдут.
Затем Эль Рад и Ул Бат рассказали о цели своего путешествия, об Андриолле, о Совете Кольца, а жители Ихоры наперебой стали засыпать Пришельцев потоком вопросов.
Орхеолла снова нажала на одну из бесчисленных точек на своем браслете, и экран купола погас. Затем она подняла свое кукольное личико на Эль Нея и мысленно попросила еще побыть с ней, так как она сама хочет открыть ему мир Ихоры.
- Не отказывай мне, побудь еще немного. Ты ведь скоро уйдешь к своим. У тебя будет много дел и ты вряд ли сможешь уделить бедной девушке немного внимания. А пока я хочу, чтобы ты был мой, только мой.
Прочитав в мозгу Эль Нея согласие, она весело хлопнула в ладоши и плавно закружилась по своему жилищу, надела розовую верхнюю одежду, встала на Диск и бесшумно заскользила по гладкому полу, пригласив Эль Нея следовать за собой.
По дороге она показала ему свою вооруженную ядовитыми жалами своеобразную охрану.
Это были большие, почти с нее ростом, насекомоподобные существа желтого цвета с крупными поперечными черными полосами. Они выглядели довольно непривлекательно, хотя были весьма трудолюбивы и приносили большую пользу. Орхеолла приручила их настолько, что они по издаваемым ею свистам могли собраться вместе и по желанию хозяйки хорошенько искусать любого непрошенного гостя. Тем более, что укус трех-четырех таких животных для жителя Ихоры смертелен. Поэтому желающих войти в пределы владений Орхеоллы без ее приглашения практически не было. Однако малые дозы яда широко использовались в лечебных целях.
Надо сказать, что эти существа приносили неоценимую пользу. Они собирали с отдельных растений и цветов сладковатую жидкость, обладающую исключительно высокими питательными качествами, помогали сборщикам-роботам при уборке урожая, безошибочно определяя созревшие плоды, опыляли отдельные виды плодоносящих растений. Кроме того, Орхеолла надеялась, что они смогут защитить ее и от Фчфа, этого страшного инопланетянина, который, принимая любой облик, бесчестил молодых женщин и девушек.
Орхеолла призналась Эль Нею, что вначале она подозревала в нем Фчфа, принявшего облик Пришельцев, и решила даже ценой собственной жизни уничтожить его, если он попытается на нее напасть. Только поэтому она и не сообщила Совету Старейшин, что принимала у себя в доме инопланетянина, несмотря на строжайшее указание немедленно информировать о любых незнакомцах. Ведь уже второй период подряд девушки Ихоры не могут соединить свои судьбы с юношами, так как Фчф, принимая облик любого мужчины, бесчестит женщину, после чего она, как правило, или умирает, или лишается рассудка. Скоро на планете совсем не останется молодых девушек.
Ученые придумали для женщин специальную одежду из исключительно плотной, но легкой ткани, которую можно снять только биоимпульсом мозга владелицы. Но Фчф умудрился найти выход и из этого положения. Он стал появляться в бассейнах уже в своем подлинном облике.
Дело в том, что вода - его родная стихия. В ней покрытое слизью тело и щупальца инопланетянина практически незаметны. Он утаскивал очередную жертву на дно, после чего находили труп задушенной девушки. Сейчас ни одна женщина не появляется в бассейнах.
Эль Ней решил встретиться с Главой Совета Старейшин и предложил Орхеолле представить его своему отцу. Она сразу согласилась, и вскоре Эль Ней стоял перед старцем, которого он видел на экране.
- Почему ты не выполнила указание Совета и не сообщила о Пришельце? - обратился он к дочери. - Одного инопланетянина техники нашли в барголохитовой камере на дневной стороне еле живого. Сейчас ему восстанавливают силы и вся планета ищет пропавшего второго... А моя родная дочь до сих пор ничего не сообщила Совету, нарушив Порядок... Ты будешь наказана!
Потупившись, Орхеолла ответила:
- Мне очень хотелось познакомиться с Пришельцем, побыть с ним, а кроме того, Ярх должен был тебе все рассказать.
- Как! - воскликнул старец. - Почему же он до сих пор не сделал этого? Немедленно найти и доставить его сюда - обратился он к окружающим его бихоргам. - Объявить всепланетную тревогу. У нас до сих пор на Ихоре не было случая, чтобы кто-либо не выполнил указание Совета Старейшин, - пояснил Орх гостю.
Эль Ней мысленно заступился за Ярха, добавив, что тот, видимо, просто где то задержался.
Старец недовольно кивнул головой и попросил Эль Нея, чтобы тот передал Эль Раду просьбу Совета присутствовать на Всепланетном Сборе, где будет обсуждаться предложение ученых по возвращению Ихоры на прежнюю орбиту.
4
С большим интересом выслушав рассказ, Эль Рад поблагодарил сына за проявленное мужество и твердость духа. К этому присоединились и другие члены экипажа звездолета.
Теперь Эль Рад имел все основания выйти на связь с Советом Андриоллы и подробно осветить события. Тем более, что пока Эль Нэй докладывал подробности своих похождений, в Овальном зале материализовался его товарищ, который тонул вместе с ним в зыбучих песках Найи. Его, полуживого, нашли Техники планеты. Хранители здоровья помогли ему восстановить силы, и он успешно телепортировался на корабль.
Во время своего сообщения Совету Андриоллы Эль Рад попросил разрешение на оказание помощи жителям Найи по переводу планеты на прежнюю орбиту. По его заданию Главный мозг звездолета уже прорабатывал решение этой задачи.
Совет Андриоллы попросил дополнительные сведения о параметрах движения Наин. Чтобы избежать ненужного риска, программу и наиболее эффективный вариант решения проблемы просчитал сам Алм - Высший мозг Андриоллы и Кольца.
Вскоре был найден оптимальный способ возвращения Найи на прежнюю орбиту, и на помощь Эль Раду телепорти-ровался Бур Гор с группой ученых соответствующих Направлений Науки. Была установлена биосвязь с Найей, и Совету Старейшин передали, что посланцы Андриоллы окажут жителям планеты необходимую помощь.
Орх объявил Всепланетный Сбор и в Главном Куполе собрались все лучшие ученые Ихоры. Все ждали андриольцев. Для них было отведено девять почетных мест в самом центре.
Через несколько мгновений в Главном Куполе материализовались Эль Рад и Бур Гор в сопровождении группы ученых. Появление Пришельцев ихорцы приветствовали стоя. Орх поклонился Эль Раду и от имени Совета Старейшин попросил его провести совместное заседание представителей обеих цивилизаций.
Обсуждение было достаточно длительным. По существу программа, рассчитанная на Андриолле, была принята полностью, за исключением двух уточняющих поправок, сделанных учеными Найи.
Учитывая необычайную сложность задачи, требующей максимального напряжения сил и использования всей энергии планеты, Эль Рад предложил, чтобы каждый из присутствующих высказался за или против проведения не имеющего аналогов межгалактического взрыва.
Все присутствующие высказались за немедленное осуществление эксперимента.
Вдруг под Куполом заметался свет Тревожного сообщения. Орх прервал заседание и попросил всех оставаться на своих местах. В зале воцарилась глубокая тишина. Получив информацию, Орх с грустью сообщил, что в одном из каналов с питательным раствором для растений найдено тело его воспитанника Ярха. Он до неузнаваемости был изуродован, кожа с лица содрана вместе с волосами. Только по биосхеме мозга удалось опознать жертву. Не было никаких сомнений, что это проделка Фчфа.
Терпеть присутствие на планете убийцы и насильника больше было нельзя. Орх объявил Всепланетную Тревогу...
Вся Ихора была разбита на секторы. Поисками Фчфа в каждом из них руководил член Совета Старейшин. Каждой женщине было вручено по особому белому кристаллу. При прикосновении к коже Фчфа он становился зеленым. Если кристалл плотно прижать к телу Фчфа, то он благодаря своему химическому составу, убивал монстра. Однако выполнить это возможно при единственном условии - когда Фчф примет свой истинный облик.
Немедленному испытанию подверглись практически все жители Ихоры. Проверили водные резервуары, бассейны, каналы с питательным раствором, систему водо- и теплоснабжения.
Все сидели на своих местах, ожидая сообщений из секторов. Наконец, появился еле заметный сигнал из сектора "зет". В этом секторе находились владения и жилище Орхеоллы, дочери Главного Старейшины Орха.
Эль Ней, не принимавший непосредственного участия в заседании, но приглашенный на него в качестве гостя, почувствовал биоимпульс с просьбой о помощи и телепортировался в жилище Орхеоллы.
Материализовавшись внутри небольшого купола, где жила девушка, Эль Ней увидел страшную картину. На ложе Орхеоллы в смертельных судорогах извивалось громадное, покрытое серой неприятной слизью студенистое полупрозрачное тело. Часть туловища и несоразмерно большая голова дымились на ворсистом покрывале ложа.
Из огромной лужи, увеличивающейся за счет распада конечностей-щупалец, виднелись четыре уже остекленевших глаза. В центре этой безобразной пузырившейся массы зеленел слегка вздрагивающий кристалл.
- Фчф!
Да, это были зловонные останки неуловимого свирепого убийцы и насильника Фчфа!
Рядом валялись изодранные на куски девять прирученных Орхеоллой насекомоподобных животных и согнутый в узел браслет с ее руки.
На полу лежал шарообразный робот-бихорг с погнутыми усиками антенн, с пульсирующим красным сигналом опасности.
На другом конце ложа лежало обнаженное окровавленное тело задушенной Орхеоллы.
Не привыкший к такому тягостному ужасному зрелищу,
Эль Ней на мгновение прикрыл глаза.
В этот момент он почувствовал чье-то прикосновение и увидел повисший над своим плечом шар бихорга. Тот сначала неясно, потом все более четко воспроизвел картины случившегося.
Фчф явился к Орхеолле в образе Ярха. Изобразив смущение, он сказал, что пришел посоветоваться с ней об очень деликатном деле. Совет Старейшин принял решение направить десять самых красивых юношей в Купол Встреч для совершения Обряда Продолжения рода. В числе набранных было названо его имя. Но он не может туда пойти. Он готов принять смерть, но не может отказаться от счастья соединить с ней судьбу.
Орхеолла бросилась со слезами обнимать и целовать своего избранника. Она тоже с детства прониклась к нему высоким чувством.
Затем она сказала, что надо пойти к Орху и все ему рассказать. Он добрый, и наконец, он - отец и не сможет отказать единственной дочери в ее просьбе. Если же Орх откажет, то она готова принять смерть вместе с Ярхом.
"Ярх", потупившись, заметил:
- Может быть, нам следует совершить обряд Продолжения Рода прямо сейчас, тогда Орху некуда будет деваться и он даст согласие на то, чтобы мы немедленно соединили свои судьбы.
- Нет, и еще раз нет, - не соглашалась Орхеолла, - я не могу пойти на это без согласия отца.
- Значит, ты плохо относишься ко мне, - обиделся "Ярх".
- Как ты можешь это утверждать! Ведь, кроме отца, ты в этом мире для меня самый близкий человек, - не уступала Орхеолла.
- Нет, ты мне не доверяешь. По крайней мере хоть представь доказательства своего отношения ко мне.
- Я согласна на все.
- Ну, допустим, ты можешь показать, как снимается ваша сверхпрочная одежда, которую изобрели ученые. Я до сих пор не понимаю, что они такое придумали! Ведь даже муж не может этого сделать без согласия жены!
- Ну, если тебя устроит такое доказательство моего чувства, то это делается очень просто... Смотри, - Орхеолла, придерживая свою розовую одежду на груди двумя руками, показала, как из грозди прикрепленных на груди украшений отделилась одна бусинка и медленно поползла вниз, приоткрывая узкую щель, через которую засветилась полоска белого тела.
В это время "Ярх" протянул руку и резким движением рванул гроздья украшений с такой силой, что ткань распахнулась на две половинки и соскользнула к ногам девушки. Испугавшись своей наготы, Орхеолла прижала руки к груди и отскочила в сторону. "Ярх" бросился к ней, она увернулась.
- Что ты делаешь! Ведь ты нарушаешь Закон. Скорее уходи отсюда, тогда я постараюсь простить тебя и никому ничего не расскажу.
Вдруг он дико захохотал, взвился в воздух в невероятном прыжке, бросился на нее, повалив на ложе...
Она попыталась нажать на своем браслете "точку" вызова, но "Ярх" ловким движением сорвал его и, смяв в ладони, швырнул на пол.
Тогда Орхеолла издала губами свист, и весь купол наполнился прирученными насекомоподобными существами. Они бросились на него со всех сторон, нанося свои ядовитые укусы. Он с огромной силой разрывал их на части и безжалостно уничтожал.
Воспользовавшись тем, что "Ярх" продолжал бороться с ее свирепой охраной, она соскочила с ложа и хотела было бежать. Но в этот момент, видимо, до ее сознания дошло... Ведь трех-четырех укусов этих животных достаточно, чтобы убить самого крупного и сильного мужчину Ихоры. А Ярх, не отличавшийся особой силой и выносливостью, был искусан так, что на нем не оставалось живого места, однако, продолжал уничтожать ее защитников.
Только тогда она поняла, что это был вовсе не Ярх, а жестокий Фчф, принявший его облик!
Орхеолла сделала вид, что решила ему покориться, и, повернувшись к нему лицом, медленно подошла к ложу. Увидев, что она готова уступить, он повалил ее на ложе.
- Я, - продолжал бихорг, - тоже понял, что это не Ярх, и со всего размаха налетел и ударил насильника по голове, повредив при этом свои антенны. Тот обмяк и вдруг начал принимать свой страшный образ. Его спина стала расползаться, превращаясь в ком скользкой слизи, из которой появилось множество щупалец, обвивающих несчастную девушку. Тогда Орхеолла вынула из-под языка белый кристалл и прижала его обеими руками к спине чудовища. Оно дернулось, захрипело и, сдавив свою жертву в смертельном объятии, забилось в агонии, стараясь освободиться от впившегося в его тело позеленевшего кристалла. Монстр рычал, вырывал из себя целые куски плоти, пытаясь освободиться от проникающего внутрь его кристалла... Еще несколько попыток, и по ложу стала растекаться грязная смердящая лужа. В это мгновение и появились вы, - закончил бихорг.
...Тела Орхеоллы и Ярха по ихорскому обычаю предали огню в специальной печи. Все жители планеты, надев траурные одежды, пришли проводить их в последний путь.
По образу и подобию Орхеоллы сделали голубую прозрачную статую и установили в Куполе Продолжения рода.
С тех пор перед обрядом зачатия каждая девушка и юноша подходили к статуе, касались ладонями ее каменной неподвижной ступни и давали клятву любви и верности.
Совет Старейшин принял решение - увековечить имя героически погибшей Орхеоллы и в каждой семье первой появившейся на свет девочке давать ее имя.
С тех пор на Найе из поколения в поколение передавался обычай: каждая старшая дочь в семье носила имя Орхеоллы.
5
Между тем вся планета готовилась к событию необычайной важности и значения.
После проведения последних расчетов было принято решение направить на четыре тяжелые планеты, захватившие Найю в плен своего тяготения и на долгие Периоды изменившие ее орбиту, космические корабли. Необходимо было установить особого вида взрывные устройства и по единому сигналу произвести синхронный взрыв на этих планетах и распылить их.
Последовал сигнал с Ихоры и одновременно включились все взрывные устройства. Раздался мощный взрыв. Содрогнулась, окуталась непроницаемой пеленой Звездная Система Дрора, и сквозь тугой плотный туман на Найю не пробивался ни один луч.
Когда постепенно дым и частицы пыли улеглись, то оказалось, что Найя, освещенная яркими лучами родного светила, вернулась на прежнюю орбиту, но на нее с бешеной скоростью несется огромный неразорвавшийся кусок спекшегося металла и камня.
Ближе всех к этому смертоносному снаряду находился космический корабль Эль Рада.
Считанные мгновения отделяли Найю от гибели. Капитан корабля попросил Эль Рада немедленно телепортироваться на звездолет, а сам решил разогнать свой корабль, чтобы лобовым ударом изменить траекторию движения чудовищной массы и ценой жизни экипажа спасти Найю от надвигающейся катастрофы.
Все члены экипажа мысленно согласились с капитаном и перешли в отсек ускорителей, чтобы, развив максимальную скорость, усилить удар и наверняка отбросить от Найи грозивший ей гибелью осколок.
Эль Рад не мог оставить корабль, бросив на произвол судьбы его экипаж. Он вспомнил о последней надежде... На его пальце, так же как и на руках любого Разведчика-Первопроходца, находилось кольцо с рубиновым кристаллом, вызывающим направленный взрыв необыкновенной силы. Причем последствия такого взрыва часто приводили к непредсказуемым результатам.
Не колеблясь, Эль Рад направил палец с кольцом на приближающийся кусок планеты и повернул головку кристалла.
Ослепительная вспышка и последовавший за ней взрыв потрясли корабль. На потерявших сознание людей обрушилась непроницаемая тьма.
Первым очнулся Эль Рад и осмотрелся. Четверо членов экипажа, скорчившись, лежали в креслах отсека ускорения. Ни один из приборов не работал. Включив экран наружного обзора, Эль Рад убедился, что корабль, видимо, попал в Черный Разрыв: не видно ни огонька, ни мерцания или хотя бы проблеска света. Тьма. Густая черная тьма со всех сторон окружала космический корабль.
Ощущение пустоты и беспокойства охватило сознание Эль Рада, - редко кому удавалось вырваться из Черного Разрыва.
Эль Рад мог телепортироваться на Андриоллу или любую точку Необъятного Пространства при условии, если он определит координаты своего местонахождения. А определить точное место пребывания при неработающих приборах Центра Вычислений было практически невозможно. Вначале он решил попытаться помочь кому-либо из членов экипажа, а затем заняться приборами.
Обходя кресло за креслом, он обнаружил, что двое пилотов тяжело, почти смертельно, ранены, капитан корабля и третий пилот - живы, но потеряли сознание.
- Где мы? Что с кораблем?... - спросил, очнувшись, капитан.
Эль Рад объяснил ситуацию и предложил немедленно начать ремонт приборов, так как без них им из Черного Разрыва не выбраться.
Посоветовавшись, капитан и Эль Рад решили положить сидевших в двух первых креслах космопилотов в анабиоз, чтобы потом на Найе попытаться вернуть их к жизни. Третий медленно приходил в себя.
Теперь дело оставалось за главным. Необходимо было выяснить причины неисправности систем корабля, восстановить их, и попытаться вырваться за пределы Черного Разрыва, определив координаты. Уже затем предстояло решать проблему возвращения на Найю.
На корабле было несколько бихоргов и роботов-техников, капитан поручил им заняться автоматическими устройствами и Центром вычислений. Эль Раду удалось выяснить, что система аварийного блок-запаса находится в критическом состоянии.
Собравшись втроем, они тщательно обсудили положение дел и пришли к выводу, что их может спасти только сверхнапряженная работа или чудо. Как известно, чудес не бывает, и им приходилось рассчитывать только на свои силы,
Капитан извлек из запасного отсека еще несколько роботов, и вскоре работа на корабле закипела. Люди работали без сна и отдыха, их угасающие силы поддерживались лишь особыми питательными капсулами.
Наконец, стали поступать первые ободряющие сообщения. Бихоргами и роботами-техниками было обнаружено и устранено несколько неисправностей на внешней части корабля. Однако продолжала оставаться невыясненной причина невозможности запуска хотя бы одного корабельного двигателя.
Неуправляемый корабль, находясь в Черном Разрыве, продолжал движение в Никуда. Положение становилось отчаянным. Запасы питательных капсул подходили к концу, люди выбивались из последних сил, пытаясь спасти корабль, но тщетно.
Возвратившиеся бихорги и роботы доложили, что практически все системы и автоматические устройства жизнеобеспечения корабля исправны: не обнаружено признаков дефектов на приборах, пультах управления и Центре вычислений. В то же время от энергетических устройств и силовых установок не поступала энергия, Двигатели по-прежнему не запускались.
По предложению капитана было решено наиболее тщательно обследовать загерметизированный отсек, где находился энергетический центр корабля. Обследуя днище корпуса, наконец, нашли причину аварии: во время взрыва были повреждены коммуникации, ведущие к энергетическому центру и корабельным двигателям.
Космопилот с роботами-техниками быстро восстановили все коммуникации.
Капитан нажал кнопку управления двигателями. После восстановления систем корабль резко рванулся вперед.
Заработали, замигали табло приборов и автоматических устройств. Наконец, включился и Центр вычисления.
Вдруг на экране наружного обзора появилось еле заметное светлое пятно. Оно постепенно расширялось, светлело, и вскоре весь экран заполнился пульсирующими огнями далеких звезд и галактик.
Корабль, вырвавшись из Черного Разрыва, устремился к ближайшей звездной системе. Теперь за судьбу корабля и его экипажа можно было быть спокойным.
Центр вычисления по заданной Эль Радом программе установил, что их забросило в отдаленную галактику. В каталоге Ур Бара она числилась под названием Путь Овернера. Там было огромное количество звездных систем. Часть из них, по расчетам великого Эг Хуга, считалась обитаемой.
На некоторых из планет должны быть довольно развитые технократические цивилизации, однако все попытки Кольца вступить с ними в контакт с помощью средств связи успехов не имели. Предстоял трудный и долгий путь возвращения на Найю.
Часть вторая "На Ырфе"
1
Вокруг светила ближайшей звездной системы вращалось девятнадцать планет. По расчетам Центра вычислений на планетах с четвертой по седьмую могли оказаться формы существования белковой материи, при этом не исключено наличие гуманоидных цивилизаций.
Наиболее подходящей по условиям жизни, по данным запущенных спутников, оказалась четвертая планета этой звездной системы.
Оба жителя Найи были в тяжелом состоянии из-за перегрузок и отсутствия продуктов питания. На корабле не осталось ни одной питательной капсулы.
Эль Рад передал своим друзьям часть своей жизненной энергии, они пришли в себя и несколько приободрились. Он вывел корабль на орбиту четвертой планеты и стал постепенно, виток за витком, осторожно снижаться. На седьмом витке все облегченно вздохнули.
Среди проплывающих под ними колоссальных массивов буйных желто-коричневых зарослей показались поляны, на которых высились огромные сооружения. Заблестела гладь водной поверхности.
Над необъятной ширью океана с берега нависали гигантские города. Можно было видеть и плавающие поселения.
Эль Рад опустил корабль совсем близко к поверхности, так что стало заметно движение живых точек от одного строения к другому. Из одного сооружения внезапно вырвался летательный аппарат с четырьмя вращающимися лопастями по бокам и по одному снизу и сверху.
Сделав разворот вокруг космического корабля, летательный аппарат, помигивая синими огоньками сигналов, резко повернул направо, как бы приглашая следовать за ним.
Вначале Эль Рад так и сделал, но затем, неожиданно передумав, решил посадить корабль в менее доступном месте и сделать это наиболее незаметно.
Ему показалось слишком подозрительным желание жителей планеты посадить корабль инопланетян в каком-то удобном для них месте. Разве можно предугадать нравы цивилизаций другой Галактики?
Поэтому он приказал капитану остановить двигатели и выпустить гильзы с цветным газом, который, окутав корабль ярким золотисто-оранжевым облаком, создал видимость внезапно вспыхнувшего пламени.
Под его покровом Эль Рад, увидев просвет в густых зарослях, направил туда корабль и посадил его на небольшую поляну.
Почва оказалась достаточно твердой, и корабль стоял довольно устойчиво.
В наступившей тишине Эль Рад дал команду роботам-техникам и бихоргам тщательно замаскировать корабль растительностью.
На мысленный вопрос капитана, чем объяснить такую необычайную осторожность, Эль Рад пояснил, что ему не понравилось настойчивое желание местных жителей направить корабль Пришельцев на определенное место. Их намерения не ясны и не понятны. Спрятав корабль, они смогут улететь отсюда в любое удобное для них время.
Исходя из этого, Эль Рад предложил капитану и космопилоту остаться здесь и ждать его возвращения. Заодно определить состав атмосферы и взять пробы воды и почвы. Не исключено, что они могут быть безвредными. В таком случае целесообразно пополнить запасы воды и питания. За это время Эль Рад побывает в Городе и на месте выяснит ситуацию.
Затем Эль Рад приостановил поток своих мыслей и, несколько погодя, добавил:
- Сейчас я должен сообщить вам самое главное. Молить об этом или скрывать я ничего не собираюсь. Вам известно, что, определив координаты, я могу телепортироваться на Андриоллу, на Найю-Ихору или в любую точку пространства. Когда мы выбрались из Черного Разрыва, я с помощью Центра вычислений, находящегося на корабле, и автономного мозга, вмонтированного в мой скафандр, выяснил, что нас забросило в отдаленную Галактику. Чтобы преодолеть это расстояние до Найи-Ихоры, кораблю потребуется, по вашему :чету, значительное количество периодов. В соответствии с законом Тер Баха на Ихоре за это время сменится не менее двух поколений, да и на Андриолле пройдет немало времени. Учитывая, что у нас давно решена проблема телепортации, я в любое время мог бы оказаться рядом с близкими, но я останусь с вами до конца, каким бы он ни был. Теперь держите со мной постоянную связь и по моему сигналу, если 5удет такая необходимость, немедленно взлетайте и выходите на орбиту планеты. Я телепортируюсь прямо на корабль. А пока попробуйте пополнить запасы продовольствия.
2
Эль Рад решил вначале телепортироваться в район, вблизи которого он видел летательный аппарат.
Когда Эль Рад материализовался на краю зарослей, чтобы осмотреться и затем направиться к видимому издалека высокому шпилю сооружения, его спины неожиданно коснулась чья-то рука, и черные с синими длинными ногтями пальцы впились в плечо.
Эль Рад, не оборачиваясь, нажал кнопку небольшого парализатора и повернулся.
Перед ним стояла чернокожая женщина с безвольно опущенными руками, - в одной из них было зажато оружие.
Парализатор обессилил ее, и она, злобно вращая щелевидными раскосыми глазами, вглядывалась в Пришельца. Ее голый до пояса мощный торс лоснился от покрывавшего его толстого слоя жира. Широкие светло-серые шаровары из тонкой ткани были перехвачены ремнем с шестиугольной металлической пряжкой. Массивная продолговатая голова с коротким носом, вывороченными ноздрями и толстыми фиолетовыми губами увенчивалась копной густых, спускающихся ниже талии иссиня-черных волос, завязанных на макушке плотным узлом. В основании узла двумя зубцами был воткнут козырек из неизвестного материала. Этот козырек далеко выступал вперед и закрывал тенью большую половину лица его владелицы.
Женщина была на голову выше Эль Рада, а андриольцы считались самыми высокими людьми из всех известных гуманоидных цивилизаций.
Эль Рад направил поток биоимпульсов своего мозга на черную аборигенку и ему удалось установить, что она отнюдь не принадлежит к высокоразвитой цивилизации. Ее разум был примитивен.
Эль Рад внушил женщине, что посягательство на жизнь любого разумного существа является злом. Что Разуму, в первую очередь, должны быть присущи гуманность и взаимопонимание. Далее он мысленно внушил ей необходимость почитания Пришельцев с других планет и, заставив ее говорить, сразу овладел языком жителей этой планеты.
После небольшого, но памятного урока вежливости Эль Рад отключил парализатор, и женщина, рухнув на камни, обняла его ноги и, обливаясь слезами, стала вымаливать прощение.
Эль Рад поднял ее и мысленно внушил, что он больше не сердится и хотел бы быть гостем на Ырфе, как женщина назвала свою планету.
Низко поклонившись Эль Раду, она сказала, что ее имя Ыма, и пригласила следовать за собой.
Ыма вывела его на небольшую очищенную от растений площадку, на которой стояло несколько сделанных из ветвей и листьев хижин. Часть из них с помощью замысловатых конструкций крепились к ветвям и слегка покачивались под порывами ветра.
Вокруг хижин не было видно ни души. Но из-за толстых стволов окружающих поляну гигантских растений, перевитых многочисленными ветвями, за необыкновенной парой наблюдало множество глаз.
В центре площадки в утрамбованную почву был врыт высокий гладкий ствол с обрубленной вершиной, к которой была прикреплена свитая из ветвей толстая петля.
За близлежащими зарослями виднелись остроконечные шпили города. Карманный биоанализатор показал, что воздухом Ырфы можно дышать, однако взятые микрочастицы почвы показали наличие в них большого количества разнообразных микробов. Их следовало бы основательно изучить.
Не исключено, что могли присутствовать опасные для жизни инопланетян вирусы. Стационарная лаборатория имелась на корабле, поэтому Эль Рад решил пока не снимать скафандра, не пить воду и не есть.
В принципе воды и питания ему не требовалось. Скафандры Разведчиков-Первопроходцев Андриоллы были устроены таким образом, что в них осуществлялся полный замкнутый цикл, необходимый для жизнедеятельности человеческого организма.
Поэтому Эль Рад мог, не снимая скафандра, находиться в нем ровно столько, сколько было необходимо. Практически он не нуждался ни в воде, ни в продуктах питания.
Что касается проблем воздуха, то с помощью специальных фильтров осуществлялась постоянная регенерация выдыхаемых газов и они восстанавливали в скафандре атмосферу, обеспечивавшую нормальное дыхание.
Единственное, что позволил себе Эль Рад, это, нажав соответствующую кнопку, заставить шлем вместе с прозрачной его частью свернуться и вдвинуться в воротничковую броню скафандра.
Вдохнув воздух Ырфы, Разведчик почувствовал, что он несколько тяжеловат для дыхания и казался тягучим, при этом ноздри неприятно щекотали непривычные запахи.
Раскаленное добела светило планеты палило нещадно. Правда, отдельные порывы ветра слегка освежали кожу и лохматили мягкие волосы.
Ыма подошла к одной из хижин, приподняла переднюю стенку, закрепила ее на упорах и, сделав импровизированный навес, пригласила Эль Рада присесть, выдвинув из помещения сидение. В глубине жилища покачивалось плетеное, подвешенное к потолку ложе для сна.
Пришелец сел в удобное сиденье и мысленно спросил Ыму о назначении столба, установленного в центре маленького поселка. Женщина мгновенно вскарабкалась на него, вдела одну ногу в петлю, оглядела окрестности и, издав пронзительный свист, стремительно спустилась вниз. Из зарослей вышло несколько женщин, внешне копирующих Ыму, даже шаровары у них были одинакового цвета, и молча уставились на инопланетянина.
Потом они встрепенулись и начали, перебивая друг друга, расспрашивать Ыму о Пришельце, бросились к нему, стали обнюхивать, ощупывать, пробовать на зуб ткань скафандра, а одна даже умудрилась лизнуть его в щеку, видимо хотела узнать вкус светлой кожи.
Эль Рад за время переговоров с Ымой изучил наречие местных жителей, хотя в этом не было особой необходимости, - он прекрасно читал их мысли, но делал вид, что ничего не понимает.
Ыма прикрикнула на любознательных соотечественниц, и они, разобрав из своих жилищ сидения, уселись плотной толпой вокруг Эль Рада, заглядывали ему в лицо и, о чем-то пошептавшись между собой, негромко хихикали.
По поведению Ымы было нетрудно предположить, что она является владычицей этого маленького поселения, Эль Рад посмотрел на нее и мысленно приказал подробно рассказать о Ырфе, ее обитателях, обычаях и особенностях.
Ыма в знак согласия послушно опустила голову и низким звучным голосом начала свой неторопливый рассказ.
3
- На Ырфе очень теплый, мягкий климат. Поэтому большинство городов построено на берегах океана, на специальных площадках, далеко простирающихся над его поверхностью. Некоторые из городов построены на плавучих островах.
На планете только один огромный материк, со всех сторон окруженный водой. Причем этот материк почти идеально круглый, не имеет, как обычно, ни изрезанной береговой линии, ни полуостровов и ни тем более островов. Кроме того, часть городов построена на самом материке в лесных зарослях.
На Ырфе существует обычай. Из больших групп новорожденных девочек отбирают самых крепких и здоровых и затем выращивают их в особых условиях.
Прежде всего, их заставляют физически развивать и совершенствовать свое тело, быть необычайно выносливыми, в совершенстве владеть приемами нападения и обороны без применения оружия.
После того, как дети превращаются в исключительно физически сильных, выносливых и закаленных девушек, проводятся всепланетные состязания-отбор. Это своего рода грандиозный по массовости и красочности праздник всей планеты.
Девушки состязаются в скорости лазания по гладкому стволу, прыжках, беге, бросании на расстояние камней, борьбе с дикими животными, которых надо задушить голыми руками.
В случае победы в каком-либо состязании девушке вручается знак отличия. По количеству завоеванных знаков выбирается десять самых сильных и выносливых девушек.
Эти десять избранниц проходят следующий этап подготовки. Их засылают в самые дремучие и непроходимые заросли. Там в течение целого периода они обязаны просуществовать без посторонней помощи, - построить себе жилище, сделать голыми руками необходимое оружие, научиться добывать пищу, суметь противостоять и защититься от свирепых хищников, которые бродят по местным лесам, в общем суметь выжить в исключительно тяжелых условиях.
Из десяти таких девушек выбирается Главная, она, как правило, является самой сильной и ей на всякий случай выдается современное оружие, которое можно использовать лишь в крайнем случае. Сегодня как раз такой случай.
Мы видели, как над нашим лесом пронесся инопланетный корабль и взорвался недалеко от нашего становища. Поэтому, взяв оружие, я и пошла на поиски Пришельцев.
Ыма посмотрела на Эль Рада, спросив, все ли ему понятно.
Он в знак одобрения кивнул головой.
- После того, как ты, Пришелец, парализовал мою волю и навязал свои мысли, - обратилась она снова к Эль Ра ду, -я как будто снова родилась. Я стала чувствовать себя значительно умнее и увереннее своих подруг,
Продолжая рассказ, Ыма добавила, что ту из них, кто выдержит все это, допускают к самому ответственному испытанию. Их забрасывают в горы, где бьют горячие источники.
- Нас заставляют пить грязную вонючую воду и днями почти по горло сидеть в горячих водоемах. Затем надолго оставляют на ледниках. Голые, без пищи, мы должны продолжительное время жить в ледяных пещерах в условиях жесточайшего холода.
А затем, только тех немногих, кто сможет все это вынести, привозят в Город. Там, на центральной площади, на высоком помосте они обнаженными выставляются в ряд.
Сюда поднимается Совет Правителей Ырфы, осматривает их, причем каждый выбирает себе девушку по вкусу.
Вечером выбранных Правителями девушек развозят по роскошным жилищам. На следующий день девушек снова выстраивают на этом помосте, где им предоставляется право выбора любого мужчины.
Девушки проводят время со своими избранниками до тех пор, пока не появляется потомство. Та из девушек, у которой рождается одновременно более трех детей, получает в качестве награды новую планету, где она, будучи матерью-прародительницей, является полновластной хозяйкой.
Таким образом, все подчинено одной-единственной цели - сделать из женщины существо, которое явится основателем рода человеческого.
Как правило, после открытия в соседних звездных системах новой, пригодной для заселения планеты, туда направляются автоматические космические станции-разведчики.
Проводятся тщательные исследования биосферы планеты, определяется наличие различных болезнетворных вирусов и микробов.
Если будет установлено, что планета хоть в малейшей степени пригодна для заселения, туда направляется одна из девушек, будущих матерей-прародительниц.
По существу вся предыдущая подготовка женщин на выносливость, закалка организма сводятся к одному - суметь выжить в экстремальных условиях новой планеты. Так осуществляется колонизация планет.
Зарождаются новые цивилизации. Кстати говоря, было немало случаев, когда на вновь заселенных планетах, при благоприятных факторах, развитие цивилизаций шло такими бурными темпами, что даже опережало развитие Ырфы.
Правители Ырфы имели в своих руках значительный запас девушек, которые готовились стать матерями-прародительницами на новых планетах.
Вообще весь уклад жизни на Ырфе сводится к одному - воспитать и подготовить максимальное число будущих основательниц человеческого рода. Все, буквально все подчинено Дню Великого Переселения. Это главный всепланетный торжественный Праздник.
В честь женщины, которая направлялась на новую планету, складываются гимны, поются хвалебные песни.
В течение многих дней и ночей она является предметом всеобщего преклонения.
Она живет в роскошном замке Матери-прародительницы, ей все прислуживают, стараются угодить.
Принять пищу с ней за одним столом считается особой честью для любого из Правителей Планеты, за исключением Великого Правителя.
Любой мужчина, которого она выбирает, посчитает для себя особой честью провести с ней то время, которое она пожелает.
Наконец, наступает последний день великого торжества. Весь народ провожает свою избранницу. Ее подводят к готовому к старту космическому кораблю, она прощается с родиной и улетает в неизвестность.
На корабле женщину погружают в камеру анабиоза. На орбите новой планеты ее выводят из этого состояния и спускают вниз, где она должна дать начало новой жизни, семя которой заложили мужчины Ырфы.
Затем космический корабль навсегда исчезает и, связь с Ырфой прерывается. Изредка над этой планетой появляется космический автомат-разведчик, проверяя, как идет развитие рода. Это делается с той целью, чтобы установить, в каком соотношении мать-прародительница родила потомство.
Если рождаются одни девочки, то на планету направляется новая мать-прародительница, и это делается до тех пор, пока не устанавливается примерное равновесие между рождающимися мальчиками и девочками.
После этого Ырфа теряет к вновь колонизированной планете всякий интерес, предоставляя каждой цивилизации развиваться своим путем...
Рассказ Ымы настолько не вязался с понятиями высокой морали и нравственности на Андриолле, да и на многих других планетах, где существовали разумные гуманоиды, что Эль Рад чуть было не засомневался в ее искренности и правдивости.
Как и почему сравнительно высокоразвитая цивилизация занимается только одним - выращиванием, по существу, безграмотных прародительниц нового рода и затем бросает их на произвол судьбы?
Никакой заботы о подрастающем поколении, об их интеллекте, уровне развития. Ведь даже животные, выращивая свое потомство, стремятся как-то помочь ему вырасти, учат тому, что умеют и знают сами, помогают стать умнее, сообразительнее.
А в данном случае цивилизация Ырфы имеет дело с детьми, родившимися от ее плоти и крови. И такое в высшей степени пренебрежение к потомству!..
Эти мысли тревожили Эль Рада. Что-то здесь было не так! Но что именно? Это ему и хотелось выяснить в первую очередь.
Он биоимпульсом своего мозга проверил искренность Ымы, и оказалось, что она была перед ним абсолютно правдива.
Тем не менее Эль Рад не собирался отступать и раздумывал, каким образом прояснить положение дел на Ырфе.
Пока Эль Рад терзался сомнениями, по знаку Ымы у его ног выросла гора фруктов, корешков и листьев различных растений и кусков сырого, пропитанного кровью мяса животных.
Хозяйка селения жестом пригласила его к трапезе, но Эль Рад покачал головой, мысленно передав ей, что не может есть их пищу.
Девушки хватали руками из общей кучи и жадно поглощали все, что попадалось. Насытившись, они разошлись по своим жилищам. Вскоре стемнело. На небе вспыхнули незнакомые звезды.
Над головой Эль Рада был совершенно другой, чужой мир. Впервые судьба забросила его так далеко от родной Андриоллы. Никогда он не был так оторван от нее. Такие чудовищные расстояния не могла преодолеть даже могучая биосвязь андриольского Разума.
После взрыва, который ему пришлось произвести, чтобы спасти Найю от столкновения, скорее всего его посчитали погибшим.
Конечно, у него есть шанс быстро выбраться отсюда. Телепортироваться и бросить в беде ставших ему близкими друзей? Никогда! Он обязательно выберется отсюда и вернет корабль с геройским экипажем Найе. Вернет, чего бы это ему ни стоило!
Внезапно мысли Эль Рада прервались от громкого рева животного.
- Это Ых, - сказала Ыма, - он всегда охотится ночью. Днем он плохо видит.
Она прикрепила к козырьку над головой небольшой шар, сплетенный из тонких сухих травинок, который сразу облепило множество мелких насекомых, испускающих ровное голубоватое свечение.
- Ых боится этого света, - ответила Ыма на мысленный вопрос Эль Рада. - Но еще больше он боится вот чего, - и она протянула ему висящий у нее на шее маленький прозрачный сосуд, наполненный маслянистой жидкостью изумрудного цвета. - Это "запах смерти". Когда мы идем на охоту, то смазываем такой жидкостью кожу. Ых и другие хищники, чувствуя "запах смерти", разбегаются в разные стороны.
- Где находятся Правители Ырфы? - спросил Эль Рад.
Утомленная длительным рассказом Ыма указала рукой на виднеющийся за лесом шпиль высокой башни и, склонив голову на грудь, внезапно заснула.
4
Эль Рад материализовался в высокой пятиугольной башне, отличающейся от других строений тонким длинным шпилем, который украшала шестиугольная звезда.
Под полукруглыми сводами огромного полутемного зала за круглым столом сидели тринадцать чернокожих мужчин. У каждого на голове было что-то вроде плоского головного убора, по краям обшитого ажурной золотой нитью. Из установленного в центре стола усеченного конуса исходило слабое серебристое свечение, и лица сидящих разглядеть не удавалось.
Все тринадцать сидений, украшенные красивой резьбой и окантованные металлическим орнаментом, матово поблескивали в сумрачной тишине.
Спинки сидений были высоко подняты и заканчивались зубцами. У самой высокой спинки виднелось три зубца, у шести других - по два, а у шести последних - по одному.
Эль Рад устроился на выдвинутом вперед - почти до стола - ажурном балконе, затемненном низко нависающим над ним металлическим козырьком. Эль Рад хорошо видел всех присутствующих, зато его фигура за ажурной решеткой была для окружающих совершенно незаметна.
Направив биоимпульсы своего мозга на каждого из сидевших за столом мужчин, Эль Рад сразу получил всю необходимую информацию.
Это было заседание Совета Правителей планеты. Оказалось, что на сиденье с тремя зубцами сидел Великий Правитель Ырфы - Ырфан. Справа от него на сиденьях с двумя зубцами сидели шесть Главных Правителей. Причем самый первый из них по имени Ылфтор, касавшийся краем своего одеяния правой руки Великого Правителя, носил звание Первого Главного Правителя. На остальных шести сидениях с однозубыми спинками находилось шесть Старших Правителей. Словом, вся правящая верхушка была в сборе.
Первым тишину прервал хриплый голос Первого Главного Правителя:
- О, Величайший из Великих, Всемогущественнейший и Всемудрейший Ырфан, - обратился он к нему. - Мои люди видели спускающийся на орбиту Твоей планеты корабль инопланетян. Они хотели, как всегда, посадить его в нашу ловушку. Но он загорелся и, объятый дымом, исчез в зарослях недалеко от нашей столицы. Это был очень хороший корабль, непонятно, что могло с ним произойти. Ты знаешь, Великий, что ученые Ырфы зашли в тупик. За последние сто периодов они не построили ни одного нового космического корабля. Наши космические ловушки уже давно пусты. Благодаря этому кораблю инопланетян мы могли бы выйти к новому витку Спирали Развития.
- Знаю я твои витки. Твои люди, как было не раз, привесят к кораблю Пришельцев побольше металлических штуковин и выдают их за сверхновейшее достижение ученых Ырфы. Затем под видом очередных испытаний носятся по всем звездным системам в поисках цивилизаций и похищают красивых женщин для Правителей. Когда корабль приходит в негодность, вы отправляете его ржаветь на свалку, где их уже больше чем достаточно, - сказал Ырфан.
- О, Великий, зачем такие обвинения, - возразил Ылфтор, - первая похищенная женщина будет привезена для твоего старшего Потомка, достигшего возраста зрелости. И потом, благодаря мне, каждый из здесь присутствующих имеет самых красивых жен, привезенных с других планет. На многих планетах, благодаря созданной моими предками системы, развиваются ростки от нашей цивилизации. Посланные на другие планеты в качестве матерей-прародительниц женщины дали сильное потомство. На двух из этих планет скоро разовьются цивилизации, даже превосходящие нашу. Тогда мы сумеем воспользоваться плодами своих трудов... И мы снова обретем утраченную силу и спокойствие. И вновь, о Великий, на небосклоне Ырфы засияет звезда твоего Могущественного Величия...
, - Хватит славословия, - вновь перебил Ылфтора Великий Правитель, - немедленно пошли на место падения корабля людей. Надо найти хотя бы трупы Пришельцев. Может быть, удастся извлечь из них хотя бы немного осеменяющего вещества для моей последней жены с Голубой планеты. Она должна оставить мне потомство, в котором будут клетки высокоразвитой цивилизации. Я хочу, чтобы в мозгах моих потомков было немного больше серого вещества, чем в ваших бестолковых головах. Теперь я хочу поговорить о Празднике. Завтра каждый член Совета Правителей будет выбирать себе девушку для Первой ночи. Мне бы не хотелось, чтобы вы, как в прошлый раз, передрались из-за этих ничтожных самок. Моя новая жена с Голубой планеты научила меня, как проверить удачливость каждого из нас. Ведь девушек всего десять, а Правителей тринадцать. Значит, троим из нас не придется принимать участие в Первой ночи. Видите этот сосуд, - Ырфан извлек из своих широченных одежд неглубокую чашу. - Я кладу эту чашу, в которой десять белых и три черных шарика, на стол и закрываю куском плотной ткани. Каждый просунет руку под ткань и вытащит один шарик. Повторяю, только один шарик и будет сжимать его в кулаке до моего приказа. Затем по моей команде все одновременно должны разжать кулаки, и мы увидим, кому из нас в этот раз достанутся девушки. Троим неудачникам придется отложить обряд Первой ночи до следующего раза.
Когда последний из Правителей вытащил свой шарик, по команде Ырфана все разжали пальцы. У троих, в том числе у Ылфтора, оказались черные шарики. Он, злобно сверкнув глазами, уставился на белый шарик, лежавший на ладони Великого Правителя.
- Братья, - обратился снова к Совету Великий Правитель, - Этот праздник Первой ночи должен запомниться народу. На Ырфе появляются недовольные, идет брожение в умах, особенно среди молодежи. Никто не хочет выполнять тяжелую работу. Все хотят пить, есть, веселиться и иметь под боком самку, принадлежащую ему одному, а не всем, кто пожелает. Это очень опасно для нас. На этот праздник необходимо выставить больше угощения и больше ыты, любимого напитка простонародья, пускай все перепьются и меньше думают.
В этот момент Эль Рад включил свой миниатюрный милнер, он решил записать весь разговор Правителей. Интуиция подсказала ему - это может пригодиться.
- Мы не должны допустить, чтобы чернь узнала, что все Правители имеют жен с других планет, что наши дочери не участвуют в состязаниях и никто из них не рвется стать матерью-прародительницей. Вот уже сто периодов, как наш бестолковый народ занят игрой в этих "избранниц судьбы", которых, якобы, посылают на другие планеты. Но никто из них не знает, и надо молить Всевышнего, чтобы никто и никогда не узнал, что в течение сорока последних периодов ни одна из наших космических развалин не сумела вырваться из притяжения Ырфы, что счастливую "избранницу", как обыкновенный мусор, вытряхивают из корабля в открытый космос. Единственная надежда была на корабль Пришельцев, и ты, только ты, Ылфтор, несешь ответственность за то, что твои люди не сумели посадить этот корабль в ловушку. Я все-таки не верю, что он сгорел. Я повелеваю найти космический корабль Пришельцев или его обломки. Я должен сам убедиться в его гибели. Я даю тебе на это, мой дорогой брат Ылфтор, две ночи и два дня. Ты понял меня, две ночи и два дня, иначе на твоем месте будет другой. Кроме того, мне не нравится, что на Ырфе резко возрастает население. Система, придуманная твоими предками, Ылфтор, меня уже не устраивает. Эти "избранницы", которые готовят себя к роли матерей-прародительниц, слишком плодовиты. Надо подумать, как изменить систему отбора, все равно ни одна из победительниц не добирается до новой планеты. Да их у нас и нет. Я уже говорил об этом. Я призываю Совет подумать, как изменить закон, по которому девять проигравших состязание самок становятся добычей черни и каждый мужчина стремится выразить ей свое презрение, натолкав ей в чрево семенной жидкости. А так как по закону женщина, проигравшая состязание, не имеет права отказать в желании ни одному мужчине, они производят на свет такое огромное количество детей, что скоро нам самим будет нечего есть. Думайте, братья-Правители, думайте, ворочайте своими прокисшими мозгами. До меня доходят слухи, что некоторые из этих самок лишают себя жизни, их видите ли, не устраивает, что они общедоступны. А некоторые сбегают и скрываются. Смотри, Ылф тор, если народ дознается, что делается на самом деле, ты разделишь судьбу с первой же избранницей, и оба ваших тела вместе будут выброшены в открытый космос. Нам всем придется трудно. Придется доказывать свое право на власть, а наши дочери разделят судьбу самок, проигравших в этих "великолепных" состязаниях. Но твои дочери и жены, Ылф-тор, опять будут первыми! Я им предоставлю эту возможность. Пускай с ними потешится вся столичная чернь, хотел бы я взглянуть, насколько они окажутся выносливее других. Ладно, хватит с тебя угроз, Ылфтор. Ты и так все понимаешь! Но, чтобы ты не сомневался в моем искреннем расположении к тебе, возьми вот это.
И Великий Правитель положил в ладонь Ылфтора белый шарик, доставшийся ему по жребию.
- Чтобы твой мозг лучше работал, можешь провести ночь с молодой самкой.
Первый Главный Правитель, просияв, униженно нагнул голову и благодарно поцеловал кисть руки Ырфана.
- Клянусь, что народ Ырфы никогда не узнает правды. Праздник будет грандиозен, как никогда. Чернь будет довольна, - сказал он, положив обе руки себе на грудь.
- О Великий, - снова обратился Первый Главный Правитель к Ырфану, - позволь мне обратиться к тебе с одной маленькой просьбой. Это поможет мне избавить столицу от беспорядков.
- Говори, чего хочешь, - разрешил ему Великий Правитель.
- Потомок твоего брата договорился со своими друзьями перебить осеменителей и выступить в их роли на этом празднике.
Великий Правитель долго молчал, его узкие глазки-щелочки постепенно наливались кровью, пока, наконец, он не ударил кулаком по столу и не проревел:
- Немедленно всех их усыпить и сегодняшней ночью отправить в океанские подводные изоляторы.
- Еще не все, о Великий. Твоя последняя жена с Голубой планеты замыслила недоброе. Она часто бывает на свалке космических кораблей" Долго сидит внутри корабля с ее родины. Разглядывает там какие-то старые записи, ковыряется в приборах, что-то записывает секретным кодом в блоке памяти Центрального мозга корабля. Она всегда плюет на твое изображение, установленное в Большой галерее, когда проходит мимо. Кроме прочего, она до сих пор не дала тебе ни одного потомка...
- Достаточно. - Великий Правитель с необычайной силой стукнул ладонью по столу, оттолкнул в сторону сиденье и встал. - Вы все свободны, а со своей женой я справлюсь сам.
В этот момент Эль Рад послал биоимпульс в мозг Великого Правителя и, выяснив, где находится его жилище, материализовался в его роскошных покоях.
В большом зале со стенами, искрящимися от драгоценных камней, у фонтана, наполненного прозрачной водой, стояли две женщины. Одна была маленького роста, светловолосая красавица с зелеными продолговатыми глазами. На ее полуобнаженной груди и шее переливались дорогие украшения, упругое тело спряталось под платьем пурпурного цвета, через левое плечо проходила голубая лента, усыпанная рубиновыми светящимися кристаллами.
Вторая - очень высокая, с сильно развитым мускулистым торсом и маленькой грудью была до пояса обнажена. Ее бронзовая кожа отливала желтоватым оттенком. На ней были коричневые полупрозрачные шаровары, заправленные в плетеную из разноцветных полосок обувь. Копна черных длинных вьющихся волос, завязанных на макушке узлом, черные блестящие глаза под изломом широких бровей - делали ее прекрасной.
Светлокожая женщина уговаривала свою собеседницу не принимать участия в состязании за право стать матерью-прародительницей. Бронзоволикая девушка отстаивала свое мнение. Она говорила, что решила улететь с Ырфы или умереть, как ее мать. Она была согласна на унижение, стыд, на похотливые взгляды толпы. Она согласна даже перенести ужас Первой ночи, тем более, что первым мог быть родной отец, входящий в Совет Правителей Ырфы. Все вынести, лишь бы навсегда улететь с этой ужасной планеты, где из девушек делают обыкновенных самок, производящих на свет потомство.
Наконец, светловолосая женщина высказала решающий контраргумент:
- Ты не знаешь самого главного. Ты не знаешь, что избранница вовсе не одна от планеты, таких "счастливиц" много, они есть в каждом городе. Правители Ырфы, чтобы держать народ в узде, обещают ему счастливую жизнь в надежде, что их "семя" на других планетах даст свои всходы, которые обеспечат им привольную жизнь осеменителей. Но уже давно ни один космический корабль не сошел с орбиты планеты, бедных девушек выбрасывают в открытый космос, а корабль возвращается обратно за новой жертвой. Цивилизация на Ырфе полностью деградировала, она изжила себя. Такой чудовищный обман народа долго продержаться не может: Рано или поздно народ узнает правду, и тогда мало кто позавидует судьбе Правителей Ырфы.
Последние доводы так подействовали на черноволосую девушку, что она рухнула на цветной полосатый пол у фонтана и забилась в истерических рыданиях. Женщина, как могла, старалась успокоить плачущую девушку.
Эль Рад, записывающий на милнере и этот разговор, хотел было выйти из-за колонны, где укрывался, как в зал вошел чернокожий красивый юноша.
- Это ты, Ыурлак? - обратилась к нему светлокожая женщина.
Он опустился на колени перед рыдающей девушкой и грустно произнес: :
- Это мне надо плакать, а не ей. Я ведь пришел к вам, моим самым близким друзьям, в последний раз. Сегодня ночью меня вместе с моими друзьями усыпят и бросят в подводный изолятор. Я пробрался в зал заседаний Совета Правителей и подслушал их разговор. Первый Главный Правитель решил от меня избавиться и сам взять на себя бремя власти. Он сам решил стать Великим Правителем. Вы не дали потомства Великому Правителю, - обратился он к светловолосой, - от других жен у него только девочки, и мне по праву ближайшего потомка надлежало стать Великим Правителем Ырфы. Теперь все кончено: Кстати, Ылфтор в разговоре упомянул о посещении вами корабля с вашей родины. Теперь вам тоже грозит или смерть или осеменение всем Составом Совета. Они уже давно зарятся на вашу красоту. Вы вполовину меньше любого из нас, хотя во много раз умнее всех вместе взятых. Они просто замучают вас и вы погибните страшной смертью. Вам надо немедленно скрыться.
- Куда? - с тоской ответила светлокожая красавица, - я действительно была на корабле моей родины. Но эти тупоголовые скоты изуродовали его так, что он не способен даже подняться с поверхности планеты...
.Эль Рад не выдержал и вышел из-за своего укрытия. Мысленно приказав им не пугаться и молчать, он произнес на, языке Ырфы:
- Я прилетел на том самом корабле, который считают погибшим, я слышал ваш разговор и присутствовал на переговорах Совета Правителей. Я знаю все. Я не могу бросить вас, я хочу помочь вам. Вам надо немедленно бежать. Знаете место возле города, где находится становище десяти девушек, готовящихся в избранницы? - Ыурлак и женщины кивнули головами. - Недалеко от него спрятан корабль, который доставил меня сюда. Там мои друзья. Они помогут вам. Они возьмут вас с собой. Я выйду с ними на связь и сообщу, чтобы они вас ждали. Рядом с кораблем будет светиться белый треугольник. Его лучи укажут вам путь. Спешите. Вместе с вами корабль выйдет на орбиту Ырфы.
- А как же вы? - спросила женщина Эль Рада.
- За меня не беспокойтесь. Я тоже буду на корабле, а пока я задержу ваших преследователей, - он снова скользнул за колонну.
Женщина нагнулась к фонтану, что-то нащупала, и вода сразу ушла из бассейна. По сухому дну они втроем подошли к открывшемуся люку и спустились в темный колодец. Как только крышка люка захлопнулась, вода снрва полилась и наполнила фонтан с бассейном.
В этот момент в зал ворвалась толпа вооруженных чернокожих гигантов. Они с шумом принялись рыскать по залу, заглядывая во все уголки в поисках убежавших.
Один из них, заметив Эль Рада, издал пронзительный радостный вопль и рванулся в его сторону. Эль Рад нажал кнопку парализатора, лучи которого на длительное время вывели из строя всех нападавших.
Не желая больше испытывать судьбу, Эль Рад материализовался рядом с хижиной Ымы. Там никого не оказалось, но из зарослей доносился какой-то шум и вскоре на площадку девушки выволокли огромное тело чудовища. Увидев Эль Рада, Ыма бросилась к нему.
Она объяснила, что их разбудил дикий рев и женские вопли с просьбой о помощи. Когда они подоспели, то эта мерзкая тварь успела уже съесть двух девушек, а третью едва удалось вырвать из ее пасти.
- Смотри, что из себя представляет наша Ырфа, - и она указала на блестевшую в темноте гигантскую тушу.
У животного была длинная ярко-голубая светящаяся шерсть с серебристыми кисточками на концах. Длинный упругий хвост с множеством острых шипов, огромная разверстая пасть с рядами кинжально острых зубов, откуда вываливался тонкий раздвоенный язык с тягучей липкой слюной, три пары конечностей. Две задние пары оканчивались мягкими подушками с тремя громадными, загнутыми назад когтями. Передние, с одним когтем, прижаты к туловищу, вдоль которого до хвоста тянулась гибкая ребристая перепонка.
- От имени этого животного, - продолжала Ыма, - и пошло название нашей планеты. Оно может летать, плавать, хорошо лазит по деревьям. Сейчас оно очень редко попадается. По поверью, того, кто убьет и съест мясо Ырфы, ждет удача. Поэтому Совет Правителей запретил охоту на Ырфу - их на планете уцелело всего несколько штук. Ырфа обычно не нападает на людей, ей хватает мяса других животных. Но в этот раз она была, очевидно, очень голодна, раз загрызла двух девушек. Кстати, кто ты и откуда? - спросила Ыма спасенную.
Та рассказала, что у них в городе состоялся торжественный Праздник отправления на другую планету избранницы - матери-прародительницы. Как только корабль улетел, на них бросилась толпа мужчин, каждый из которых хотел получить свою долю. Двух девушек они буквально растерзали на глазах, а троим удалось бежать, а что произойдет с остальными, все знают и так.
- Как? - вскочила Ыма, - а разве не единственную девушку, избранницу всей планеты, отправляют на космическом корабле? Выходит, это делается в каждом городе? Откуда же берется столько планет?
- Да, - сказал Эль Рад. - Вы и весь ваш доверчивый народ обмануты. Вас обманывают уже множество периодов. Вы знаете голоса своих Правителей, вы видели их лица?
Все девушки энергично закивали головами.
- Тогда слушайте и смотрите, - Эль Рад вытащил из скафандра милнер и включил его.
Перед девушками появилось круглое серебристое облако, в котором сначала появились контуры полутемного зала, стол с сидевшим за ним Советом Правителей. Затем изображение их приблизилось, и все одиннадцать девушек как зачарованные смотрели и слушали все, что демонстрировал им Пришелец.
Эль Рад читал в их мыслях ужас, негодование и ему стало неловко. Когда изображение погасло, на поляне воцарилась мертвая тишина, которую через продолжительное время разорвал низкий голос возмущенной Ымы:
- Я знаю, что теперь делать. Завтра будет последний Праздник. Этот день будет последним для всех членов Совета Правителей. А Великий Правитель умрет первым, и это сделаю я, Ыма. Я перегрызу ему горло, я разорву его на части, я растопчу его мерзкое, ненавистное тело. Весь народ Ырфы узнает правду. Он узнает, что делали эти изверги с лучшими из лучших дочерей нашей родины. Спасибо тебе, Пришелец. Ты рассказал нам правду, открыл нам глаза. Подари мне этот предмет, - она указала на милнер, - научи, как им пользоваться. Я должна донести до народа Ырфы всю правду. Всевышний поможет мне. Мы раздавим этих ползучих тварей, этих старых вонючих самцов. Я знаю, что ты сейчас улетишь отсюда. Но знай и помни, мы построим на нашей планете новую жизнь. Мы возродим былую славу Ырфы. И поверь мне, Пришелец, что придет время, когда наш корабль прилетит на твою родину, чтобы передать слова нашей благодарности и признательности. Разреши мне на прощанье оставить память о нашей планете.
Ыма подошла к Эль Раду и повесила ему на шею толстую нить с маленьким, прозрачным сосудом с жидкостью.
- В этом сосуде "запах смерти", я тебе рассказывала о нем. Пусть он оберегает тебя от злых духов, - сказала она и, опустившись на одно колено, приложилась губами к его руке.
Материализовавшись в Центральном пульте летающего по орбите Ырфы корабля, Эль Рад обнял своих друзей и спросил, успели ли они принять на борт двух женщин и юношу, Капитан провел его в свою каюту и показал на спящих:
- Вот они. Когда ты вышел с нами на связь, мы долго их ждали и уже начали беспокоиться. Наконец, они появились, этот юноша нес на руках светловолосую женщину, а рядом шла смуглая девушка. Мы встретили их и сразу стартовали. Тем более, что над районом, где мы находились, появилось множество летательных аппаратов. Мы подумали, что они искали что-то очень важное.
- Куда уж важнее, - улыбнулся Эль Рад. - Им всего навсего нужны были ваши трупы, чтобы выделить осеменяющую жидкость и добавить свежую струю в свое разлагающееся смердящее потомство.
- Однако, - удивился капитан, - нам такое и в голову не могло прийти. Ничего себе, цивилизация! Мы успели сделать запасы воды и пищи.
- Вы еще не все знаете, - и Эль Рад подробно рассказал друзьям о своем приключении.
Между тем корабль взял обратный курс на Найю,
Часть третья
"Возвращение"
1
Распределив всех по каютам, капитан предложил экипажу вместе с новыми пассажирами собраться в Центральном пункте, чтобы обсудить дальнейший путь корабля.
В назначенное время все сидели на своих местах, за исключением Зеи, светловолосой пассажирки.
Космопилот отправился за ней и выяснил, что она находится в тяжелом состоянии. Ее хрупкое тело не выдерживает перегрузок. Капитан предложил ей погрузиться в анабиоз, она сразу согласилась.
Закаленная бронзоволикая Ыка и чернокожий юноша Ыурлак не испытывали никаких неприятных ощущений во время полета, так что могли продолжить путешествие наравне с другими членами экипажа. Правда, новым пассажирам лететь было безопаснее в скафандрах. Эль Раду с капитаном и космопилотом пришлось немало потрудиться, чтобы подогнать имеющиеся на корабле скафандры под рослых представителей Ырфы.
Ыка и Ыурлак жадно впитывали в себя знания, которые давали им Эль Рад и представители Найи. Кстати говоря, они оказались очень способными учениками и вскоре Ыурлак мог самостоятельно дежурить у пульта управления.
Удачно проскочив несколько зон метеоритных потоков, капитан направил космический корабль к ближайшей звездной системе, - на шестой планете, по расчетам Эль Рада, могли быть формы белковой жизни.
Выйдя на орбиту внешне весьма привлекательной планеты, люди заметно приободрились и с нетерпением вглядывались в экран наружного обзора в надежде обнаружить творения человеческих рук.
Уже проглядывали очертания океанов, морей, материков, рек, озер. Появились даже признаки растительности, правда, весьма низкорослой. Однако возвратившийся автоматический спутник-биоанализатор принес неутешительное сообщение.
Вся атмосфера планеты была пропитана ядовитыми для белковой материи газами. А то, что вначале приняли за растительность, оказалось лишь чудовищными скоплениями крохотных бактерий, питающихся ядовитыми планетными газами и испарениями.
Эль Рад снова углубился в расчеты и вскоре вышел из Центра вычислений, дав капитану новый курс корабля.
В этой звездной системе, по предварительным данным, должна быть обитаемой вторая планета. Эль Рад посоветовал капитану послать оба автоматических анализатора для обследования планеты, .Единственно, что смущало, - белый туман, окутывающий планету плотным непроницаемым покрывалом.
Уже пошел четырнадцатый виток движения корабля по орбите планеты, а связь с автоматическими разведчиками пока отсутствовала. Она прервалась сразу, едва анализаторы вошли в плотные слои атмосферы.
На двадцать седьмом витке стало ясно, что они не вернутся.
Тогда Эль Рад принял единственное в этом случае решение: телепортироваться на планету самому без предварительных ее исследований автоматами.
Тщательно проверив скафандр, Эль Рад материализовался на поверхности. Почва была плотной. Кругом простиралась плоская равнина со скудной низкорослой растительностью, до самого горизонта не было видно ни дерева, ни куста. Вдали протекала река, над которой поднимался клочковатый густой туман, стелившийся вдоль берегов. Кругом лежали кучи мусора и куски изъеденных ржавчиной металлических конструкций.
Скупые лучи светила, еле пробивавшиеся сквозь тяжелую непроницаемую мглу, блекло освещали эту унылую картину. Анализаторы скафандра беспрерывно сигнализировали о зловонии, исходившем от обезображенной почвы и грязных куч хлама и отбросов.
Дойдя до реки, Эль Рад был поражен ее состоянием. Вместо воды по ней текла густая черная жидкость с красно-оранжевыми разводами, испускавшая ядовитые испарения с неприятным запахом. Вдоль берегов тянулись непроходимые топи из тягучей зловонной массы с исковерканными останками огромных металлических сооружений. На другом берегу - замысловатое сооружение выбрасывало в атмосферу клубы дыма и копоти. Телепортировавшись в центре здания, Эль Рад понял, что находится в техническом центре, работающем в автоматическом режиме: не было видно ни живых существ, ни роботов. Из воронкообразного купола с отверстием в центре в небо устремлялись тучи пепла. Среди хаоса переплетенных труб, металлических стержней, решеток вращалась гигантская, уходившая вниз труба.
По показателям пульта управления, можно было предположить, что это гигантский бур, направленный к ядру планеты.
В другом конце зала появились две фигуры. Сердце Эль Рада радостно застучало: неужели разумные существа? Но как они могли уцелеть в этой обреченной атмосфере? Он пошел им навстречу и вскоре разочарованно остановился.
Это были всего лишь примитивные роботы, передвигавшиеся мелкими шажками. Увидев Пришельца, они уставились на него своими выпуклыми прозрачными мигалками, приняв за своего собрата, предназначенного для нового специального производства. Разведчика заинтересовал их диалог.
Они говорили о недавно обнаруженных на планете роботах, которые всюду лезли со своими анализами и рекомендациями, пока по указанию Главного Мозгороба их не поймали.
Главный Мозгороб до сих пор не решил задачу, как добраться до ядра планеты. С помощью новых моделей он доведет до конца эту сверхпроблему, и тогда роботы смогут уделить больше внимания воспроизводству себе подобных, а пока все подчинено этой единственной цели.
Главный Мозгороб считал, что они зашли в тупик. Скорость бурения все время замедляется, а выплавка новых сверхпрочных металлов для труб и буров идет низкими темпами. Для всех совершенно ясно, что без новых сплавов и специальных видов топлива им никогда не решить поставленную задачу. Они будут до бесконечности идти вглубь планеты, пока все не заржавеют и не превратятся в обыкновенный лом, которого и без того на планете достаточно, А из вновь обнаруженных роботов можно сделать новое поколение, которое ускорит решение Программы.
Эль Рад решил телепортироваться в помещение сборки и разборки роботов. Найти этот зал было не трудно, так как он с помощью синхронизатора настроился на волну переговоров Старшего робота-сборщика с Главным Мозгоробом, Последний давал указания, какие детали целесообразно снять в первую очередь.
Материализовавшись в центре огромного зала, Эль Рад увидел толпу роботов. На полу лежали анализаторы с его космического корабля, которых они посчитали пропавшими. Всеми работами руководил Старший робот-сборщик. Вместо головы его корпус увенчивался большим конусом с множеством, в несколько рядов, отверстий по всему периметру. Верх конуса завершал вращающийся красный шар, издававший пронзительные звуки команды. Со всех сторон корпуса высовывались многочисленные гибкие манипуляторы, находившиеся в непрерывном движении. Внизу корпуса были укреплены мощные сегментные шарнирные подставки.
Роботы только что приступили к разборке первого анализатора.
Эль Рад переключил синхронизатор речи на передачу звуковых сигналов и включил внешнюю громкоговорящую связь. Роботы прекратили работу. Он сообщил, что на планете появился человек, и в соответствии с Первым Законом робототехники, общего для всех цивилизаций, роботы обязаны ему повиноваться. Для начала он приказал прекратить разборку анализатора и приступить к его восстановлению. Роботы сразу выполнили команду. Потом Пришелец пожелал встретиться с Главным Мозгоробом.
Старший робот-сборщик покатил к выходу из зала. Эль Рад в сопровождении своих роботов-анализаторов двинулся за ним.
Вскоре Старший робот остановился в сравнительно небольшом помещении, пол, стены и потолок которого были сделаны в виде решетчатых конструкций. В центре пола располагался большой металлический круг светло-серого цвета.
Старший робот сел на него, вобрал в себя свои многочисленные конечности и начал разворачиваться то в правую, то в; левую сторону. Раздался резкий щелчок, и круг стал медленно оседать вниз.
Старший робот пригласил Эль Рада стать рядом с ним, и они долго опускались в сплошной металлической шахте до полной остановки площадки.
Вверху еле проглядывало круглое отверстие входа, а прямо перед ними оказался пятиугольный проем входа в тоннель. Старший робот уверенно заскользил вперед, подмигивая красными огоньками выпуклых линзообразных глаз.
В тоннеле было темно, так что Эль Раду пришлось включить блинкер. Наконец, проводник остановился перед стеной, перегородившей туннель. В ней, примерно на уровне груди Эль Рада, виднелась узкая прямоугольная прорезь. Робот повернулся к стене левым боком и у него из корпуса выскочила металлическая пластинка, сплошь изрешеченная отверстиями различного диаметра. Вставив пластинку в прорезь, робот завибрировал, задрожал, стена поползла в сторону, открыв вход в освещенный зал.
В его центре медленно вращались четыре металлических кольца. Самое нижнее, наибольшего диаметра, почти не двигалось, а верхние поменьше, постепенно сужаясь, вращались в противоположных направлениях. Все это сооружение венчалось прозрачным искрящимся шаром.
Старший робот отошел в сторону, почтительно уступив место Эль Раду, и пропищал, что был вынужден побеспокоить по указанию человека.
Главный Мозгороб завертел, замигал своим шаром и пророкотал:
-Я знаю об этом. Можешь идти, займись делом, действуй по Программе. Всю необходимую для человека информацию я предоставлю сам.
Разведчик попросил подробно рассказать обо всем, что произошло на планете, чем объясняется ее экологическая катастрофа и, наконец, куда исчезли с планеты люди.
Главный Мозгороб сразу ответил:
- Даю полную информацию... Даю полную информацию...
Стены зала сначала заблестели, потом поверхность потемнела и превратилась в экран - на нем ожили картины прошлого планеты.
- Замелькали города, лица чернокожих гуманоидов, чем-то похожих на жителей Ырфы, но их верхние конечности оканчивались двумя клещеобразными захватами. По небу проносились летательные аппараты с улыбающимися лицами детей. Моря и реки бороздили суда. Всюду высились громоздкие металлические конструкции гигантских сооружений, испускавших в бледно-розовое небо клубы дыма и пара.
Низкий трубный голос подробно комментировал события, происходящие на экранах. Эль Рад, включив синтезатор, вслушивался в текст перевода речи на язык Андриоллы...
Когда-то планета Церца была прекрасным уголком нетронутой живой природы: ее реки и водоемы были полны жизни, в лесах в изобилии водились многочисленные виды животных.
Однажды в ее небе появился космический корабль. Пришельцам пришлась по вкусу эта благословенная планета. Они быстро колонизировали цветущий край.
Недра планеты оказались исключительно богаты полезными ископаемыми. Инопланетяне настроили множество городов, технических центров и стали хищнически, не думая о последствиях, пользоваться всеми благами, которые предоставила им богатейшая природа Церцы.
Создав бесчисленное количество роботов, постоянно совершенствуя их конструкции, Пришельцы предавались праздности.
Практически истребив животный и растительный мир планеты, выкачав из ее недр все запасы полезных ископаемых, Пришельцы привели Церцу к грандиозной экологической катастрофе.
Технические центры, не обеспеченные соответствующими фильтрами, отравили атмосферу планеты газообразными отходами производства. Реки и водоемы превратились в сточные канавы, куда безостановочно сливали отработанные жидкости.
Здания и сооружения проваливались в пустоты под поверхностью планеты, образовавшиеся вследствие интенсивной выработки сырьевых материалов. Потоки кислотных дождей заливали города и поселки.
В результате скопления огромного количества гор мусора, хлама и отходов на планете вспыхивали эпидемии самых разнообразных и неожиданных болезней. Население целых городов вымирало от неизвестно откуда появившихся вредоносных вирусов.
В поисках спасения обитатели Церцы были вынуждены вернуться в космическое пространство в поисках новой, подходящей для проживания планеты.
Такая планета была найдена, и оставшиеся в живых погрузились в космические корабли и бросили обреченную Церцу на произвол судьбы, найдя для себя новое пристанище.
Перед отлетом, чтобы обеспечить занятость многочисленных роботов, в Главный Мозгороб была заложена программа, направленная на то, чтобы пробурить всю толщу планеты, пройти сквозь ее ядро и выйти наружу с противоположной стороны.
Эль Рад сразу поставил вопрос: "Насколько выполнима эта задача?".
Главный Мозгороб долго шевелил колесами-дисками, пока не ответил, что задача практически невыполнима.
- Но, - уточнил он, в программу заложено еще одно условие. Когда на планете не останется сырья для разработки новых тугоплавких сплавов для производства труб, чтобы продолжить бурение, необходимо пустить на переплавку все сооружения Технического Центра, все автоматические устройства и, наконец, роботов. Таким образом, поставленная задача вела к взаимному уничтожению оставшихся роботов.
Только в этот момент Главный Мозгороб осознал всю чудовищную несправедливость заложенной в него Программы. Он обязан уничтожить всех роботов и себя ради совершенно бесцельной, невыполнимой задачи!
Эль Рад на мгновенье задумался и задал Мозгоробу вопрос:
- Можно ли приостановить действие Программы на какой-либо срок?
Главный Мозгороб долго шевелил своими "жерновами", пока не дал категорического ответа:
- Нет. Это можно сделать лишь целиком заменив заложенную в меня программу. Но она зашифрована, а код шифра неизвестен.
Эль Рад велел Мозгоробу показать закодированную Программу. Через несколько мгновений из щели нижнего диска показалась небольшая прямоугольная пластинка и высунувшийся из верхнего диска манипулятор передал ее Эль Раду. Он взял ее, сказав, что попробует подобрать код для расшифровки в Центре вычислений на своем корабле.
Телепортировавшись на корабль, Эль Рад сказал друзьям, что все им расскажет потом, а сам передал пластинку в Центр вычислений и, подключив свой карманный мозг, поставил перед ними соответствующую задачу. Вскоре Центр вычислений с помощью миниатюрной машины Эль Рада нашел код шифра и по заданию Разведчика подготовил новую Программу для Главного Мозгороба Церцы.
Предупредив экипаж, что скоро вернется, Эль Рад вернулся в бункер Мозгороба и ввел в него новую Программу. Получив задание, Мозгороб быстро замелькал, замигал своими табло и сигналами, радостно задвигались, закрутились его круглые колеса и через непродолжительное время он своим механическим голосом торжественно доложил Пришельцу, что новая Программа просчитана, и он готов приступить к ее исполнению.
Казалось, каждая деталь, каждая частица этого огромного, созданного руками человека интеллекта, этого искусственного мозга дышала благодарностью.
"Да, - подумал Эль Рад, - насколько жива в любом существе тяга к жизни, будь это даже обыкновенный робот, животное, насекомое, не говоря уже о человеке".
Он собирался телепортироваться на поверхность, как услышал слова признательности, произнесенные Мозгоробом:
- Спасибо тебе, человек, Пришелец из иного мира. Ты сохранил жизнь мне и моим собратьям. Заложенная тобой Программа ставит перед нами возвышенную и благородную цель, и мы выполним ее.
Попрощавшись с Мозгоробом, Эль Рад решил немного пройтись по планете.
В Техническом Центре и в зале сборки вовсю кипела работа. Уже вырисовывались конструкции мусоросборочной техники. Из металлических труб, обрезков металла монтировались плавучие автоматы для очистки водной поверхности. Довольный результатами своего труда, Эль Рад материализовался на корабле и рассказал экипажу с происшедшем.
Капитан перед отлетом на Найю-Ихору предложил еще раз облететь вокруг Церцы. Едва корабль спустился ниже, чтобы сделать прощальный виток, все с удивлением увидели, что планета, буквально на глазах, стала преображаться.
Исчезли дымовые выбросы. В атмосфере появились первые летающие роботы-очистители. Одна за другой пропадали горы мусора. Церца жила совершенно новой, напряженной, полной надежд и преобразований жизнью.
Спасена еще одна планета для будущей жизни. Эль Рад заложил в Программу Главного Мозгороба, как конечную цель, постоянный поиск и оказание помощи в развитии гуманоидной цивилизации.

Простившись с Церцей, корабль взял курс на Найю.
Постепенно скорость корабля настолько возросла, что члены экипажа испытывали постоянные перегрузки. Особенно тяжело было жителям Ырфы. Их почти сразу пришлось уложить в анабиоз.
Капитан поочередно с Эль Радом дежурили в Центральном пункте.
Космопилот постоянно находился в Центре вычислений, делая необходимые расчеты для прокладки кратчайшего курса на Найю-Ихору. Однако во время полета обнаружилось, что подходят к концу запасы пищи. Капитан предложил сделать еще одну остановку в находившейся по курсу корабля Звездной системе, - на нескольких планетах предполагались формы белковой жизни.
Остановив свой выбор на седьмой планете, где должны быть наилучшие условия для растительной и животной жизни, корабль пошел на сближение со звездной системой, вокруг светила которой вращалось девять планет.
Но едва они вошли в полосу притяжения системы, как на корабль обрушился метеоритный дождь, и по обшивке забарабанили камни, завыли сирены. Автоматический сплинкер, опередив реакцию людей, мгновенно изменил траекторию полета корабля. Зазвучал тревожный сигнал вызова в Центр вычислений.
Когда Эль Рад с капитаном там появились, то обнаружили, что табло высвечивает сигнал грозной опасности.
Информация, выданная Центром, была однозначной - немедленно покинуть пределы этой звездной системы, так как она захвачена обширным полем метеоритного потока, а что это означает, известно даже ребенку...
Эль Рад посмотрел на капитана и включил форсированный режим.
Двигатели натужно взревели, и корабль вырвался из зоны притяжения. Отклоняться от курса на Найю, терять время было нецелесообразно, и Эль Рад предложил капитану с космопилотом лечь в анабиоз, ибо без воды и пищи они долго не протянут. Немного поколебавшись, оба согласились.
Эль Рад остался на вахте. Впервые за время своих многочисленных космических странствий глубокое чувство тоски и одиночества охватило его. Он мог в одно мгновение телепортироваться на Андриоллу и оказаться среди своих родных и близких. Но никогда, ни при каких обстоятельствах он не мог бы оставить в беде любое разумное существо, не говоря уже о товарищах, с которыми ему пришлось столько вынести и испытать.
Мало кому из Разведчиков Андриоллы приходилось попадать в такие условия. Каждый из них был всегда уверен, что за его спиной сверхмощная цивилизация, которая придет на помощь своему сыну. А здесь, на этом крошечном осколке, летящем в бесконечном безмолвном пространстве, он один, и связи с родной планетой нет.
Эль Рад, занимаясь расчетами, большую часть дня и ночи проводил в Центре вычислений, пытаясь найти наикратчайший путь на Найю. Он выжимал из двигателей максимально возможную скорость.
Его физические и душевные силы были уже на пределе, когда расчеты показали, что конец пути близок. Скоро, совсем скоро должна появиться еле заметная точка Найи-Ихоры.
Уже выходя на ее орбиту, он заметил, как изменился внешний облик планеты. Среди изумрудной зелени океанов и морей виднелись бесчисленные острова ярко-оранжевой растительности, покрывающей материки. Кое-где проглядывали многоярусные строения городов и поселков.
Сделав три витка, Эль Рад обнаружил, что на одном из материков расположен огромный космический порт, и он нацелился прямо в центр гигантской площадки. Еще мгновение и космический корабль шестью упорами коснулся поверхности долгожданной Найи-Ихоры.
Эль Рад включил установку вывода экипажа из анабиоза и, не открывая люка, материализовался на белоснежной площади, покрытой продольными и поперечными черными полосами.
Оглядевшись по сторонам, он замер: настолько его потрясло увиденное. Прямо перед ним, словно живая, стояла его статуя.
Да, это бы он, Эль Рад, только в шесть-семь раз выше ростом: в скафандре, но без шлема, белоснежная прядь волос падала на высокий крутой лоб. Его напряженно поднятая рука, казалась, звала, указывая путь вперед, к звездам.
Рядом с ним стояли четыре статуи поменьше, изображавшие капитана, космопилота и еще двух членов экипажа корабля, на котором он только что вернулся.
За ними высоко вверх вздымалась стрела памятника. На его вершине в натуральную величину был изображен их космический корабль. Внизу на постаменте светилась надпись: "Народ Ихоры никогда не забудет Вашего великого подвига. Ценой своей жизни Вы спасли планету от гибели.
Благодарные потомки навсегда сохранят память о Вашем героизме".
Долго стоял Эль Рад у памятника, памятника самому себе, вглядываясь в застывшие, высеченные из камня черты своего лица, рубиновые глаза, твердый, упрямо сжатый рот и решительный крепкий подбородок.
И вдруг, внизу, у самого основания статуи, он увидел живые цветы, цветы его родины, цветы с Андриоллы!
Рядом светилась табличка, - на ней периодически вспыхивали всего три слова: "Буду ждать вечно..."
"Ил Нея!" - подумал Эль Рад.
Что-то подкатило к горлу, тугой непроницаемый комок перехватил дыхание и предательская набежавшая слеза блеснула в уголке глаза: "Она помнит. Она его не забывает. Она была здесь. Это ее цветы. Это ее слова..."
Он хотел немедленно телепортироваться на Андриоллу, но обнаружил, что окружен густой толпой молодых людей. Они его узнали: молчали, словно сравнивая его, живого человека, с каменным великаном.
Эти юноши и девушки были похожи и не похожи на тех людей, с которыми он много периодов назад встретился под поверхностью Найи-Ихоры.
Утреннее Светило теплыми ласковыми лучами освещало их одухотворенные, волевые лица. Они были значительно выше своих предков, выросших в глубинах планеты.
Эль Рад обратил внимание на шорох их мыслей и прислушался. Они мысленно переговаривались между собой:
- Неужели это тот самый Эль Рад!
- Живой!
- Невредимый!
- Здесь!
- Рядом!
Молодая девушка в плотно облегающем ее тело сиреневом одеянии подошла, дотронулась до него рукой и, не веря своим глазам, мысленно спросила:
- Вы тот самый Эль Рад с Андриоллы?
Он только кивнул головой. Ему трудно было говорить.
Да и что он мог им сказать? Что это он?
Тогда, в решающее мгновение, он повернул кристалл в кольце, вызвал гигантский взрыв, уничтожил громадный осколок, грозивший планете гибелью...
Да и стоило ли говорить об этом? Каждый Разведчик Андриоллы на его месте, наверняка, поступил бы так же...
2
Известие о возвращении корабля и экипажа, спасшего Ихору, быстро разнеслось по планете. Со всех сторон на космодром полетели взбудораженные неожиданным известием делегации.
В полном составе прибыл Совет Старейшин. Недалеко от мемориала опустился большегрузный летательный аппарат. Из него вышли Старейшины во главе с Главой Совета и направились к Эль Раду.
От группы отделился рослый седовласый человек. Приблизившись к Эль Раду, он низко поклонился, коснувшись пальцами его стопы, и обратился к нему:
- Я - Глава Совета Старейшин Ихоры, меня зовут Орх Третий. Я сын сына Орха, Главного Старейшины, который первым имел честь встретить экспедицию с дружественной нам Андриоллы. Народ Ихоры с величайшей радостью воспринял весть о вашем счастливом возвращении из небытия. Нам хотелось бы знать, кто из изваянных вместе с вами героев остался в живых... Как, все живы? - услышав мысленный ответ Эль Рада, воскликнул Орх Третий. - Я понимаю ваше нетерпение, желание немедленно вернуться на родину, но я прошу один день, только единственный день побыть на Ихоре. Планета хочет видеть своего спасителя. Мы сегодня устроим Праздник Встречи в честь вашего возвращения и после этого вы телепортируетесь на Андриоллу. Кроме того, необходимо решить судьбу людей, прибывших с вами с планеты.,. Если я правильно понял вашу мысль - с Ырфы - не так ли?
Как Эль Рад ни стремился скорее вернуться на родину, он не мог не выполнить просьбы. Слишком тесно переплелась его судьба с судьбой этого мужественного народа.
Рядом опустился небольшой шарообразный летательный аппарат.
- Это наш бихолет, летающий робот. Он уловит все ваши мысли и желания и доставит куда угодно, Я прошу вас воспользоваться этим видом транспорта. Нам еще далеко до решения проблемы телепортации, хотя кое-чего за это время мы добились. Кроме того, народ Ихоры хочет следить за вашим путешествием... Счастливого воздуха! До встречи вечером, - закончил свою мысленную речь Глава Совета.
Верхняя часть прозрачный полусферы открылась. Эль Рад забрался на сидение, и аппарат взмыл в небо.
Бихолет действительно чувствовал каждое движение мыслей Эль Рада и за непродолжительный промежуток времени они облетели всю планету.
На ней действительно произошли разительные перемены. Ожили океаны и моря. Поднялась растительность, хотя и была пока низкорослой, животный мир удивлял своим многообразием.
Безусловно, ихорцы за этот период много, очень много успели сделать, но еще больше им предстояло сделать...
Бихолет носил Эль Рада по просторам ожившей, возрожденной планеты. Он осмотрел все новейшие достижения технической мысли нового поколения.
Эти крепкие, рослые, уверенные в .себе люди делали все возможное, чтобы в некогда застывшую, мертвую пустыню вдохнуть жизнь. Всюду царил дух творчества, надежд и созидания.
Даже горы, казалось, ожили: растаяли, растеклись их высокие ледовые шапки. Склоны покрылись цветущей, пока невысокой, растительностью.
Морская вода так и манила к себе - мол, приди ко мне, и я раскрою тебе свои нежные объятия, я обмою твое уставшее от долгого пути тело...
Эль Рад не выдержал, остановил бихолет и как много периодов тому назад на Альдаиде, нырнул в ласковые теплые волны.
Вдоволь накупавшись в прозрачной зеленой воде, он. вышел на берег и сразу, как и всюду, где он останавливался, его окружила толпа юношей и девушек. Перебивая друг друга, они задавали вопросы. Везде мелькали счастливые дружеские улыбки.
Как же они не похожи на тех людей, которые жили в глубинах Ихоры!
Глаза тех излучали глубокую грусть и тоску, а этих - искрились радостью и весельем.
Эль Рад еле успевал отвечать на лавину вопросов, а к вечеру так устал, что еле добрался до отведенного ему помещения.
Немного отдохнув, он отпустил бихолет и материализовался в огромном сооружении, сделанном в виде прозрачной плавающей чаши, которое было предназначено для различных торжеств и встреч.
Чуть покачиваясь на океанских волнах, оно издалека привлекало своеобразным панно, изображающим раскрытый цветок, нежно переливающийся в лучах заходящего светила.
С внутренней стороны этой гигантской чаши удобные сиденья амфитеатром сбегали вниз, где на сравнительно небольшой прозрачной площадке возвышались несколько рядов кресел для почетных гостей и Совета Старейшин.
На внешних, закругленных краях чаши-цветка находились удобные места для летательных аппаратов, а чуть ниже в несколько ярусов расположились прогулочные площадки с множеством различных заведений и музыкальных салонов, обслуживающих торжественный Праздник Встречи.
Две ступеньки нижнего яруса спускались к самому морю, волны которого пробегали по их ребристой поверхности. Все это покоящееся на воде сооружение бурлило, кипело от возгласов, смеха, улыбок, возбужденное ожиданием людей.
Все кресла, кроме одного на центральной площадке, на которую было устремлено бесчисленное множество глаз, были заняты. На них располагался Совет Старейшин во главе с Орхом Третьим, а немного впереди сидели капитан корабля, белокурая женщина с Голубой планеты, которую звали Зея.
Справа от них находились космопилот, двое с Ырфы - Ыка и Ыурлак и два остальных члена экипажа: Охранители здоровья сумели поставить их на ноги.
Едва Эль Рад сел рядом, слева от капитана, как над чашей пронесся шквал веселых криков и приветствий. Никто не мог сдержать своей радости. Все шумели, прыгали, обнимали друг друга, размахивали руками, поднимали в воздух детей, показывая им вернувшихся героев.
Наконец, Орх Третий встал и, подняв руку, призвал всех к спокойствию и порядку. Усиленный громкоговорящей связью голос Орха, казалось, вознесся к небу, и откуда-то сверху донесся его властный, жесткий тембр.
- Братья, - сказал Глава Совета Старейшин, - вот они, эти герои, спасшие планету от гибели. Этим, и только этим людям Ихора обязана своим счастьем и благоденствием. Встаньте, братья, и преклоните перед ними колено.
Эль Рад увидел, как живая волна пронеслась по громаде чаши и все присутствующие, в том числе Старейшины, опустились на одно колено. Через несколько мгновений Орх встал, по взмаху его руки все снова опустились на свои места.
Могучий голос продолжал:
- От имени всех жителей Ихоры, а я уверен, что нет человека, который бы не участвовал в этом великом Празднике Встречи, ибо его видит и слышит вся планета, я благодарю вас.
Затем Орх Третий спокойно и неторопливо рассказал о судьбе планеты, о ее мужественном, не сложившем голову перед превратностями судьбы народе, об экипаже корабля, решившего ценой своей жизни спасти планету во время проведения сложнейшего эксперимента по возвращению Ихоры на прежнюю орбиту.
Эль Рада и экипаж Глава Старейшин попросил рассказать обо всем, что произошло с ними вплоть до их благополучною прибытия. Вся Ихора с нетерпением ждала этого рассказа.
Вначале Эль Рад, затем капитан и космопилоты поделились своими впечатлениями. За ними выступили Зея с Голубой планеты и представители Ырфы. Их речь с помощью укрепленного на пластинке коричневого прямоугольника тут же переводилась на язык Ихоры.
В заключение Орх Третий предложил инопланетянам принять их под свой кров, пообещал всеобщее уважение и гостеприимство.
Зея с Голубой планеты согласилась, а Ыка и Ыурлак попросили Эль Рада взять их на Андриоллу.
- Полагаю, Совет даст согласие и за вами пришлют звездолет, - сказал Эль Рад.
Тепло поблагодарив ихорцев за теплую встречу, он обнял своих товарищей и, пообещав вернуться, телепортировался на Андриоллу.
3
Когда он материализовался в Зале Совета, его неожиданное появление нарушило спокойное течение заседания. Обычно уравновешенные и величавые члены Совета вскочили со своих мест и окружили давно считавшегося погибшим лучшего разведчика Андриоллы.
Эль Рад подробно рассказал Совету обо всем, что с ним произошло, и передал просьбу ырфаян.
Ставший Главным Советником Зо Гор встал, подошел к Эль Раду и, положив ему руку на плечо, поблагодарил от имени Совета за все, что он сделал. Одновременно он ответил на его нетерпеливые мысленные вопросы:
- Ил Нея ждет... Как всегда, работает в своей лаборатории... Сын открыл новую планету. Сейчас он там. Он стал очень хорошим Разведчиком... Когда он выйдет на связь, мы сообщим о твоем возвращении. Мы тоже хотим устроить тебе торжественную Встречу. Не каждый раз герои возвращаются из вечности... Кстати, в городе Памяти на Площади Погибших установлен твой двойник. Он сделан из твоей клетки. Мы не стали одушевлять его. Ил Нея была против Она ждет только тебя. Только она верила, что ты жив и вернешься...
Эль Рад больше не мог ничего слышать, и, не попрощавшись, телепортировался в лаборатории Ил Ней.
Увидев материализовавшегося рядом с ней мужа, она выронила из рук сосуд с желтоватой жидкостью, разлившейся небольшой лужей по гладкому полу, бросилась к Эль Раду, приникла лицом к широкой груди и долго стояла, прижавшись, вслушиваясь в гулкие, тревожные удары его взволнованного сердца. Потом отошла на шаг, вгляделась в знакомые черты его измученного лица и сразу поняла, сколько ему пришлось пережить и выстрадать за эту долгую, долгую разлуку.
Ласково дотронувшись рукой до мягкой спутанной пряди волос на крутом упрямом лбу мужа, она мысленно сказала:
- Как же долго тебя не было, Эль Рад, но я ждала, ждала и верила, что вернешься живым и невредимым. Ты из породы несгибаемых. Такие, как ты, не умирают просто так.
- Я тоже ждал и надеялся. И даже в самые тяжелые минуты, вспоминая тебя, твое лицо, я был уверен, что вернусь к тебе, к сыну, на свою родину, - одними глазами ответил Эль Рад.
- Что это у тебя? - удивилась Ил Нея, увидев на груди мужа странный сосуд с маслянистой жидкостью
- Это "запах смерти".
- Откуда?
- С планеты Ырфа. Я думаю, что тебе стоит над ним поработать. Вполне возможно, что его можно будет использовать во время дальних разведок на планетах, где обитают хищники.
- Как раз на такой сейчас наш сын.
- Где это?
- В звездной системе Вокмира, в соседней Галактике.
- Когда я увижу его?
- Надеюсь, скоро, ведь ты уже был в Совете? Они сообщат ему о твоем возвращении.
- Да, был. Все рассказал. А теперь отложи свою работу. Мы отправимся в Город Отдыха Мне есть, что тебе поведать.
- Хорошо, только подожди, пока биоробот уберет эту жидкость, которую я пролила. Ведь одной капли ее достаточно, чтобы отравить целую планету.
Внезапно перед ними появился Эль Ней. Он бросился к отцу и они долго по-мужски сжимали друг друга в объятиях
- Тебе сообщил Совет, что я здесь?
- Да, - кивнул Эль Ней, - я не мог ждать ни одного мгновения и сразу телепортировался сюда. Я знал, что тебя можно сейчас найти только у матери.
- Как там мой двойник? - шутливо спросил Эль Рад,
- Хорош, но ты лучше, - улыбнулся сын.
Эль Рад посмотрел на его возмужавшее лицо и подумал:
"Как все-таки страшны парадоксы времени! Ведь теперь он на половину Круга Развития старше меня. И все-таки слава Хранителям здоровья Андриоллы, добившимся практически полного бессмертия жителей планеты. Благодаря их умению только вступившего в жизнь юношу почти не отличить от зрелого мужчины".
Повидав отца, Эль Ней телепортировался на вновь открытую планету, которую исследовал.
Эль Рад с женой отправился в Город Отдыха.
Они получили сообщение, что звездолет с представителями Ырфы уже прибыл на Андриоллу и они, находясь в Городе Знаний, проявляют необыкновенный интерес к учебе.
Вскоре Эль Рад стал готовиться к новой экспедиции, а Ил Нея, заинтересовавшись "запахом смерти", решила тщательно его исследовать. Прибыв в свою лабораторию, она открыла пробку и поднесла флакон к носу.
Все ее существо пронзил дикий страх. В каждой клеточке тела поселился ужас. Казалось, еще мгновение и ниточка, на которой держится жизнь, оборвется, и она успокоится навеки.
Судорожным движением руки она закрыла колпачок и с глухим стоном рухнула на пол, потеряв сознание.
Немного погодя, Ил .Нея пришла в себя, поднялась с пола и более внимательно рассмотрела зажатый в ладони маленький сосудик. Да, с ним надо обходиться осторожно, иначе можно натворить много бед.
Она вызвала своих помощников, и они с особыми предосторожностями приступили к исследованию содержащейся в сосуде жидкости. Между тем десант Эль Нея на планете Озра столкнулся с удивительным по многообразию животным миром. При полном отсутствии разумных существ на планете были непроходимые леса и джунгли.
Встречи с экзотическими животными, особенно с хищными, не всегда проходили гладко. Хотя ни среди животных, ни среди людей жертв пока не было, но всюду чувствовалась грозная опасность Она буквально витала в воздухе и заставляла Разведчиков быть особенно внимательными и осторожными.
Хищные чудовища Озры пока не проявляли интереса к людям и довольствовались более мелкими животными, обитавших в местных лесах и водоемах.
Неожиданно с планетой прервалась связь. Затем снова возобновилась, но сообщение Эль Нея встревожило Совет.
Эль Рад, участвующий в работе Совета, как консультант по Контактам, телепортировался в лабораторию Ил Ней, и передал, что на Озре творится нечто странное.
Некоторые животные, поначалу казавшиеся безобидными, вдруг стали кровожадными. Вследствие этого на планете нарушается природное равновесие: исчезают целые виды животных. ,
Разведчики сейчас находятся в звездолете и не могут выйти. На них мгновенно бросаются какие-то хищные твари таких размеров, что без особого труда могут проглотить не менее трех Разведчиков вместе с их скафандрами и оружием.
Конечно, легче всего уничтожить чудища. Но непонятна сама ситуация, сложившаяся на планете. Да и зачем, собственно, нужна такая планета, по которой надо ходить, постоянно оглядываясь и держа палец на пусковой кнопке парализатора,
Разведчики попросили Совет оказать им помощь каким-либо радикальным средством, которое могло бы хоть на какое-то время утихомирить разыгравшиеся на планете страсти.
- Мне кажется, что "запах смерти" был бы им как раз кстати.
- Я тоже так думаю, - ответила Ил Нея, - но я провела множество опытов. Разложила состав жидкости на мельчайшие составляющие, завела специальную пластинку со спектральным анализом, где исследуется каждая частица запаха, тончайшие оттенки его аромата. Но от меня все время ускользает какой-то нюанс, какая-то мелкая подробность.
- Погоди-ка, - сказал Эль Рад, - а что если привлечь к этому девушку, ее зовут Ыка, которую я привез с Ырфы? Возможно, она знает и подскажет, как эту жидкость делают у них на планете.
- Эта мысль не приходила мне в голову! - обрадовалась Ил Нея. - Возможно, в данном случае влияет порядок смешивания компонентов раствора. Попробуй разыскать ее. Она в Городе Знаний.
Вскоре Эль Рад появился в лаборатории Ил Ней со смуглой девушкой с красивыми черными глазами. Ыка сразу понравилась Ил Нее.
Эль Рад вернулся к работе в Совете,
4
Ыка знала не только способ изготовления "запаха смерти", но и помнила все запахи растений, идущих на его изготовление, а также последовательность смешивания растворов. Она помнила, что жидкость при добавлении определенного вида раствора подогревают до кипения, а перед вводом последнего компонента - масла лесного корня-невидимки по названию Ыхтис - раствор охлаждают в течение одного полного светового периода Ырфы.
Обе женщины склонились над треножником, и Ыка безошибочно отбирала пластинки с определенными составляющими и укладывала в одной, только ей известной, последовательности. Лишь однажды она заколебалась, но затем уверенно положила пластинку на предназначенное для нее место.
Забыв о времени, Ил Нея и ее новая помощница днем и ночью с увлечением работали над изготовлением искусственного состава "запаха смерти".
Наконец, все составляющие кипели в прочном прозрачном сосуде. Женщины с нетерпением ждали, когда жидкость остынет, чтобы выждать время светового периода Ырфы, благо он не был особенно длинным, а потом добавили туда последний компонент - Ыхтис.
Надев специальные маски, Ил Нея и Ыка приступили к заключительной стадии опыта. На их глазах жидкость трижды меняла свой цвет, пока не начала быстро густеть, превращаясь в зеленоватую студенистую массу.
С замиранием сердца Ил Нея достала одну каплю раствора и влила в прогтон - распылитель, подошла к глухой стене, за которой находились специально отобранные различные виды животных. Там были крупные хищники, мелкие грызуны и даже летающий дракон с планеты Иртар.
Ил Нея нажала кнопку, сегментные стены разошлись, - перед ней высились клетки с животными. Направив прогтон в их сторону, Ил Нея нажала кнопку. Из прогтона вырвалась струя воздуха с "запахом смерти".
Звери завыли, заметались, заскрежетали зубами: испуганно прижимаясь к задней стене, принимали оборонительные позы. Они стремились прильнуть к полу, исчезнуть, раствориться, убежать, лишь бы не чувствовать губительного для них "запаха смерти".
Все помещение заполнилось дикими воплями обезумевших от страха животных, некоторые из них падали замертво.
Ил Нея включила мощный отсос воздуха. Оставшиеся в живых звери постепенно успокоились: вставшая дыбом шерсть улеглась, они с жадностью поглощали воду.
Биороботы быстро установили, что у части животных от страха произошло кровоизлияние в мозг, а кое-кто скончался от разрыва сердца.
Погибших животных заменили; Ил Нея произвела еще несколько опытов с различной концентрацией искусственно созданного "запаха смерти", чтобы окончательно убедиться в его безотказности.
Наконец, Ил Нея прекратила эксперименты и, сняв маску, в изнеможении опустилась в биокресло, сразу принявшее форму ее тела. Ыка сделала то же самое.
Немного отдохнув, Ил Нея сказала, что теперь надо приступить к следующему этапу.
- Какому? - удивленно спросила Ыка, - разве мы не сделали "запах смерти" искусственным путем? Это настоящий "запах смерти", я слишком хорошо его знаю. Меня таким образом лишили моей домашней Ыпматы, которую я сама приручила и очень любила. Это сделали недруги моего отца.
- Да, - ответила Ил Нея, - "запах смерти" мы сделали, но он действует и на людей. Я это испытала на себе. Значит, надо добиться его безопасности для человека.
- Так ведь это очень просто! - вскричала Ыка, - надо взять одну каплю и резко охладить ее. Потом можно ее и нюхать, и натирать тело. Для любого человека жидкость после этого будет совершенно безвредной.
- Тогда покажи, как это делается, - обратилась Ил Нея к ырфаянке.
Та подошла к сосуду, капнула на пластинку, заложила ее в холодильную камеру, резко понизила температуру, затем быстро вытащила. Калля на пластинке дрожала упругим, легким шариком.
Ыка смахнула шарик себе на ладонь, растерла им грудь и приложила пальцы к самому носу. Потом, как ни в чем не бывало, подбежала к стене, нажала кнопку, и из-за решеток снова раздался истошный вой.
Ырфаянка закрыла стену, и вой прекратился, а она подошла к Ил Нее, демонстрируя, что с ней за это время ничего не произошло.
- Ты молодец, - не выдержала Ил Нея и поцеловала девушку в щеку.
В это время в лаборатории материализовался Эль Ней.
- Я нашел виновника массового психоза на Озре, - обратился он к матери, показывая небольшой прозрачный шар с метавшимся внутри маленьким зверьком с острой хищной мордочкой и длинным упругим хвостом, усыпанным колючками. - Вот это существо, оказывается, удивительным образом действует на некоторые виды животных, побуждая их к массовому беспощадному убийству. Совет Андриоллы разрешил мне доставить его к тебе для всестороннего изучения причин его воздействия на хищников.
- А у меня сюрприз для тебя, - улыбнулась Ил Нея, - вместе с этой девушкой с планеты Ырфа мне удалось, наконец, искусственным путем получить "запах смерти". Теперь Разведчики могут не опасаться хищников. Любая тварь от этого запаха умирает от страха или становится бешеной. А .для человека она безвредна. Мы приготовим этот состав в необходимом количестве и направим на Озру. Инструкцию я сделаю.
Внезапно Ил Нея увидела, что сын не следит за ее мыслью, а неотрывно глядит на ырфаянку, не в силах оторвать от нее глаз. Она улыбнулась и телепортировалась в Совет, чтобы сообщить о своей удаче.
Когда она вернулась, Эль Нея не было, а Ыка, глубоко задумавшись, сидела в кресле.
Вскоре Эль Рад приступил к подготовке экспедиции на Ярту.
Ил Нея вместе с сыном телепортировалась на Озру, чтобы лично убедиться в действенности "запаха смерти", а заодно выяснить причины массового психоза животных, побуждающие их уничтожать друг друга.
Ыка дни и ночи проводила в Городе Знаний, успешно преодолев первую половину Круга Развития. Ее мечтой было стать Разведчиком космоса и еще раз увидеть Эль Нея.
Эрнст Малышев. Властелины Галактики